На земле и на воде

№4 (643) от 26 января 2010 г.

Отец Павла Константиновича был бакенщиком: от него вологжанин унаследовал и «речную» профессию, и страсть к охоте, которую передал теперь уже своим детям. | Фото Натальи Михайловой

Охотник Павел Тяпугин мечтает о том, чтобы своеобразие вологодской природы сохранилось для будущих поколений.

«Пусть в наших лесах станет больше зверья, пусть сохранятся и глухариные тока, и вальдшнепиные тяги, чтобы наши дети и внуки тоже узнали и увидели ту красоту, которую знали и видели мы», — говорит Павел Константинович.

Он сочетает работу капитана на теплоходе «Малиновка» с регулярными походами в лес. Работа Павла Константиновича на реке Сухоне на участке от Вологды до Шеры (шлюз №7) похожа на работу дорожников: он следит, чтобы в порядке были все обозначения для речных судов, указания на мели, путевые знаки и т.д. «Вот на реке судно, а вот и природа рядом, рукой подать. Этим мне моя работа и нравится», — поясняет капитан.

К охоте Павел Тяпугин пристрастился еще в раннем детстве. Первое ружье — курковую одностволку 16 калибра — ему подарил отец. «Я учился примерно во втором классе. Помню, как едва хватало силенок носить ружье с собой: волочилось по земле, а все равно нес», — с улыбкой вспоминает охотник.

Повзрослев, Павел понял, что охоты только на мелкую дичь ему не хватает. Молодому человеку хотелось совершенствоваться, но его отец охотой на крупного зверя не занимался. Помогла случайная встреча в лесу со старшим охотником. «Это Валентин Анатольевич Гурылев — исключительно опытный охотник, один из лучших в своем деле. Он редко кого брал с собой в лес, хоть и просились с ним, а я вот чем-то ему понравился, хоть и в сыновья ему годился. Многому он меня научил, с ним вместе я и добыл своего первого лося», — рассказывает Павел Константинович.

С тех пор в его жизни было немало «серьезных» трофеев: лосей, медведей, кабанов, волков. «Но с возрастом отношение меняется: уже нет такого желания перехитрить и добыть зверя, как по молодости, появляется жалость ко всему живому, и сейчас иногда бывает такое, что я отпускаю зверя, потому что я так хочу. Вот выйдет на меня лось: да, я перехитрил его, да, вот он передо мной, но я не выстрелю — отпущу и скажу: «Хорошо, что на меня попал, а не на кого другого», — говорит Павел Константинович. Охотник считает, что не во всем прав был академик Павлов, когда доказывал, что животными руководят только инстинкты. «Вот, например, медведь выходит кормиться на овсы, а ведь он понимает, что воровать идет, как вор, и оглядывается, и осматривается, чтоб никто не заметил», — поясняет свою точку зрения вологжанин.

В лесу Павлу Константиновичу помогают верные друзья — лайки Умка и Ярик, кстати, обе собаки — чемпионы области, обе не раз получали награды на различных выставках и испытаниях. Недавно Умка принесла 6 щенков, и уже сейчас у каждого маленького четверногого охотника уже есть будущий владелец.

Любимыми видами охоты Павел Тяпугин называет охоту на гусей и особенно загон волков. «В это время зимы в лесу коровы у лосей почти все уже без телят остаются: волки загоняют и съедают. Встречались мне не раз и покусанные лоси. Охота на волков — самая трудоемкая, но необходимая. Волков я стараюсь добыть и побольше, вот около 10 января двух добыл — волка и волчицу», — рассказывает Павел Константинович.

Страсть Павла Константиновича к охоте разделяют и его сыновья: старший Андрей — охотовед-биолог, младший Константин — студент зоофака молочной академии. «Надеюсь, они продолжат мое дело, и увлечение охотой станет нашей семейной традицией», — говорит Павел Константинович.

Наталья Михайлова

2
0