От Хрущёва до Горбачёва

№9 (855) от 11 марта 2014 г.

Анатолий Семёнович всегда внимательно следил за тем, что пишет о Вологодчине пресса, и даже выступал в главной партийной газете — «Правде».

14 марта исполняется 100 лет со дня рождения бывшего руководителя Вологодчины Анатолия Дрыгина.

Когда 10 лет назад в Вологде появилась площадь Дрыгина, некоторые приезжие задавали не совсем приличный вопрос: «Что это у вас тут одни задрыги да козлы?»

Во второй части каламбура имелась в виду находящаяся по соседству Козлёнская улица, название которой для иногородних звучит не менее экзотично, чем название площади. Со временем нелицеприятная шутка перестала передаваться из уст в уста. Но до сих пор отнюдь не всякий вологжанин в состоянии объяснить, что означают эти названия.


Незваный гость

Как вспоминают современники, Анатолий Семёнович попал на Вологодчину случайно. Родом он из-под Саратова, но волею судеб оказался в Ленинградской области на государственных и партийных должностях.

Историк Сергей Цветков в своей книге о Дрыгине рассказывает, что того должны были назначить на пост председателя Ленинградского облисполкома и для этого вызвали в Москву на пленум ЦК КПСС. Во время заседания Никита Хрущёв прочитал в газете статью о том, что в Вологодской области плохи дела с развитием сельского хозяйства. Вспомнив, что у Анатолия Семёновича сельхозобразование, он тут же рекомендовал его назначить в Вологду вместо Ленинграда.

По воспоминаниям современников, поначалу Анатолий Семёнович переживал, что оказался вместо столичного региона в провинции. Впрочем, это не помешало ему засучив рукава взяться за работу. В итоге он руководил нашим регионом целых 24 года — дольше, чем кто бы то ни было. Для сравнения: Вячеслав Позгалёв руководил Вологодчиной 15 лет. Самым «долгоиграющим» дореволюционным губернатором был Станислав Хоминский, правивший регионом 17 лет. C точки зрения развития региона фигура Дрыгина была, пожалуй, определяющей — так много было построено и создано в самых разных сферах.

В то время структура власти отличалась от нынешней. Конституция СССР определяла руководящую и направляющую роль компартии. Областные и районные исполкомы были аналогами нынешних исполнительных органов власти. Первый секретарь обкома КПСС был высшим руководителем области. На всех уровнях партийные структуры занимались в первую очередь подбором кадров, а также общеидеологическим руководством.


Суров, но справедлив

«Он был очень настойчив, прямой и очень честный, с ним можно было вести любой разговор. Если чего обещал, то обязательно делал это. После того как с ним переговоришь, он тебя очень долгое время помнил», — вспоминает Михаил Зыков, первый секретарь Тарногского райкома с 1974 по 1984 годы. Когда Дрыгин пришёл на работу на Вологодчину, Михаил Павлович был председателем одного из колхозов Тарногского района.

Именно за строгость и жёсткость Дрыгина многие не любили. «Я не знаю ни одного случая, чтобы он кого-то незаконно снял, — рассказывает Зыков. — У Дрыгина не было выходных. Однажды он приехал в один из районов, осмотрел один из совхозов и потребовал первого секретаря райкома. Тот приехал в поле в домашних туфлях, а Дрыгин был в резиновых сапогах. Затем на совещаниях приговаривал: вот, дескать, каким человек стал интеллигентным — в воскресенье дома сидит, а у самого дела в районе так идут, что ни в какие ворота».

По мнению Михаила Павловича, одним из самых главных плюсов Анатолия Дрыгина было то, что он запретил областным чиновникам вызывать районных руководителей, когда им вздумается. В итоге руководители районов бывали в Вологде всего лишь примерно раз в месяц на плановых мероприятиях. «Этого никто не мог сделать без его решения, а если чиновникам было что-то нужно, то они ездили в районы сами или решали вопросы по телефону, — вспоминает он. — Это очень помогало работать».

