Переводчик Паулюса

№48 (945) от 8 декабря 2015 г.

Человек масштаба Бланка достоин, чтобы в честь него называли улицы, школы, университеты. Но этого, увы, не произошло...

Легендарный вологодский историк Александр Бланк был переводчиком фашистского военачальника Фридриха Паулюса, когда тот находился в советском плену.

70 лет назад, 20 ноября 1945 года, начался знаменитый Нюрнбергский процесс — международный трибунал в отношении преступлений национал-социалистов Германии.

Со стороны обвинения выступил фельдмаршал Паулюс, пленённый советскими войсками под Сталинградом в 1943 году. В лагере, где содержались пленные немецкие военачальники, работал переводчиком молодой офицер НКВД Александр Бланк, ставший впоследствии крупным вологодским ученым.


Одессит Сашка

Александр Бланк родился в самом начале 1920-х. Это была та самая хрестоматийная Одесса, описанная в рассказах Исаака Бабеля, ещё не знавшая Великой Отечественной войны. Именно Одесса того периода стала прообразом Черноморска в романе «Золотой телёнок» Ильфа и Петрова.

Непростая жизнь портового города компенсировалась знаменитой местной культурой шутки. Шутить Александр Соломонович любил до конца жизни. «Он обладал хорошим чувством юмора и прекрасной речью, — вспоминает ученик профессора, социолог Андрей Патралов. — Он не перешучивал и не заискивал перед студентами, у него не было такой необходимости. В его словах жемчуг рассыпан был везде, только собирай».

В 1938 году Александр Бланк поступил на одесский истфак, но доучиться не успел: началась война. Участвовал в обороне города, но тяжёлая травма выбила молодого человека из строя. Восстановив здоровье, он всё-таки получил диплом историка в родном институте, который уже находился в эвакуации. А после этого принял решение вернуться на службу. Но его взяли не в действующую армию, а в НКВД.


Скрижали истории

Фельдмаршал Фридрих Паулюс сдался в плен советским войскам 31 января 1943 года. В феврале его доставили в подмосковный Красногорск, где располагался оперативный пересыльный лагерь. Почти сразу Паулюса вместе с его генералами перевели в лагерь в Суздале, а затем в посёлок Чернцы близ Иванова.

В июле в Красногорском лагере появился Национальный комитет «Свободная Германия». В его составе были будущие вожди ГДР Вильгельм Пик и Вальтер Ульбрихт. В сентябре того же года проходит учредительный съезд новой антифашистской организации «Союз немецких офицеров». Паулюс сначала воспринял это как предательство, но затем взгляды свои изменил. В августе фельдмаршал подписал обращение к немецким военнопленным, вступил в «Свободную Германию», а затем и в «Союз немецких офицеров».

Александр Бланк работал именно в лагере, где находился фельдмаршал. Александр Соломонович с детства хорошо знал немецкий язык, поэтому был назначен на руководящий пост.

«Есть версия, что именно Александр Соломонович сделал так, что Паулюс согласился поехать на Нюрнбергский процесс и выступить там со стороны обвинения, — говорит историк и политик Александр Лукичев. — Считается, что неожиданное для всех выступление на процессе Паулюса стало одним из факторов, сломивших дух подсудимых. Он занял принципиальную позицию, указав на некоторых конкретных людей как на разжигателей войны. Но неизвестно, ездил ли на процесс сам Бланк».

Другой ученик Александра Бланка, бывший заместитель губернатора области Владимир Касьянов подтверждает, что профессор Бланк действительно плотно работал с немецкими военнопленными. «Он был участником масштабной операции советских спецслужб по борьбе с нацизмом, прежде всего среди высшего офицерского состава вермахта, — напомнил политик-историк. — В своих воспоминаниях некоторые военнопленные обращали внимание на его кругозор и авторитетность суждений по германской истории. Но Александр Соломонович никогда не преувеличивал своей роли в переубеждении Паулюса».


Ведущий германист

После войны Александр Бланк стал широко известным ученым. «В советское время он был одним из трёх историков, которые изучали ранний период национал-социализма, — говорит Владимир Касьянов. — С ним даже советовался Юлиан Семёнов, когда создавал роман «Семнадцать мгновений весны». Я неоднократно был свидетелем телефонных звонков, когда писатель уточнял многие детали вплоть до цвета глаз у того или иного немецкого офицера».

Кстати, именно Александр Соломонович первым описал в своей докторской диссертации историю легендарной немецкой антифашистской организации «Красная капелла», и только затем этот сюжет подхватил Юлиан Семёнов.

Как-то на одном из научных мероприятий в ГДР ученого упрекнули в том, что он слишком много внимания уделяет германской истории в ущерб российской. «Бланк ответил, что совет он принимает, но обращает внимание, что борьба с нацизмом для него не только предмет научного интереса, поскольку он с нацизмом боролся не только на страницах научных работ, но и на фронте, в то время, когда его юный критик ходил в гитлерюгенд и каждый день кричал «Хайль Гитлер!», — рассказывает Андрей Патралов.


Легенда Вологды

Последние 30 лет жизни Александр Соломонович подарил Вологодской земле и вологжанам, работая в Череповецком и Вологодском педагогических институтах. Благодаря усилиям Бланка в Вологде была создана отдельная школа германистики. Всего под его руководством защищено более 50 диссертаций — больше, чем у любого другого вологодского профессора.

«В силу своей энергии он сумел собрать в Вологде постоянно действующий симпозиум по проблемам германской истории, — вспоминает Андрей Патралов. — К нам приезжали не только советские, но и зарубежные учёные. Всего прошло несколько таких встреч».

Жил Александр Бланк на втором этаже знаменитой «сорокашки» — в доме 38 по улице Октябрьской, где сегодня расположено кафе «АРС». «Аллеи Октябрьского сквера были его научной школой, где формировались будущие ученые, правились диссертации, проверялись креативные идеи. Настоящая научная лаборатория!» — отмечает Патралов.

Александр Бланк умер в январе 1985 года в Вологде. Следы его потомков затерялись, и «Премьеру» пока не удалось отыскать никого из них.

Но вологжане его помнят. Соседи по дому отзываются об Александре Соломоновиче как о крайне доброжелательном и интеллигентном человеке. Ученики и последователи называют «великим» и даже «святым»: в кабинете Андрея Патралова до сих пор висит его портрет...

Владимир Пешков