Знакомство через полвека

№22 (661) от 1 июня 2010 г.

Александр Климихин (в центре) с друзьями. Его любили девушки, ученики и боевые товарищи за исключительную доброту, а он прятался от одиночества в дневниковых записях. | Фото из личного архива

Благодаря дневникам отца-фронтовика вологжанка Ирина Суворова через 55 лет жизни заново познакомилась со своим папой.

«Мой отец Александр Васильевич Климихин рано умер, и потому я почти его не помню. Виновны в его ранней смерти тяжелые ранения в грудь, полученные на войне. В семье о папе почти ничего не рассказывали, и только в этом году я заново познакомилась со своим отцом благодаря его дневникам: их отдала мне папина сестра совсем недавно», — рассказывает Ирина Александровна.


Жизнь простого человека

Ее папа Александр Климихин родился 25 февраля 1924 года в крестьянской семье в Вожегодском районе в деревне Курицыно, относящейся к территории, которую в народе называют Пунема. «Дедушка мой Василий Александрович был председателем колхоза, бабушка Асенеора Андреевна, очевидно, занималась домашним хозяйством. Она умерла, когда папе было всего 9 лет, и для мальчика это стало одним из самых тяжелых потрясений», — говорит Ирина Суворова. Маленький Александр, росший без материнской ласки, очень привязался к своим крестным родителям — Филиным Андрею Александровичу и Адели Александровне. Они стали для него вторыми мамой и папой.

Ирина Суворова узнала о детской трагедии своего папы, когда прочла его записи. Александр Васильевич начал вести дневник ежедневно уже после возвращения с войны, а все, что было до этого, описал по своим воспоминаниям в коротеньких главках. Тетрадку, в которой он вел записи, Александр Васильевич назвал «Жизнь обыкновенного человека XX века». «Я не могу знать точно, что подвигло моего отца вести дневник. Но все-таки я предполагаю, что иногда, еще с детских лет, после смерти своей мамы он чувствовал себя очень одиноким человеком, и ему нужно было кому-то доверить свои мысли и переживания», — считает Ирина Александровна.

После школы, законченной только с отличными отметками, Александр Васильевич отправляется в Вологду — поступать в педагогическое училище. Однако перед войной учебу пришлось бросить: в то время в училище ввели плату за обучение и отменили стипендии. Поддержать юношу материально его семья не смогла, и Александру пришлось вернуться обратно на родину. Как следует из записей, он тяжело переживал расставание с друзьями и любимой девушкой Марусей, вероятно, оставшейся в областной столице. А Александру пришлось вернуться в свою деревню, где сначала он работал в колхозе, а в 1941-42 гг. учительствовал в Ухтомской начальной школе.


Испытание войной

В 1942 году Александра Климихина призвали в 391-й запасной стрелковый полк — командиром стрелкового отделения. В 1943-м по собственному желанию Александр Васильевич переводится в разведку 291-й стрелковой дивизии. Вот что пишет Александр Климихин в своем дневнике:

«21 августа с группой товарищей вернулись с боевого задания близ Тарту. Устроили большой привал в ожидании ужина. Неприятель вел легкий минометный огонь. Не обращали никакого внимания. Но одна из дьявольских мин ударила в дерево, под которым сидели разведчики, и … получилось то, что ждешь каждую минуту. Из 8 человек двоих убило, двух тяжело ранило, у четверых — легкое ранение. В числе тяжелораненых был я (слепое осколочное ранение в грудь и левую руку). Один осколок 0,7х1 см, второй 2,5х2 см в нижней доле левого легкого за тенью сердца. Рука перебита. О жизни не думал.

В полумертвом состоянии отправлен в санбат, а позднее в госпиталь в Псков. Поддерживали жизнь, но операцию делать не решались. 15 сентября прибываю в Горький в ЭГ-2817 (эвакогоспиталь. — Прим. ред.) и попадаю в умелые руки врача Галашиной Т. М. и Кожевникова А. И. Да, она, Татьяна Матвеевна, мой спаситель Она вернула мне хотя и не завидную, но жизнь. Честь и слава нашим врачам. И так я живу, но жизнь как детская рубашка — короткая и обосранная.

10 января 1945 г. медкомиссия признала меня негодным к службе и демобилизовала домой. В пути домой проездом заезжаю в Вологду к бывшей знакомой Марусе. Она вышла замуж. При прощании желаю быть матерью-героиней, но она заявляет: «Нет».

… Знакомая Вожега, Глухая Пунема. Даже не верится, что опять дома».


До свидания, учитель!

После войны Александр Васильевич с трудом привыкает к судьбе больного. Он вынужден постоянно лечиться, его мучают сильные боли, но мужчина не сдается: продолжает учебу, работает учителем, регулярно ведет дневник, много читает — классику, русскую и зарубежную, и ежедневно газеты. В дневнике ветеран пишет: «Пройденный день с непрочитанной газетой считаю неполноценным. Наткнулся на речь Черчилля, направленную против СССР, и позднее — интервью со Сталиным. Возмущен, сердцем чувствую что-то недоброе».

Внешне Александр Климихин оставался красавцем-мужчиной и очень нравился девушкам. «Однажды друг-фронтовик, потерявший ногу, сказал моему папе: «Как ты хорошо выглядишь! Как будто и на войне не был». Папа молча расстегнул рубашку, показал страшные рубцы на груди. Дальше была немая сцена», — рассказывает Ирина Суворова. Александр Васильевич женился, одна за другой появились две дочери. Чтобы спастись от кровохаркания, соседи посоветовали ветерану завести щенка, якобы собачье мясо помогает от туберкулеза. «В доме щенок появился и долго жил в нашей семье. Папа наотрез отказался лечиться за счет чужой жизни», — говорит Ирина Александровна.

Она записала воспоминания учеников своего отца — все как один говорят о беспримерной доброте своего педагога. К 1950-му году Александр Васильевич стал директором Раменской 7-летней школы, ребята его очень полюбили и тяжело переживали его раннюю смерть в 1956 году. Вспоминает одна из учениц, Нина Бахтина: «В день похорон в школе учились только 1-е классы. Когда по дороге мимо школы на кладбище проносили гроб, мы, первоклассники, соскочили с мест к окнам. Махали руками и кричали: «До свидания!»

…Ирина Суворова пошла по стопам отца. Она тоже педагог, работает воспитателем в детдоме, вторая дочь Светлана стала врачом, живет во Владивостоке.

Наталья Михайлова