Яблочко от яблоньки

№14 (808) от 9 апреля 2013 г.

Николай Леденцов с семьей в Вологде. | Фото Клуба деловых людей Вологодской области

В Вологде побывал правнук прославленного мецената и промышленника Христофора Леденцова — известный российский физик-лазерщик, член-корреспондент РАН Николай Леденцов.

Поводом посетить землю предков стали «Леденцовские чтения», прошедшие 28-29 марта по инициативе Клуба деловых людей на базе Вологодского института бизнеса.

— Николай Николаевич, вы первый раз в Вологде?

— Впервые был в 80-х. Вологда с тех пор колоссально изменилась в лучшую сторону. Тогда город был серым, тяжеловесным, как и весь СССР. А сейчас я увидел много красивых зданий, церкви в хорошем состоянии. Вокруг каждой можно ходить часами. Встречался с большим количеством молодых людей в лицее и университете. Умные, красивые, одухотворенные лица. Духовный, образовательный потенциал явно сохранен. Город имеет огромные перспективы для развития.

— Заходили в особняк своего прадеда, где сейчас находится конвойная рота?

— Да, сейчас дом не в лучшем состоянии. Я был там более подробно в 80-м году. Тогда шли разговоры, чтобы передать особняк городу под музей Леденцова. И конвойная рота заслужила более просторного, хорошо оснащенного здания.

— Были на могиле прадеда?

— Да, заезжали. Есть замечание. Куда-то делся бронзовый крест, установленный на памятнике. В 80-м году он, хоть и простреленный каким-то хулиганом, был на месте. Выглядело это сюрреалистично, видимо, поэтому его убрали. Я был бы счастлив помочь городу восстановить памятник на могиле прадеда.

— В Вологду вы приехали с семьей?

— Взял с собой супругу и двух младших детей: Машу — ей 13, и Александра — ему 15 лет. Для меня важно, чтобы они увидели землю предков. А вообще у меня четверо детей. Старший сын защитил диссертацию в Мюнхенском университете, его сфера — механическое гражданское конструирование, занимается много моделированием. Средний сын тоже связан с физикой, закончил бакалавриат, учится в магистратуре.

— Признайтесь, вам льстит, когда вашего прадеда сравнивают с Нобелем?

— Сравнение не совсем адекватно. Нобель учредил свою премию для награждения ученых, которые уже достигли каких-то высот. Леденцовское же общество само искало изобретателей, спонсировало их научные исследования, обращалось в университеты. После этого создавались группы, которые достигали уникальных успехов за короткий срок. Например, когда Петр Николаевич Лебедев был вынужден уйти из Московского университета, общество фактически создало ему небольшой институт, оборудовало лабораторию. Можно сказать о поддержке работ Бориса Розинга в области телевидения, за которые он потом получил золотую медаль Сименса. Из его школы вышла целая плеяда ученых, в том числе и Владимир Зворыкин, официально считающийся американским ученым — основателем телевидения. Общество реализовало масштабный научно-экономический эксперимент, участники которого впоследствии стали членами Российской Академии наук. Этот же метод использовался затем и советской Академией наук. Христофор Семенович вложил душу в каждую букву устава Леденцовского общества, понимая, что этот механизм будет работать.

— Принято считать, что российские ученые — люди небогатые, вы богатый человек?

— У меня есть квартиры в Санкт-Петербурге и Берлине, но я не могу назвать себя богатым человеком. У меня нет миллионов евро на счету, хотя один из моих патентов в прошлом году купили за миллион с лишним евро. Как один из трех изобретателей я получил свою долю. Но моя интеллектуальная собственность принадлежит не мне, а фирме, в которой я работаю.

— Да, в Германии вы возглавляете компанию VI Systems GmbH.

— Я никогда не порывал связей с Россией, нельзя говорить, что я занимаюсь наукой в Германии. У нас есть постоянные совместные проекты. Последний проект с фирмой Osram на 8 млн евро. Полмиллиона идет в Физико-технический институт им. Иоффе, 350 тысяч в петербургскую компанию. В рамках проектов, которые я лично продвигал, из Евросоюза в Россию удалось притянуть 12 млн евро.

— Год назад при вашем участии в Санкт-Петербурге был запущен завод по производству наноэлектроники. Что он производит?

— Оптические структуры и компоненты, использующиеся в соединениях суперкомпьютеров. Каждые 10 лет, по закону Мура, мощность и производительность вычислительных систем увеличивается в 1000 раз. Для того чтобы части системы быстро общались друг с другом, скорость передачи на 1 канал должна увеличиваться вдвое каждые 2,5 года.

— Будете выпускать комплектующие для Запада или для России тоже?

— Главная задача — создать элементную базу для оптических межсоединений российских суперкомпьютеров. В стране есть компания «Т-платформы» с суперкомпьютером «Ломоносов», есть суперкомпьютер СКИФ МГУ. Эти мощные машины могут рассчитывать прогноз погоды, моделировать аэродинамические свойства. Однако в первую очередь суперкомпьютеры связаны со стратегическими технологиями, например, моделированием термоядерных взрывов. И здесь купить ничего нельзя, поэтому завод очень важен. Сейчас правдами и неправдами наши суперкомпьютерные компании покупают десятки тысяч оптических кабелей за рубежом. В США фирме IBM на одну только стойку требуется 30 тысяч линий оптической связи, всего в компьютере 90 стоек. Через 4 года на 1 суперкомпьютер будет требоваться 1 млрд оптических линий связи.

