Пробиться сквозь дурман

№27 (666) от 6 июля 2010 г.

Все дела, находящиеся в ведении Ивана Крашкина, — особо важные. | Фото Ольги Ильинской

Следователь службы наркоконтроля Иван Крашкин надеется, что когда его дочь вырастет, проблема наркотиков будет полностью решена.

Еще во время учебы в юридической академии Иван Александрович успел поработать старшим судебным приставом в Белозерском районе, а после окончания вуза — в налоговой полиции.

Затем он был принят в только созданное в области учреждение — управление госнаркоконтроля, где работает со дня основания ведомства — с 1 июля 2003 года. Его нынешняя должность — следователь по особо важным делам первого отдела следственной службы управления ФСКН России по Вологодской области.

Деятельность в ведомстве, занимающемся контролем за незаконным оборотом наркотиков, стала для Ивана Крашкина совершенно новой. «О наркотиках до работы здесь я вообще практически ничего не знал, — рассказывает он. — Не думал, что это такая серьезная проблема… А выяснилось, что очень большой процент людей, сидящих в тюрьмах, — лица, совершившие преступления в состоянии наркотического одурманивания, либо те, кто как-то связан с незаконным оборотом наркотиков».

С наркозависимыми людьми ему раньше работать не приходилось — по долгу службы в налоговой полиции общаться приходилось в основном с бизнесменами, попавшими в поле зрения правоохранительных органов из-за неуплаты налогов. Теперь же контингент подследственных полностью изменился: «Наркоманы больше склонны к обману, у них более ярко проступают негативные качества личности, — считает Крашкин. — Сложность работы с ними в том, что они сами до конца не понимают, что с ними происходит, что у них серьезная, трудно излечимая болезнь». Теперь он на улице или в кафе, клубах с очень высокой точностью может определить, употребляет ли человек наркотики, и если да, то какие и как давно принял последнюю дозу…

Самое печальное — что наркомания постепенно проникает и в жизнь людей вполне благополучных. Сейчас срок от 8 до 20 лет грозит молодой девушке, которая познакомилась с заключенным, завязала с ним серьезные отношения, стала ездить к нему на свидания… Если до этого знакомства жизнь ее была вполне законопослушной, то постепенно все изменилось. «Сначала ей просто привозили от него деньги, — описывает Иван Крашкин. — Он просил ее передавать эти деньги своим родным. А потом ее саму задержали с партией наркотиков… В 7.30 утра молодой человек звонил ей и указывал, куда идти, чтобы делать «закладки» для наркозависимых, которые покупают у нее «дозы». А потом она, как все обычные люди, шла на работу…»

Другой печальный пример — задержана 24-летняя мать двоих детей, 7 лет и 7 месяцев, которая употребляет наркотики с 14 лет. В ее квартире был настоящий притон: пока она готовила дезоморфин, ее друзья-наркоманы сидели с детьми в соседней комнате… «Ее руки, как у мертвецов, — желто-синего цвета… — вспоминает следователь. — Дезоморфин — это очень серьезная проблема. Он варится из веществ, свободно продающихся в аптеках, поэтому его доступность намного выше, чем у наркотических средств, которые нелегально ввозятся на территорию области».

«Вытащить» из наркозависимости может только трудотерапия, — уверен Крашкин. — Бывает, люди сами благодарят, что их на какое-то время изолировали в камеру, — говорит Иван Александрович. — Они понимают, что самим не остановиться, а 2-3 недели трезвости возвращают в реальность и восстанавливают ясность разума. Многие из тех, кто пытается бросить наркотики, переезжают в другой город и полностью меняют круг общения — иначе не остановиться…»

Дочери Ивана Крашкина 2 года. Когда она подрастет, он обязательно расскажет ей всю правду о вреде наркотиков. «Возможно, к этому времени проблему наркотиков мы уже победим», — надеется он.

Ольга Ильинская