Николай Шохин: «Мой принцип — никогда не ныть!»

№14 (962) от 12 апреля 2016 г.

Николай Шохин в бытность депутатом научился писать законы, которые работают и сегодня. | Фото из личного архива

Чекист, промышленник, депутат Законодательного Собрания, доктор экономических наук, успешный бизнесмен, заслуженный «морж» и футбольный фанат…

Этот невероятный микс талантов намешан в одном человеке — Николае Шохине, который уверен, что живет свою собственную жизнь, а не проживает чужую.

— Николай Николаевич, Вы в прошлом чекист, работали в КГБ СССР. Чем конкретно занимались и почему ушли?

— Ну, это очевидный ответ. КГБ имеет совершенно определенный и четкий перечень направлений деятельности. В Череповецком горотделе, начальником которого я был с 1985-го по 1991 годы, мы, в частности, обеспечивали с позиций выявления признаков возможного вредительства строительство пятой домны ЧерМК, поскольку огромное количество организаций со всей страны работало на этой стройплощадке. Конечно, определенный гриф секретности не снят до сих пор. У нас находились в производстве и материалы, по которым проверялись люди на принадлежность к спецслужбам противника.

Ушел я по совершенно понятной причине. 19 августа 1991 года. ГКЧП. В мой кабинет одновременно пришли первый секретарь горкома партии, председатель райисполкома, начальник УВД и прокурор города. Присели за стол и говорят: «Николай Николаевич, командуйте! Где президент — неизвестно, а председатель КГБ СССР — член ГКЧП. Поэтому у нас есть все основания считать, что ты знаешь, что происходит». Ответил, что я один из них, пережить эти непростые времена нам придется вместе и действовать по обстановке.

Потом последовали известные события: ГКЧП разгромлен, власть сосредоточилась в руках товарища Бориса Ельцина, учреждена новая структура КГБ. Я был на первом учредительном совещании по образованию КГБ РФ и даже выступал на нем с докладом, но я видел, с какой неприкрытой неприязнью и Ельцин, и Бурбулис (госсекретарь РФ) смотрели в зал. Президент и его ближайший помощник, очевидно, видели в нас консервативную, сильную и мощную структуру…

Поэтому, по понятным причинам, началась зачистка этой структуры. У нас была проведена проверка, по итогам мне лично были предъявлены обвинения по 6 позициям, я подробно дал комментарии по каждому из них, будучи совершенно спокоен и уверен в своей правоте.

Потом записался на прием к Председателю КГБ РФ, но вновь попал к нашему же проверяющему, который заявил: «Нам с вами не по пути!» Не скрою, довольно грубовато среагировал — в ответ сказал, что с такими козлами я работать и сам не буду, и ушел.

Здесь, в Вологде, мне в это же время поступило предложение занять пост заместителя директора по кадрам, режиму и социальной сфере Вологодского подшипникового завода, которое я принял и сейчас ничуть не жалею.

— А политическое поприще в Вашей жизни как возникло?

— Законодательство на момент середины 90-х «проседало». Востребованных законов, регламентирующих работу в условиях рыночной экономики, не было. И руководство завода, как и любого крупного предприятия, пришло к выводу, что, если не создавать правовое поле, не влиять на налоговую и бюджетную политику, предприятию трудно работать, да и регион в целом не обеспечит процесс развития.

Вошел в комитет по социальной политике, поскольку мне это было близко, но это была совсем другая работа. Нужно было понимать, что такое бюджет? Где формируются деньги? Почему их столько? Как их распределить? Эти вопросы спровоцировали во мне необходимость познания и выбора: либо мы просто верим на слово главе департамента финансов и как обезьяны нажимаем на кнопки, либо формируем свое видение. И я стал заниматься наукой экономики.

За три года работы в депутатском корпусе я «подрос» до того, чтобы сформулировать тему своей кандидатской диссертации: «Управление формированием бюджета региона, обеспечивающего сбалансированность финансирования социальной сферы». А когда я защитился, понял, что наукой надо заниматься всерьез, потому что это — знания, которые дают пищу для практической сферы деятельности в любом разрезе. Поэтому пошел на защиту докторской, которая мне далась неимоверно трудным путем.

