«Форма мне идет»

№7 (646) от 16 февраля 2010 г.

Надежда Иванова форму судебного пристава носит с достоинством и гордится выбранной профессией. | Фото Ольги Ильинской

Судебный пристав Надежда Иванова — одна из немногих среди коллег, кто может похвастаться 16-летним стажем работы.

16 лет — очень много, поскольку сложная, часто сверхурочная, напряженная работа судебного пристава, общение с агрессивно настроенными должниками и нервничающими взыскателями, необходимость безупречно знать законодательство не только в сфере исполнительного производства — все это ежедневно требует от пристава огромной ответственности. И не каждый может долгие годы сохранять верность профессии.

В школьной характеристике Надежды Ивановой написано: «обостренное чувство справедливости». Без этого качества успешно и результативно работать судебным приставом практически невозможно. «Правосудие не может свершиться, если решение суда не доведено до конца, — считает она. — Задача судебного пристава — сделать это».

Сейчас Надежда Петровна — судебный пристав-исполнитель межрайонного отдела судебных приставов по особо важным исполнительным производствам, то есть занимается преимущественно взысканием задолженности с юридических лиц. А с 1993 года, когда она только начинала работу в системе судебных приставов, дела бывали самые разные. Ситуации, в которых требовалось проявить не только профессионализм, но и чисто человеческую выдержку и решительность, случались самые разные…

Однажды в квартире, куда она пришла проверить имущественное положение должника, ее ожидали несколько мужчин в наколках, которые как раз отмечали освобождение из мест лишения свободы одного из них… Выпускать женщину они не хотели, но она предупредила, что внизу ее ждет охрана, хотя на самом деле пришла одна…

В другой раз мама должника просто заперлась с ней в квартире, когда другой пристав направился за понятыми. «Я вела переговоры с коллегой через запертую дверь, потому что женщина заявила, что никого не впустит и никого не выпустит», — вспоминает Надежда Иванова. Кстати сказать, соседи из какой-то нелогичной солидарности отказались подтвердить факт незаконных действий против пристава. «Вам же тоже может потребоваться помощь судебного пристава, — объясняет Надежда Петровна в случаях, когда приходится сталкиваться с негативом к ее профессии. — Сегодня вы не хотите помочь взыскать в чью-то пользу долг, а завтра не помогут вам». Однако не все понимают это. «Виноват низкий уровень правосознания населения», — считает она, но форму судебного пристава носит с достоинством: нужно гордиться выбранной профессией. «К тому же форма мне идет», — улыбается вологжанка.

За годы своей работы Надежда Иванова стала более терпимо относиться к людям со всеми их недостатками и проблемами — столько дел, судеб, характеров прошло перед ней, что стало ясно: зачастую с человеком нужно просто серьезно, вдумчиво поговорить, чтобы он не чинил препятствий в работе пристава, осознав возможные последствия своего поведения. Успешное завершение исполнительного производства всегда приносит ей удовлетворение, а сложности заставляют сосредоточиться на достижении цели.

Примечательно, что спутник жизни Надежды Петровны — ее коллега. Он работает судебным приставом по охране установленного порядка деятельности судов, в группе быстрого реагирования и признан лучшим судебным приставом 2009 года. Поэтому дома им легче понять друг друга. «Он сразу видит, когда я пришла в плохом настроении, и мне достаточно двух слов, чтобы он понял, что произошло, и постарался отвлечь меня, — рассказывает Иванова. — Дома мы стараемся не говорить о работе, хотя нередко за ужином все равно обсуждаем рабочие вопросы». А ее 7-летняя дочка собирает все газетные вырезки, где есть фото мамы во время исполнительных действий.

Ольга Ильинская


Опубликовано:

  • «Премьер – новости за неделю» № 7 (646) от 16-22 февраля 2010 г., стр. 21
10
0