Хранитель усадьбы

№36 (933) от 15 сентября 2015 г.

Николай Сайкин (слева) подбирает валенки министру культуры Владимиру Мединскому. | Фото из личного архива Н.Сайкина

Его валенки — эталон качества. В катанках от Николая Сайкина щеголяют губернаторы, главы районов, актеры, писатели, журналисты и даже министр культуры.

Но катальный бизнес — не единственное занятие предпринимателя. Уже несколько лет он ухаживает за усадебным комплексом Спасское-Куркино, который без его помощи мог бы просто пропасть.

Капитан милиции, дед троих внуков, брат, друг, муж, управленец и просто хороший человек Николай Сайкин рассказал «Премьеру», с какими трудностями пришлось столкнуться его бизнесу после малоснежных зим, и как это отразилось на делах в усадьбе.

— Николай Алфеевич, с чего все началось?

— Я — капитан милиции. До 1999 года работал в ГАИ. И это было самое длительное место работы. Потом три года провел на вольных хлебах, занимаясь, в том числе, и сбытом. Тогда понял, что могу продавать, что в этом нет ничего страшного и пугающего. Стало даже интересно, что можно взять товар, сделать наценочку и продать. Или, допустим, получить какой-то процент с продаж. Но уже тогда задумался о своем деле. Понимал, что это должно быть производство. Друг подсказал, что в Вотче продают готовое дело — катальню.

— Вы уже были знакомы до этого с катальным делом, или все пришлось начинать с нуля?

— Нет. Я никогда не видел, как катают валенки. Купил в 2003 году готовое производство, где были ужасные проблемы с дисциплиной. Первый раз меня встретили сильно пьяные лица. Тем не менее сразу понял, что это не просто «купи-продай», это производство, здесь люди делают вещи своими руками. Это — эксклюзив. Тем более вотчинские валенки уже были известны далеко за пределами округи. Вообще, валенки для деревенского человека — обычное дело. Меня дед еще в первом классе научил их подшивать.

А производство всегда лучше торговли. Здесь меньше зависишь от сырья и товара. Нет шерсти — ищешь новых поставщиков, потеряли сбыт — нашли новых покупателей. Конечно, многое зависит от сезона. Например, если нет зимы, то и продаж не будет.

— Такими малоснежными и были последние зимы… Как справились?

— Не справились. Наши продажи упали в десять (!) раз. Для бизнеса это практически крах. Если до этого каждый год шел только в плюс и был лучше предыдущего, то 2013-2014 дали о себе знать только в худшую сторону. К тому же с 2010 года на ярмарках стало все больше и больше продавцов валенок. И если в той же Чувашии и Костроме регионы помогают предпринимателям участвовать в ярмарках, оплачивая, например, торговые места, то вологжане все делают за свой счет.

Естественно, что приходится брать дешевые места, которые дальше от покупателя и меньшей площади. На последней Маргаритинской ярмарке в Архангельске было около 15 палаток с валенками. Кстати, в Архангельске торговцам даже проезд до ярмарок оплачивают. Это сильно помогает развитию местного предпринимательства. У нас — нет.

— Николай Алфеевич, вотчинские валенки знают не только в России, они и за границей в почете. А какие «крайние» точки, где можно встретить вашу продукцию?

— В России это Ханты-Мансийск, а в Европе — Милан, где в Италии была одна из туристических ярмарок. В Европе наши валенки обычно покупают либо русские эмигранты, либо те люди, которые тесно связаны с российской культурой.

Кстати, валенки хорошо помогают европейцам экономить электричество. В теплых странах, как правило, нет центрального отопления, полы у многих с подогревом. А валенки держат ноги в тепле, и дополнительная трата электричества сама по себе отпадает. Очень нас любят в немецком Любеке. Там мы трижды были. В этом году снова звонят оттуда с заказами. Но надо понимать, что валенки — это часть нашей культуры, а не западной.