В 2005 году я писал эту работу, забросив футбол, вечеринки с друзьями, отказался от всего личного… Но очень горд, что сумел защитить диссертацию на тему «Антикризисное управление», о котором сейчас, спустя 15 лет, все говорят.

Я научился писать законы, которые работают и сегодня, и очень этим горжусь. До сегодняшнего дня, работая в Общественной палате, я присутствую почти на каждом заседании Комитета по бюджету и налогам в областном парламенте. Мое мнение учитывается.

— Почему же тогда не вернуться в Законодательное Собрание, тем более, что выборы на носу?

— Чем отличается 1996 год от нынешнего 2016-го? Мы шли мотивированные искренне, на равных условиях, горя желанием быть полезными собственному предприятию, отрасли и региону. У нас не было корыстной заинтересованности, потому что нам платили по основному месту работы.

Сейчас формируемые по партийным спискам «бригады» в состав Законодательного Собрания в значительной степени минимизируют индивидуальность людей. Партийная дисциплина порой преобладает над личным мнением. Я не член партии осознанно, потому что был членом КПСС и не рву со своим прошлым. Сейчас же не вижу принципиальной разницы в программных документах партий, а в сложные для страны минуты не видел ни одну партию, которая бы встала и поставила диагноз состоянию общества и экономики.

Если и идти на выборы, то в форме самовыдвиженца. С пониманием, что для принятия решения необходимо будет убедить коллег-депутатов в обоснованности своего предложения. К сожалению, понимаю, что для работы в ЗСО один в поле не воин и требуется учитывать мнение окружающих.

Когда три года назад мне предложили пойти работать в Общественную палату, я, честно говоря, не верил в жизнеспособность этого органа. Но когда губернатор Олег Кувшинников публично заявил, что будет лично рассматривать все наши рекомендации, исходя из этого давать экспертную оценку проектам и участвовать в работе палаты, я согласился. И не пожалел.

— У Вас ведь есть бизнес? Какой?

— Есть. Это бизнес знаний и недвижимость. Кроме того, я интересуюсь различными инвестиционными проектами по реализации товаров местного производства на внешних рынках и являюсь учредителем структуры, которая оказывает взаимодействие между производителями вологодской продукции на местах, ее оценкой качества и реализацией.

Год назад мы привезли в удаленные районы области богатых и молчаливых людей, которые заинтересовались предложением, и уже есть первые результаты. Таким образом, мы намерены обеспечить рабочие места, поступления доходов в бюджеты муниципальных образований районов, заработную плату и, соответственно, получить определенную прибыль как участники этого процесса.

— Весь город помнит, как Вы в лютый мороз шокировали людей, появляясь на стадионах и площадях в рубашке с коротким рукавом, пропагандируя личным примером здоровый образ жизни. Моржевали. Прошло двадцать лет. Как здоровье?

— Отлично! Практика полностью оправдала себя. Продолжаю купаться и ходить без теплой одежды.

— Скоро исполнится 7 лет с момента гибели Вашего единственного сына. Как Вы пережили эту утрату?

— Я ее не пережил. Это невозможно пережить. Сейчас более-менее стабилизировались отношения с невесткой, которая уехала из Вологды. Во внуке я вижу Колю — Николая Николаевича шестого. Это семейная традиция. Те же черты характера, те же жесты. Честно говоря, мечтаю, чтобы в пятый класс школы он перешел в Сокольскую кадетскую школу. Но это будет решать его мать.

У меня пять внуков: четыре парня, одна девочка. И как только каждому из членов семьи Шохиных исполняется год, я собираю всю семью, ставлю годовалого малыша на стул и спрашиваю: «Какое главное слово должен знать каждый Шохин?» И любой из нас с малолетства это слово знает: «Не ныть!»

Юлия Лаврова

Похожие статьи