При этом сам Дрыгин в обязательном порядке посещал каждый район хотя бы раз в год — в период уборочной страды. В дальние районы вроде Тарногского летал на самолётах. Поначалу это были АН-2, затем, после постройки современных аэропортов, — ЯК-40. «Разумеется, летал он рейсовыми самолётами, — говорит Михаил Зыков. — Всегда из салона выходил последним, после того как выйдут остальные пассажиры». К слову, и на работу Анатолий Семёнович ходил пешком.

О том, как сейчас главы районов взаимодействуют с областной властью, «Премьер» рассказывал, например, в материале «Дорожная карта бита» в номере от 5 ноября 2013 года. Нынешний глава всё того же Тарногского района Сергей Гусев во время заседания совета Ассоциации муниципальных образований области рассказал, как проходят согласования документации в сфере дорожных ремонтов. «Рассмотрение документа длится по месяцу-полтора, — сообщил он. — Мы направляем, там проверяют, забираем, устраняем недостатки, снова приезжаем. И так по кругу».


Правила жизни

Сменивший Анатолия Семёновича Валентин Купцов является, в отличие от него, уроженцем Вологодчины. В 1985 году его предполагали назначить в ЦК компартии Узбекистана. Но Дрыгин ушёл в отставку, и Купцов вернулся в родную область. Многие связывали выход на пенсию главы региона с кадровыми чистками, которые начались с приходом Горбачёва. Но, как утверждает Валентин Александрович, всё было намного прозаичнее. «Анатолий Семёнович, как и все люди, с возрастом думал найти безболезненный вариант, чтобы уйти на заслуженный отдых, — вспоминает он. — Для него это был большой шаг, и я думаю, что осознанный».

Характеризуя Дрыгина, Валентин Купцов отмечает его взвешенное и равное отношение к руководителям районов. У него не было любимчиков, все были на расстоянии вытянутой руки. «Кадры подбирались по критерию честности и порядочности, это была его генеральная линия, — рассуждает политик. — Тогда не было коррупции, власть внимательно следила за расстановкой кадров. Мне кажется, что строгость с демократическими принципами подхода — это самая главная его характеристика».

Из всех окружавших Дрыгина он дружил только с одним — с председателем облпотребсоюза Дмитрием Сазоновым. «Они вместе ездили на дачу, жили рядом, — рассказывает Валентин Купцов. — Это были друзья по внутреннему духу. При этом Дмитрий Яковлевич был очень самостоятельным человеком, обладавшим большим авторитетом в области. И Анатолий Семёнович, по всей видимости, очень дорожил его мнением по самым разным вопросам».

Как особо подчёркивает Валентин Александрович, Анатолия Дрыгина уважали как личность, причём не только в регионе, но и за его пределами. В контактах с руководителями многих областей он видел только уважение к Анатолию Семёновичу абсолютного большинства людей. «Он был руководителем на месте и руководителем с большой буквы, — убеждён Валентин Купцов. — Он не был показушным руководителем и не играл этой роли. Он не пытался показать, что выше всех».

Под стать Дрыгину была и его супруга Антонина Григорьевна. Они оба прошли войну и оба никогда не стремились к личной славе. Кстати, она работала простой учительницей в 8-й школе. По натуре она не стремилась занимать руководящие должности. «Она была хорошей супругой, поддерживая его во всех трудностях, которые пережили руководители того периода, — уверен Валентин Александрович. — Это была скромная советская семья».

Несмотря на внушительную фигуру и славу весьма жесткого руководителя, Анатолий Дрыгин ценил людей. «Мы не делили должностей, мы работали в одной упряжке, — резюмирует Валентин Купцов. — Никто не считал, что кто-то кого-то выше. Каждый имел чёткие должностные обязанности, и за их исполнением строго следили».


Перестройка

Одной из главных претензий к эпохе Анатолия Дрыгина спустя годы стала глобальная перестройка городов, особенно Вологды. Впрочем, как вспоминают вологжане, недовольные были уже тогда. В итоге же было снесено немало деревянных домов, которые сегодня могли бы претендовать на то, чтобы стать объектами культурного наследия по крайней мере регионального значения, а то и федерального. «При Дрыгине произошло разрушение Спасовсеградского собора, — рассказывает градозащитник Ольга Смирнова. — Было много снесено особняков на улице Герцена, в 1970-е годы была уничтожена деревянная застройка на улице Кирова».