— Сотрудничая с зарубежными учеными, не продаете ли вы наши секретные разработки на Запад?

— Западные партнеры с не меньшим основанием могут подозревать, что я передаю их разработки на Восток.

— Какие перспективы у Вологды в плане хай-тека, передовых технологий?

— У вас есть оптико-механический завод, где работает 4 тысячи человек. Мне там очень понравилось. Завод ожил благодаря военным заказам. Теперь задача, чтобы гражданская продукция при общем возрастании военных заказов в три раза выросла в 9 раз. Тогда это будет модель Боинга. Военные инвестиции двигают технологии вперед, а они на следующем уровне находят массовое гражданское применение. В этом смысле у завода большие перспективы, если сможет найти свое место, встроиться в массовые рынки.

— Ваша фирма будет сотрудничать с ОМЗ?

— Я их первым делом спросил об участии в программе по мощным лазерам, по лазерному термояду. Первый контакт произошел. Нам нужно сотрудничать.

— Как вы, успешный ученый, оцениваете последние реформы образования в России?

— Самый отвратительный этап научной истории России — это начало 90-х, когда все уничтожалось и разворовывалось, народ уезжал, массово закрывались институты. За последнее десятилетие проделана огромная работа, чтобы этот процесс затормозить. Сейчас ситуация в науке в плане финансирования и зарплат улучшилась. Однако коренного перелома не произошло. Нет единой концепции промышленного развития России, причем по чисто идеологическим соображениям. Считается, что советский опыт модернизации применять нельзя. Так же, как и китайский. Недавно слышал выступление политика, который заявил, что тайваньский опыт нам не подходит, потому что у них — конфуцианство, а здесь — православие.

— Вы так не считаете?

— Тайваньское экономическое чудо произошло при втором президенте Цзян Цзинго — сыне Чан Кайши. Вы удивитесь, узнав, кем был этот конфуцианец. Это Коля Елизаров, человек, который по-китайски не говорил!

— Ничего не понял, поясните, пожалуйста!

— В 15-летнем возрасте сына Чан Кайши отправили учиться в Москву. Некоторое время Цзян Цзинго жил у сестры Ленина — Анны Елизаровой-Ульяновой, фамилию которой «Елизаров» взял себе. Окончил университет, работал на заводах, участвовал в коллективизации. В 37-м году, когда Чан Кайши устроил резню коммунистов в Шанхае, Колю арестовали, ему пришлось официально отречься от отца. Но вскоре отношения между СССР и Гоминьданом улучшились за счет общего врага — Японии. Николай Елизаров вернулся в Китай со своей женой — Фаиной Вихревой, у них были дети. Политическая элита Тайваня несет в себе русские корни. Человек, которого на родине постоянно обвиняли в использовании советского опыта, осуществил модернизацию Тайваня. Такой вот конфуцианец Коля Елизаров!

— Есть такой человек в России?

— Нужно вернуться к опыту Христофора Леденцова. Как всякий нормальный профессионал-промышленник, он никогда не делал все сам, но консолидировал мнения лучших умов, с тем, чтобы создать эффективный механизм. Леденцовское общество имело патентный отдел, заключало условия договора с изобретателями, чтобы часть прибыли возвращалась на поддержку общества. За 4 года общество увеличило капитал до 700 тысяч долларов. В нынешних деньгах — это около миллиарда! Те же проекты РАН родились не в голове Ленина. Он был достаточно умным человеком, чтобы не препятствовать использованию эффективных механизмов научных проектов, например ГОЭЛРО. Или поздних проектов в области полупроводников, атомной физики, ракетостроения.

— Предлагаете развивать российскую науку в советских традициях?

— Это не советский, это мировой опыт. После запуска первого спутника все западные страны начали копировать советский опыт, который стал мировым. Лаврентий Павлович Берия не с Луны свалился. Он закончил училище в Сухуми, политехнический институт в Баку, работал ни много ни мало в головной конторе Нобеля. Где и получил практический навык и опыт ведения дел. В итоге возглавлял советский атомный проект. Нужно понимать, что советский опыт это не есть опыт людей, присланных к нам откуда-то. Это опыт мировой, успешный, в том числе и Леденцовского общества. Нужно быть прагматиками, использовать лучшее, что было в истории нашей страны, и минимизировать худшее.

Беседовал Михаил Алексеев

Тэги: Леденцов Николай*

Мы предоставляем для вас такую услугу, как быстрый ремонт и обслуживание погрузчика по очень доступной цене. Предлагаем вам зайти на наш сайт servicepogruzchik.ru и прочитать информацию более детально. Мы будем рады вам помочь!

Похожие статьи
  • 02 апреля' 13 | Культура

    Наш город посетил правнук мецената Николай Леденцов, приехавший с супругой и двумя детьми. Он успел принять участие в различных мероприятиях «Леденцовских чтений» и побывал на предприятиях областного центра.

    4
    0