Боевая подруга

№14 (705) от 5 апреля 2011 г.

За проявленное мужество при защите Ленинграда от немецко-фашистского нашествия София Капустина награждена медалью «За оборону Ленинграда», медалью «За отвагу». За участие в боях по освобождению от немецко-фашистской оккупации городов Гатчина и Луга имеет благодарность Сталина. | Фото Марии Жаренковой

София Капустина прошла две войны, всю жизнь проработала фельдшером в вологодской тюрьме и 20 апреля отметит 94-летие в добром здравии.

Она родилась в деревне Бортниково Грязовецкого района.

Ее отец Григорий Николаевич был в числе первых организаторов колхозов, а мама Глафира Александровна сидела дома с семерыми детьми. После окончания семилетки и трехгодичной фельдшерско-акушерской школы в 1938 году София была распределена в вологодскую тюрьму фельдшером, а в 39-м ее призвали на финскую войну.

«С первых же дней мы попали в окружение, — вспоминает София Григорьевна. — Питались тем, что сбросят с самолета, — сухари, галеты, — жили в землянках, я, например, спала на камне. Помню своего первого раненого: ему снарядом оторвало полчелюсти, кровищи было море. Я сначала растерялась, а потом туго перевязала и отправила в медсанчасть».

8 марта 1940 года, когда произошло освобождение от оккупации, им привезли продукты и накрыли большой стол, где была картошка и даже спиртное.

А потом началась Великая Отечественная...

«Моих подружек-медиков начали призывать на фронт, а у меня была бронь. Но мне было стыдно отсиживаться в тылу. В июле 1941 года я подала заявление в военкомат, и меня сразу же призвали в армию, а так как у меня уже был боевой опыт, то направили в сформированную маршевую роту, которая прибыла на Ленинградский фронт в район станции Койвала на Карельском перешейке», — рассказывает ветеран.

Когда Капустина приехала на фронт, ей сразу дали задание собирать раненых и везти в Ленинград, где она оказалась в блокаде. Долгое время они жили прямо на улице, под дождем и снегом, а с продуктами было так тяжело, что подбитая ворона была праздником.

В сентябре 1942 года Софию Капустину перевели в противотанковый дивизион, где в наступательных боях она оказывала первую медицинскую помощь раненым бойцам. Однажды на поле боя девушка обнаружила тяжелораненого командира взвода. Рядом никого не оказалось, и медсестра, перевязав ногу и поставив шину, 300 метров практически под обстрелом ползком пронесла его на своей спине.

«Конечно, Отечественная война была страшнее финской, — говорит София Григорьевна. — Все думали только об одном — скорей бы она закончилась. Помню случай, как один солдат тоже все думал, как приедет домой. А напился оставленного немцами шнапса, который оказался техническим спиртом, отравился и умер, хотя был даже не ранен».

В одном из боев медсестру ранило, но она до конца боя оказывала помощь солдатам, после чего ее эвакуировали в медсанбат, а оттуда — в госпиталь, из которого ее выписали 28 мая 1944 года.

Демобилизовали Капустину в декабре 1945. В то время у нее уже родился сын, но отца мальчика убило на войне, и он его даже не видел. Вернувшись домой, София Григорьевна продолжила работу фельдшера в тюрьме. По ее словам, здесь оказалось намного легче, чем на войне, но были и моменты серьезной опасности. Один раз она оказалась запертой в камере с осужденным и услышала за спиной шепот: «Может, положить ее тут?..» В другой раз ей чуть не выкололи глаз палкой, заточенной стеклом, когда она открыла окошко камеры смертников.

В 1962 году София Капустина вышла на пенсию, но после этого, по просьбе руководства, еще несколько лет продолжала работать. Сейчас она практически не выходит из дома, но ходит и готовит самостоятельно. Иногда читает и смотрит телевизор, а сын с невесткой постоянно приезжают помочь ей по хозяйству и пообщаться.

«Я еще с соседкой дружу, — с улыбкой добавляет София Григорьевна. — Зое Константиновне 90 лет, и мы часто ходим друг к другу в гости».

Мария Жаренкова