Грустный диагноз

№51 (586) от 24 декабря 2008 г.

Свидания с родными и близкими — в строго определенное время. Понимаю: режим, процедуры и все такое… Но здесь лежат дети из отдаленных районов, и требовать, чтобы ехавшие 4-5 часов на автобусе родители «укладывались» в эти рамки, как-то странно.

Требования к передачам тоже очень строги: узкий список продуктов и не более 3-х штук фруктов. А если родители из Нюксеницы могут навестить ребенка только один раз в неделю? Сама видела, как мама тайком подкармливала 14-летнюю дочку за лифтом мясом, потому что каши и прочее, чем кормят в больнице, девочка есть не может. При этом медперсонал очень ругался: «Еще раз такое увидим — перестанем пускать!» «Мама, я все время хочу есть…» — шептала дочка, оглядываясь.

Мой ребенок, едва отпив, оставил на тумбочке открытый пакет с соком, пока разговаривал по телефону. Тут же пришла медсестра и сок унесла выбрасывать. Он только облизнулся. Молча, потому что ребенку никогда не убедить взрослого не обижать его. Когда ребенок плохо себя чувствовал и лежал в палате, меня к нему пустили ненадолго, ворча, что я нарушаю его покой. При этом в палату каждые двадцать секунд врывались более взрослые дети, которые орали и топали вокруг кроватки, и никто не делал им замечания.

Наличие мобильников тоже не поощряется. И никак не объяснить, что в деревне Большие Катышки другой связи нет, а разговаривать с мамой и папой ребенок хочет каждый день. Мне пришлось чуть ли не насильно вызволять зарядное устройство из кабинета врача и требовать от медсестры, чтобы она позволила ребенку зарядить телефон. Меня тут же окружили другие дети, которые кричали, что у них зарядки отобрали тоже…

Я понимаю, почему в областной больнице стараются максимально устранить взрослых. Чтобы у них волосы не встали дыбом от того, как распоряжаются их детьми.

11
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.