— Вы очень много сил отдаете тому, чтобы привести в порядок усадебный комплекс в Куркино, вкладывая не только силы, но и личные средства. Это сказывается на бизнесе?

— Сейчас катальным бизнесом занимается мой сын, и я думаю, что у него все получится. Он болеет этим делом и хорошо в нем разбирается.

Да, родные говорят, что я занялся усадьбой и пришел крах бизнесу. Но это абсолютно не так. Сейчас дела на катальне идут, действительно, плохо, но усадьба отбирает не столько денег, чтобы обанкротить производство. Несмотря на то, что мы на нуле, я все равно продолжаю следить за комплексом. Дворнику заплатить надо — надо, на праздник пирогов купить тоже надо, привезти что-то — нужны деньги на бензин…

Но очень многое делается с помощью других людей. Например, мастера «Резного палисада», выступающие на наших концертах, приезжают из Вологды бесплатно. Приезжает много волонтеров, в том числе, из других стран. Приходится как-то выкручиваться своими силами. Тем более заместитель губернатора Олег Васильев прямо сказал: усадьба области не нужна.

— Слышала, что в Куркино не все довольны тем, что Вы занимаетесь усадьбой?

— Бывает такое. Например, недавно меня обвинили в том, что организовал несанкционированную свалку в карьере недалеко от Куркино. Мы туда с ВАДовцами свезли растительный мусор после того, как расчистили от кореньев вазонную площадку. Вопрос решили, но осадок остался. Тем более, что весь растительный мусор закопали бульдозерами.

На субботники из тех, кто живет в Куркино, практически никто не приходит. А с волонтерами из ВГМХА вообще произошла неприятная история. Одна из местных девушек, пьяная, их обругала, сказала, что я деньги гребу лопатой, а волонтеры на меня бесплатно горбатятся. Есть люди, которым непонятно, как можно взять в руки газонокосилку и пойти косить в парке за свой счет. Такая психология.

Кстати, в этом году мы попали в федеральную программу по капитальному ремонту. Будем ремонтировать плотину на каскаде прудов рядом с усадьбой. Сейчас самая главная проблема — заплатить долг по отоплению. Необходимо найти триста тысяч рублей, иначе все ремонты, которые сделаны, пойдут насмарку. Штукатурка без отопления повалится.

— Почему такое отношение к доброму делу?

— Не знаю. Но когда говорят, что это — зависть, я не верю. Просто люди, может быть, иногда недопонимают, что многое зависит от собственного восприятия.

Наталья Рюмина

Читатели газеты «Премьер» тоже могут помочь восстановлению усадьбы. Реквизиты счета:

  • ПОЛУЧАТЕЛЬ: Фонд «Земля Вологодская»
  • ИНН/КПП 3525300881/352501001,
  • ОГРН 1133500001073,
  • р/с получателя 40703810612000001360 в отделении № 8638 ОАО «Сбербанк России» г. Вологда,
  • ИНН/КПП банка получателя 7707083893/352502001,
  • БИК банка получателя 041909644,
  • Кор. счет банка получателя 30101810900000000644,
  • ОГРН банка получателя 1027700132195.
  • НАИМЕНОВАНИЕ ПЛАТЕЖА: пожертвование на благотворительную программу «Усадьба Спасское-Куркино»
Похожие статьи
  • 15 марта' 16 |

    Накануне Дня работников ЖКХ о проблемах и удачах, секретах и перспективах развития отрасли в регионе с «Премьером» поделился заместитель губернатора Виталий Тушинов.

    2
    0
  • 23 февраля' 16 |

    Парень из деревни Миндюкино Череповецкого района сделал головокружительную карьеру, став первым секретарем Вологодского обкома КПСС, а затем и первым секретарем ЦК КП РСФСР.

    2
    0
  • 22 марта' 16 |

    20 лет назад в регионе произошла официальная смена власти. 23 марта 1996 года врио главы администрации Вологодской области был назначен мэр Череповца, сменивший на этом посту Николая Подгорнова.

    1
    0