Анатолий Дрыгин вместе с супругой и дочерью похоронен на Троекуровском кладбище в Москве.

Институтом «Ленгипрогор» в 1972 году был разработан генеральный план развития Вологды. В частности, в соответствии с ним были построены нынешние улицы Ленинградская, Окружное шоссе, Конева. При этом первый «Проект зон охраны памятников истории и культуры г. Вологды» разработали лишь в 1990 году. Только в нём эти здания были описаны в привязке к территории города и окружающей застройке. Как рассказывают в областном Департаменте культуры, общие потери оценить невозможно из-за того, что об учёте памятников можно говорить, только начиная с этой даты.

Между тем Тотьме повезло больше. Благодаря краеведу Станиславу Зайцеву генплан всё того же «Ленгипрогора» не был реализован. Центр города собирались застроить типовыми домами из силикатного кирпича. Чтобы спасти родной город от таких изменений, он дошёл до высоких чиновников в Москве. Для местных градозащитников Зайцев даже является символом. Как говорил полгода назад в интервью нашей газете нынешний руководитель Тотемского музейного объединения Алексей Новосёлов, энтузиастам нужно стать «коллективным Зайцевым».

Впрочем, сам Дрыгин этими вопросами, по мнению экспертов, не занимался — они находились в ведении исполкомов. Зато вклад Анатолия Семёновича в вологодскую культуру трудно переоценить. «Культурная жизнь в области тоже входила в поле его зрения, — вспоминает Валентин Купцов. — Он бывал на выставках и творческих вечерах. Очень любил писателей-деревенщиков. Дрыгин был хорошо образован, глубоко разбирался в литературе и искусстве».

Следует отметить, что именно при Дрыгине был создан вологодский театр в том виде, в каком мы его знаем сегодня. Уже через год после назначения Анатолия Семёновича в Вологду из Абакана был приглашён Яков Нусс. Именно при Якове Фёдоровиче вологодский драмтеатр получил орден «Знак Почёта» и переехал в новое здание. С именем Нусса связано создание в 1974 году театра кукол «Теремок», ТЮЗа в 1976 году и начало реставрации особняка, в котором впоследствии разместился Дом актёра.

Владимир Пешков


Из досье «Премьера»

Анатолий Семёнович Дрыгин — советский государственный и партийный деятель, первый секретарь Вологодского областного комитета КПСС в 1961-85 гг. Окончил Мичуринский институт плодово-ягодных культур в 1935 году с дипломом агронома высшей квалификации. По окончании института до 1941 года был научным работником. Прошёл всю войну, которую закончил в Кёнигсберге, затем вернулся к научной работе. С 1950 года — на государственно-партийных должностях. В июле 1985 года вышел на пенсию. Умер в 1990 году в Барвихе.

| При подготовке материала использованы архивные фото из областных газет, а также сайтов vologda-oblast.ru, nason.ru, warheroes.ru

Тэги: Дрыгин Анатолий*, юбилеи, руководство области, история

Свести на нет риск и при этом добиться столь же впечатляющих результатов, как при хирургической коррекции фигуры, теперь вполне реально. Кавитация - это аппаратная процедура помогает похудеть именно в нужных зонах, где обычно жир уходит в последнюю очередь.

Похожие статьи
  • 06 декабря' 16 | Как это было

    Накануне 140-летнего юбилея вологодской школы №1 ее выпускник Исаак Подольный нашел письмо с фронта, адресованное ребятам этого учебного заведения.

    1
    0
  • 18 апреля' 17 | Среда обитания

    Памятник-колонна был установлен в 1947 году в честь 800-летия Вологды на пересечении современных улиц Бурмагиных и Воровского.

    5
    0
  • 29 ноября' 16 | Экономика

    Группе компаний «Вологодские лесопромышленники» — 25 лет! Партнеры, коллеги и друзья поздравили предприятие с юбилеем на торжественном вечере, который прошел 18 ноября в Театре для детей и молодежи.

    4
    0