Театральный роман

№1 (949) от 12 января 2016 г.

Борис Гранатов считает, что театр — это профессия, требующая затрат душевных и физических сил в течение всей жизни. | Фото Владимира Пешкова

Народный артист России Борис Гранатов в минувшем году отметил сразу два юбилея.

30 лет назад он впервые приехал в Вологодский ТЮЗ в качестве главного режиссера, а в 90-м, четверть века назад, после стажировки в Москве, стал художественным руководителем Вологодского театра для детей и молодёжи.

— Борис Александрович, Вы совсем не вологодский. Как попали в наш город? И почему покидали театр на два года — Вы ведь уезжали на стажировку в Москву?

— До Вологды я уже семь лет работал режиссёром в разных театрах, а перед назначением в Вологодский ТЮЗ полтора года исполнял обязанности главного режиссёра Ставропольского драматического театра. Но весной 1985 года выяснилось, что на этот пост собираются назначить другого режиссёра, потому что я не состоял в компартии, а это было ещё важно в те годы. Тогда я обратился в Министерство культуры с просьбой подобрать для меня другой театр, и мне, невзирая на беспартийность, предложили Вологду. Проработав здесь три года и поставив семь спектаклей, я в 1988 году уехал в Москву. Там проходил стажировку в Театре имени Пушкина у главного режиссёра, народного артиста РФ Юрия Ерёмина, был вторым режиссёром в двух его спектаклях и сам поставил «Эвридику» Жана Ануя.

В августе 1990 года, когда стажировка заканчивалась, меня стали активно звать обратно в Вологду. Я был настроен на другой лад, к этому моменту даже успел обменять свою вологодскую квартиру на комнату в Москве, но, подумав, что «от добра добра не ищут», решил вернуться при условии, что буду не главным режиссёром, а художественным руководителем — то есть осуществлять творческое и административное руководство. Мое условие было принято, так как это было нужно, чтобы избежать проблем, связанных с двоевластием, которые возникали в первые три года моей работы. Управление культуры согласилось, а коллектив избрал меня почти единогласно (тогда худруков в театрах избирали).

— Люди, которые живут в городе достаточно давно, называют театр ТЮЗом — Театром юного зрителя. Но на афише другое название — Театр для детей и молодёжи. С чем связана эта метаморфоза?

— Это не метаморфоза. Театр был переименован ещё в 1992 году. Всё просто — если придётся ездить на международные фестивали, нужно представлять название театра по-английски. Однако на английский «Театр юного зрителя» переводят как «Theater for children and youth» — «Театр для детей и молодёжи». Театр юного зрителя — это тип театра по министерской классификации. Поэтому официальное наименование осталось прежним, а имя «Театр для детей и молодёжи» мы сделали рекламным — для афиш и буклетов.

— Можно ли за все годы Вашей работы в театре выделить время, когда работалось легче всего или интереснее всего? А может, наоборот, сложнее?

— Работать мне всегда интересно — ведь это дело, которым я занимаюсь с детства; я вырос в театральной семье, а для людей театра это не работа — образ жизни. Было ли труднее в те первые три года? Да, было трудно, нужно было находить общий язык с труппой (что нормально для нового руководителя), надо было думать, как быть с теми, кто не хочет или не может работать так, как, на мой взгляд, необходимо для общего дела.

— А как же сокращение финансирования? Это как-то влияет на ситуацию в театре?

— В 90-е было то же самое, когда возник дефолт. Тогда у нас вообще не было денег — даже на зарплату. Но мы всё равно выжили, работали, ставили спектакли — к примеру, вместо бархата в костюмах использовали мешковину. Это влияло, конечно, на художественное восприятие спектакля, на его качество, но я никогда из этого не делал трагедии. Нам говорили, что это всё временно, что всё восстановится — и всё восстановилось, в итоге мы снова стали получать то, что необходимо для нормальной жизнедеятельности театра. Так было до 2012 года. Теперь опять плохо с постановочными средствами, но и сейчас продолжаем работу, выпускаем премьеры и надеемся, что прежние объёмы финансирования вернутся, так как ни один театр не может содержать себя на собственные доходы. Хотя отношение учредителей к театрам в Вологде теперь иное — как к самодеятельности, а не профессиональному делу, требующему затрат душевных и физических сил в течение всей жизни. Но я верю и надеюсь, что понимание придет!

— Давайте поговорим о новом сезоне. Уже представлен спектакль «Страсти по Тилю». Чем порадуете, какие планы на вторую половину сезона?

— В октябре мы открыли 40-й театральный сезон премьерой «Тиля», а день рождения театра будет в апреле 2016 года. К Новому году мы возобновили сказку, которую поставили три года тому назад, в 2012 году, — «Новогодние приключения Буратино и его друзей». В середине января начнем репетировать новую сказку про Айболита по сценарию известного кинофильма Ролана Быкова «Айболит-66». Выпускать планирую в середине марта. Ну, а к 16 апреля будем готовить юбилейный вечер, посвященный 40-летию нашего театра.

— У Вас ведь будет двойной юбилей — в марте Вам исполнится 70 лет?

— Да, как это ни странно (не могу осознать пока!), но такая дата не за горами. Но я не собираюсь широко её праздновать — об этом будет небольшая часть в сценарии юбилейного вечера к 40-летию театра в апреле — ведь тридцать лет из сорока связывают меня с нашим театром.

— Вы регулярно снимаете спектакли на видео, и, наверное, накопился огромный видеоархив. Нет планов выложить это всё в Интернет — по крайней мере, видео тех спектаклей, которых уже нет в репертуаре?

— Очень многие спектакли, которые хотелось бы показать, сняты ещё на видеоплёнку. Их нужно цифровать, монтировать. Ну, а те спектакли, которые идут сейчас, выкладывать в Интернет нет никакого смысла: театр — живое искусство и полноценно существует, только когда на сцене артисты, а в зале — зрители. Тем более, что на цифровую камеру у нас сняты только спектакли, которые в репертуаре театра.

— А как же, к примеру, «Забыть Герострата»? Его нет в репертуаре уже не один сезон...

— Да, и таких много. Спектакли, как люди, имеют свою жизнь, и он уже снят с репертуарной афиши, но, возможно, мы восстановим его на малой сцене. Такой вариант я поставил в позапрошлом году со студентами Ярославского театрального института — это был их дипломный спектакль. Мне показалось, что это может хорошо получиться в театре. Но невозможно и незачем восстанавливать все спектакли, которые были поставлены мной за тридцать лет — ведь их около ста. Пока есть силы, нужно делать новые. Посмотрим, как будет складываться жизнь.

Владимир Пешков

4
0
Похожие статьи
  • 12 апреля' 16 |

    Чекист, промышленник, депутат Законодательного Собрания, доктор экономических наук, успешный бизнесмен, заслуженный «морж» и футбольный фанат…

    27
    0
  • 07 февраля' 17 |

    О том, как менялась судебная система региона на протяжении последних десятилетий, «Премьер» узнал у Владимира Шепеля, председателя Вологодского областного суда, заслуженного юриста России, имеющего первый квалификационный класс.

    34
    0
  • 14 февраля' 17 |

    Более 50 вологжан уже записались на личный прием Натальи Поклонской. Депутат Государственной Думы приедет в Вологду 19 февраля.

    17
    0