Детская битва

№23 (662) от 8 июня 2010 г.

По словам Антонины Боровой, она очень хорошо помнит свое военное детство, потому что такие тяжелые испытания не забываются. | Фото автора

Антонина Боровая школьницей мечтала убежать в партизаны, но и без партизанских боев ее детство было битвой за жизнь.

«Больше всего мы боялись слова «рабство». Взрослые говорили: «Вот завоюют нас немцы, и дети наши станут рабами». И не было для нас страшнее участи», — вспоминает вологжанка Антонина Дмитриевна.


Все для Победы

Она родилась в деревне Павловская в 5 км от архангельского городка Вельск. Родители Антонины были крестьяне, до войны в семье росло 6 ребятишек, после войны на свет появилось еще трое детей. «Тяжело жилось в большой семье. Картошку и ту ели не каждый день, когда наварят, так праздник был для нас. А как одевались, так страшно вспомнить. Обувь шили только для родителей, бабушки и старшего брата, так же и верхнюю одежду. Все вещи дети донашивали друг за другом, но вы сами представьте, какие обноски и в каком состоянии самым младшим доставались», — рассказывает Антонина Дмитриевна.

С началом войны жить стало еще тяжелей. Отца Антонины — Дмитрия Прокопьевича — почти сразу же забрали на фронт, воевал он под Ленинградом, на западном и южном направлении, а закончил войну в Югославии. С уходом взрослых мужчин все трудовые обязанности разделили между собой женщины и дети. 10-летняя Антонина вместе с ровесниками весной развозила навоз по полям, собирала золу по домам для удобрения колхозной земли, летом — трудилась на сенокосе, осенью — подбирала колоски, но и их нужно было сдать государству. «Очень высоки были налоги: все для фронта, все для победы. Помню, как в 43-м году я заработала в колхозе 3 десятка яиц. Принесла домой, а бабушка говорит: «Нужно немедленно их сдать в счет налога». Я так плакала, что бабушка не выдержала: «Сварим, сварим тебе яичко». И, правда, сварили», — вспоминает Антонина Дмитриевна.

Даже болезни и травмы не освобождали детей от работы. Например, когда при развозке навоза Антонина так сильно травмировала ногу, что выйти в поле больше не могла, для нее все равно нашли занятие. Девочка готовила обеды для всех, кто трудился на сенокосе: как правило, это был овсяный суп с добавлением разных трав и иногда картошки. Меню для детей военных лет почти полностью состояло из разного сорта трав. «Мы ели щавель, хвощ полевой, дудки борщевые — все съедобные растения подбирали, а также ягоды и грибы. Были у нас свои лакомства — наконечник хвоща полевого, к примеру. Он вкусный. Даже сейчас на даче я радуюсь, когда нахожу его», — улыбается вологжанка.


Мечты военного детства

В течение учебного года детей все же подкармливали: один раз в день в школе давали овсяный суп. Начальную школу Антонина закончила в родной Павловской, а семилетку в Вельске. Каждый день, независимо от погоды, ребята ходили 5 км на уроки и обратно, а иногда оставались ночевать прямо в здании школы. Ни в Павловской, ни в школе в Вельске не было электричества. Учились при свете керосиновых ламп. «А как нам хотелось учиться! Как хотелось читать! Помню, как читала про Павлика Морозова взахлеб, а бабушка кричит: «Опять керосин жжешь!» Приходится лампу гасить и зажигать лучину, так при лучине и читали», — говорит Антонина Дмитриевна. Писали на старых газетах — на полях и между строк, учебники носили в сумках из холстины, сотканной дома мамами и бабушками.

Все новости с войны деревенские ребята узнавали от городских, а те — от своих родителей. Поскольку в Павловской не было ни электричества, ни радио, за всю войну Антонина ни разу не слышала легендарного голоса Левитана. Антонина Дмитриевна вспоминает: «Вечерами собирались с девочками, читали сводки, вести с фронтов, как партизаны боролись с немцами. И вот мы, три девочки, я, Женя и Зоя, решили уехать на поезде и добраться до партизан, все уже подготовили и утром хотели идти на поезд, но нас задержали и так ругали, и говорили, что нас все равно вернут. Так сорвались наши планы и мечты. А в небе часто летали вражеские самолеты, а мы, дети, переживали, но, слава Богу, нас не бомбили».

9 мая 1945 года ребята из Павловской, как обычно, пришли в школу, но учиться им в этот день не пришлось — все праздновали Победу. «Все смеялись и плакали, потому что у многих детей отцы, старшие братья погибли, пропали без вести. Мой отец Дмитрий Прокопьевич Баракшин прошел всю войну, дважды был ранен, домой вернулся в сентябре 1945 года, когда учебный год уже начался», — рассказывает Антонина Дмитриевна.


Мирная жизнь

Антонина закончила школу в 1946-м году. Вот так ветеран описывает свой наряд для выпускного вечера: «Мама дала мне свое платье: длинное такое, все в цветах, а мы тогда все до того худющие были, словами не описать, болталось оно на мне и туда, и сюда, но я подвязала как-то на поясе. А ботинки были дядины 40-го размера, как сейчас помню, коричневые такие. Бабушка сказала: «Ты ботинки в руках до школы неси, а перед школой обуйся, там посиди в ботинках немного, а обратно снова в руках неси». Так я и сделала, конечно».

После школы девушка мечтала стать педагогом, но в юности она заикалась: однажды школьница возвращалась из школы в деревню, и ее сильно напугала собака. Антонина поступила в лесохимический техникум и получила диплом техника-технолога в 1950-м году. «Во время учебы вместо стипендии выдавали нам талоны, и я смогла помогать семье — крупы приносила, карамель», — рассказывает Антонина Дмитриевна.

После учебы она попала по распределению в Вологодскую область. Какое-то время работала в Верховажском районе, а потом на канифольном (лесохимическом) заводе в Вологде. Здесь Антонина вышла замуж, воспитала двух дочерей, одна из которых живет в Вологде, а вторая — в Швейцарии. Теперь голод и холод остались для Антонины Дмитриевны только в воспоминаниях — в воспоминаниях о детстве.

Наталья Михайлова


Хотите чтобы ваш малыш был самым красивым? Предлагаем вам зайти в интернет магазин брендовой детской одежды и вас это очень заинтересует. Более детально ознакомиться с информацией и ассортиментом одежды вы сможете только на нашем сайте buyfromchina.ru. Мы вас ждём!