Махнул не глядя

№48 (687) от 30 ноября 2010 г.

Игорь Триф в Кириллове забыл о банковских реалиях и полностью погрузился в процесс съемок. | Фото Марины Черновой

В фильме «Студенческий роман», который сейчас снимается в Кириллове, главного героя играет Игорь Триф.

Бывший банкир, совладелец Tatler Club в Москве, ресторана «Москва» в Сочи и бутик-отеля рассказал «Премьеру», почему променял банковское дело на актерское ремесло...

Игоря Трифа, который играет в картине Геннадия Сидорова по мотивам книги «Роман с кокаином» главную роль (о съемках этого фильма в Кириллове «Премьер» рассказал в прошлом номере), издание «Татлер» называет «it-boy». То есть героем нашего времени, модным парнем, о котором говорят.

Причина в том, что путь Игоря Трифа в кино нетривиален. Как пишет журнал «Татлер», Игорь — из семьи генетического коммерсанта. Папа Александр Александрович был совладельцем банков «Югорский» и «Интертэк», мама Любовь Анатольевна занимается недвижимостью. Сын получил спартанское воспитание в престижной швейцарской школе, где в наказание за провинности пешком ходил пятнадцать километров из одного города в другой. Потом поступил в колледж в Лугано — там вместе с дипломом ему вручили сертификат горнолыжного инструктора. В Москве закончил MBA в Академии народного хозяйства.

Сегодня Игорь Триф — один из тех, кто пытается совместить бизнес и творчество. Он — совладелец Tatler Club, ресторана «Москва» в Сочи и бутик-отеля на сорок номеров, который открывает в следующем году. Он продолжает отцовское дело в банке, имеет доли в страховом и девелоперском бизнесе. В выходные он курсирует по Пироговскому водохранилищу за штурвалом двенадцатиметовой яхты «Aзимут», названной в честь отца «А.Т.-Нэкст», а ежедневно занимается фитнесом под руководством тренера, которого делит на двоих со своим соседом по дому, олигархом Владиславом Дорониным.

В Кириллове Игорь Триф, куда он приехал на съемки в фильме «Студенческий роман», был далек от образа «золотой молодежи». Спокойный, доброжелательный, он скорее напоминал начинающего актера, еще не хлебнувшего славы…

— В Интернете много пишут обо мне всякой ерунды, — говорит Игорь. — Если в двух словах, то кино я хотел заниматься всю свою жизнь. Просто как-то не было возможности. Образование было совсем другое, финансовое. Банковское. Мне уже 30 лет. Я пошел получать банковское образование своего отца, какое-то время проработал и понял, что не совсем мое. Но нужно было зарабатывать деньги. Мне было 25 лет, когда я должен был ехать в Нью-Йорк, я поступил в школу драмы, но из-за событий не очень хороших я был вынужден остаться и опять продолжить работу. И вот сейчас пару лет все же вернулся в кино.

— Это довольно смелый шаг. Как же вы решились?

— Я с Геной случайно встретился. Я общался со многими режиссерами, но у нас не складывалась совместная работа. А вот с Геной мы сошлись. Я очень верю ему как человеку, и как в личность, и как в режиссера.

— А как вы переубеждали родителей?

— Я уже в таком возрасте, когда сам решаю такие вопросы. Мама была счастлива, отца у меня уже нет какое-то время, но я думаю, что он был бы рад. Он всегда говорил мне, что я должен делать то, что хочу. Он всегда поддерживал меня, когда был жив. Настоящие друзья только рады за меня. Единственное, что очень обижаются. Когда снимается кино, общаться очень сложно. С сентября мы снимаем, и я никого не вижу и не слышу.

В кино я стал сниматься в фильме из-за режиссера. Мне очень понравилась история. Это интересная человеческая драма. Есть что играть. Когда я смотрел фильмы Гены, например, «Апостол» и другие, мне они очень понравились. Я помню, что последние серии «Апостола» я посмотрел в один день, и хотя мне нужно было на следующий день на работу, я все равно их досмотрел до конца. Мы с Геной познакомились из-за «Апостола». Какое-то время общались, искали идею, а теперь дружим. Кстати, мы уже сняли с ним еще один фильм до «Студенческого романа». Это арт-хаусная картина «Собачьи глаза».

— Расскажите о вашем герое Вадиме Масленникове, сложно ли его играть?

— «Роман с кокаином», по которому снимается кино, — не очень длинная история, 180 страниц, я прочитал за один день. Материал очень сильный. И она заинтересовала меня в первую очередь, потому что там такой набор, такая история взаимоотношений с мамой, с друзьями, с обществом. Очень интересная любовь. Отношения с самим собой. Поступки героя. Он антигерой по большому счету, но все же герой нашего времени.

В сцене, которую мы снимаем сейчас, я вроде бы раскаиваюсь, что-то ищу, приезжаю к другу. Но здесь я тоже не нахожу ничего. Каждый герой — в процессе, история трансформируется, а Вадим, несмотря на негативизм, остается верен себе… Это все так сложно! Гена меня уговаривал, потому что роль мрачная. Ведь это распад человека, распад личности до смерти в конечном итоге. Такой сознательный уход, потому что он потерял всех близких, себя и пришел к наркотикам. Кокаин был финальным этапом. Но эта книга не о наркотиках...

— А чем вы заменяете кокаин на съемках? Каким продуктом?

— Сахарной пудрой. Ведь экспериментировать здесь, рисковать никто не собирается.

— По сути кино, которое мы увидим, — о неправильном выборе?

— Да нет, это не выбор, это наша жизнь, наше общество. Нужно быть сильным, но не у всех получается. Это история о том, как могло бы быть. Если нам удастся показать этот мир… Суть не в том, что все мы слабые, что распад как таковой неизбежен, а чтобы, наоборот, напомнить, что стоит задуматься, как ты относишься к маме, к девушке, к другу, и, возможно, что-то поменять. Чтобы такого не произошло. В этом смысл драмы. Мы не показываем, как все ужасно и выхода нет, наоборот, — вот как бывает, и сделайте так, чтобы этого не было.

— А вы до сих пор следите за индексом Доу-Джонса?

— Слежу. Но советую все-таки не делать этого. Ничего нового не будет. В России бизнес банковский очень сложный, рискованный, это большая ответственность.

— А нам, потребителям, кажется наоборот: берешь деньги на Западе и выдаешь здесь кредиты под большие проценты и хорошо живешь...

— Ну да.... Это иллюзия.

Марина Чернова


Ссылки по теме: