Крестьянские хроники

№33 (827) от 20 августа 2013 г.

Дмитрий Пшеницын, соавтор «крестьянских хроник», за свои достижения в генеалогии был награжден медалью на Савеловских чтениях.

Генеалог, историк и краевед Дмитрий Пшеницын и юрист Алексей Хомутов выпустили две монографии, посвященные истории Мольской волости Тотемского уезда и Лежского волока Грязовецкого района XVI-XX веков.

Совместная работа над «крестьянскими хрониками» двух уездов Вологодской губернии началась не случайно. Дмитрий Пшеницын известен в регионе своими изысканиями в сфере краеведения. «Грязовецким районом я занимаюсь уже несколько лет. Но сначала была написана работа по Мольской волости, так как оказалось, что предки моего соавтора Алексея Хомутова родились именно в этих местах», — рассказывает Дмитрий.

В течение четырех лет Дмитрий и Алексей собирали и обрабатывали материал для монографий. «Таких книг, где документально показана жизнь волостей, практически нет, — гордится Дмитрий. — Нам удалось обработать тысячи документов, в том числе церковно-приходские летописи, ревизские сказки, информацию о церковных приходах, судебные материалы, архивы, связанные с Великой Отечественной войной, и многое другое».


Дело было в Душегубово

Население Мольской волости Тотемского уезда до начала 18 века относилось к черносошным крестьянам, которые в конце правления Петра I стали именоваться государственными крестьянами и считались лично свободными, хотя и прикрепленными к земле. Считалось, что такая категория крестьян жила преимущественно на малоосвоенных окраинах страны с суровым климатом. Тем не менее это не освобождало их от налогов в денежной и натуральной форме. В I половине 19 века оброк колебался от 7 рублей 50 копеек до 10 рублей с души в год. Также они были обязаны вносить деньги на земские нужды, подушную подать и отбывать другие повинности.

Государственным крестьянам в начале 19 века разрешалось вести торговлю, можно было открывать фабрики и заводы. Однако делали это только зажиточные крестьяне. Земля, на которой работали люди, считалась государственным владением, но на практике крестьяне могли совершать сделки как владельцы земли. На каждого полагался надел в размере 8 десятин в малоземельных губерниях и 15 десятин в многоземельных.

Зато помещики с удовольствием менялись землей. Например, в Лежском волоке было место, притягивающее как магнит, — пустошь Душегубово. «Чем это место привлекало так — неизвестно. Одна из версий происходит от названия самой пустоши — молиться о загубленных душах», — рассказывают авторы.


Ленин и Пульхерия

Интересно наблюдать за тем, какие имена были популярны у жителей территории, которая сейчас является Грязовецким и Тотемским районами. Среди мужских имен — Анания, Анфим, Африкан, Зоил, Зотик, Иродион, Лукиан, Паисий, Фирс, Флор, Харитон, Хрисанф. Женские имена поражают не меньше: Агапия, Акилина, Иулитта, Макрина, Миропия, Пульхерия, Феодулия, Феона, Харитина, Хеония.

Кстати, во время работы всплыл интересный факт, который установлен питерским историком Михаилом Штейном: паспортом Николая Егоровича Ленина, сына одного из помещиков деревни Канево, воспользовался вождь мировой революции Владимир Ульянов для выезда за границу в 1900 году. Документ революционеру передали сыновья умершего Николая Егоровича, в итоге после изменения даты рождения в паспорте именно под этим псевдонимом Владимир Ильич вошел в историю нашей страны и мира.

Монографии Дмитрия Пшеницына и Алексея Хомутова охватывают все аспекты жизни крестьянства: вот анонимщик клевещет на кандидата в старшины во время предвыборной борьбы, а вот в летописи Сеньговской церкви рассказывается, как заказанный на заводе Усачевых, на Валдае, колокол, на который собирали всем миром, зазвучал после поднятия на колокольню слабым, глухим и неприятным звуком.

В одной из волостей крестьяне попытались организовать единоверческую церковь, принадлежащую поповскому старообрядчеству, то есть, когда признавалась необходимость присутствия священников при богослужении и обрядах. Первые старообрядцы появились в Лежском волоке еще в 18 веке. А в 1872 году жандармы начали расследовать дело об обвинении крестьянина Демьяна Ерастова в распространении раскола. Старовер оказался на поверку старообрядческим попом, который на дому «совращал» православных в раскол, перекрещивал всех пришедших и устраивал у себя моленную. Выяснилось, что Демьян оказался Дамианом, и пока шло следствие, оппозиционер грамотно исчез в неизвестном направлении, а остальные крестьяне на допросах «ушли в несознанку». Раскольника искали 3 года, но так и не нашли…

Однако посеянные зернышки единоверия взошли, и спустя несколько лет крестьяне вновь подняли вопрос об открытии единоверческого прихода. Вологодская духовная консистория решила провести расследование. И под пристальным вниманием крестьяне дрогнули, сообщив, что «читать и писать не умеют, потому и сделали ошибку…». Крайне строго Русская православная церковь смотрела на моральные устои прихожан в целом. Например, в 1921 году Мария Макарова была предана церковному покаянию с возложением на нее двухлетней епитимии «за злонамеренное оставление своего мужа Алексея Иванова».

Интересно, что ни одно историческое событие не прошло мимо деревень Вологодской области: в Первую мировую и во время становления Красной армии наказывали местных дезертиров, а в процессе продразверстки раскулачили всех, кого только можно… Впрочем, читая книги Пшеницына и Хомутова, понимаешь, что деревне всегда жилось тяжело. Уже тогда из-за отсутствия врачей на местах люди лечились самостоятельно и умирали от совершенно обычных по современных меркам заболеваний. В причинах смерти было указано: «божия болезнь», «запарился в печи», «падение в колодец», «старость»…

Марина Чернова

P.S. Авторы благодарят за помощь в издании книг спонсора — наследника знаменитой вологодской фамилии Бурмагиных, художника Александра Кубарева, а также Марию Черкасову и Леонида Старикова.


Факт

Авторам монографий удалось обнаружить уникальный документ, в котором «отставной лейтенант Николай Васильевич Верещагин в прошении от 29 февраля 1880 г., поданном начальнику губернии, ходатайствует о разрешении ему производить сливочное масло на заводах в деревнях Спасском и Нефедове Жерноковской волости Грязовецкого уезда, где было начато молочное дело г. Кирш весною прошлого, 1879 года». Вскоре поступил ответ, что препятствий со стороны полицейского управления не имеется. Таким образом, стало известно, что вологодское масло начали изготовлять на маслодельных заводах Жерноковской волости в д. Спасское и Нефёдово, а этот факт может перевернуть всю историю в отечественном маслоделии.

Тэги: монографии, история, Пшеницын Дмитрий*, Хомутов Алексей*

167
0
Похожие статьи
  • 11 октября' 16 | Как это было

    Ровно 20 лет назад руководитель Вологодской области был впервые избран прямым тайным голосованием.

    68
    0
  • 28 февраля' 17 | Громкое дело

    Осенью 1977 года областная столица жила в страхе. Каждый житель города знал: в Вологде без вести пропадают юные девушки. Фамилия убийцы стала именем нарицательным, и до сих пор ее произносят с ужасом: «САХАРОВ».

    507
    0
  • 11 января' 18 | Культура

    В Вологде вышла первая монография о творчестве художника Платона Тюрина.

    242
    0
  • 19 сентября' 17 | Как это было

    80 лет назад, 23 сентября 1937 года, была создана Вологодская область.

    125
    0
  • 21 февраля' 17 | Как это было

    Бывшие офицеры армии адмирала Колчака, вставшие во главе Вологодского вагоноремонтного завода, сдали на лом 40 паровозов на ходу и больше 2 тысяч вагонов, практически разорив предприятие.

    68
    0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.