Титов, сын Титова

№15 (963) от 19 апреля 2016 г.

Герман Титов осуществил свою мечту: он живет в окружении множества книг.

Руководитель регионального исполкома ОНФ в Вологодской области — человек неординарный.

Комсомольское прошлое, созданный с нуля бизнес, меценатство, поддержка писателей и художников, собственные проекты по современному искусству, издательская деятельность, а теперь общественная работа, в которой каждый день «как на фронте».

Все это сочетается в его жизни легко и непринужденно, с какой-то лихой элегантностью.

— Герман Алексеевич, а Вы к своему тезке, космонавту Герману Титову, какое-то отношение имеете?

— Самое прямое. Я родился во вторую годовщину его полета в космос. Мой отец, Алексей Алексеевич Титов, когда ему позвонили, что я родился, сидел за столом и перелистывал календарь, который и напомнил ему про полет Титова в космос. Так и возникло решение назвать меня Германом. На тот момент отец работал главным инженером Череповецкого горгаза. Затем за его плечами был опыт работы в череповецком и вологодском горкомах партии, вологодском облисполкоме. В 90-е годы Алексей Титов стал полномочным представителем президента по Вологодской области. С детства папа был для меня примером во всем. Образцом порядочности, серьезного отношения к делу, любви к своей родине и своей семье. Бесконечное уважение, которое я к нему испытывал, я сохранил на всю жизнь.

— Признайтесь, в детстве мечтали стать космонавтом?

— Признаюсь, что не мечтал. Я очень много читал, и фантастики, и научной литературы, в том числе про космос. Мне было абсолютно понятно, что главное в этой профессии — не романтический флер, а большие, нечеловеческие нагрузки. А мечтал я быть библиотекарем, чтобы жить в окружении огромного количества книг. Можно сказать, что в какой-то степени я свою детскую мечту осуществил. Нашу семейную библиотеку начинали собирать родители, а я продолжил, и сегодня она настолько велика, что хранится в нескольких местах. Даже моя электронная библиотека насчитывает сорок тысяч книг.

— Ваше решение возглавить региональный исполком Общероссийского народного фронта многих привело в замешательство. Казалось, Вы давно и прочно ушли из политики, сначала в бизнес, потом в искусство. И тут такая перемена.

— ОНФ вне политики. Это не партия, а общественное движение, которое обладает значительным ресурсом в решении конкретных проблем, но при этом не страдает от жесткой партийной организационной структуры. Общероссийский народный фронт — это коалиция общественно-политических сил для содействия эффективному и справедливому решению социальных задач. Нет непосредственного членства, мы объединяем всех активистов, поднимающих острые проблемы, нет института сторонников, нет общественных приемных. Мы — союз единомышленников, который контролирует исполнение местными властями президентских указов. Есть указы и поручения лидера ОНФ, президента страны Владимира Путина, при исполнении которых на местах возникают некоторые проблемы. Есть законы, которые нужны и полезны, но почему-то не работают, и чтобы система заработала, приходится иногда ставить на место нерадивых чиновников.


— И как, получается?

— Уверен, что да. За полтора года работы мы какие только вопросы не поднимали. И капремонты, и расселение из ветхого и аварийного жилья, и качество дорог, уровень реализации программы «Доступная среда», и лесные рубки, и выплата заработной платы. От покупки здания Пенсионного фонда по цене, значительно превышающей рыночную, до открытия винного магазина на месте детской библиотеки. Каждый день то триллер, то детектив, то приключенческий роман. И это еще с учетом, что в Вологодской области ситуация гораздо более благополучная, чем в других регионах. Там в активистов ОНФ и стреляли, и дома поджигали.

— Сначала хотела заметить, что такая работа выглядит немного скучно, а теперь думаю, что, скорее, страшно…

— Разве? То, что власть не любит критику, это нормально. А вот то, что существует некая система, когда власть неприкосновенна, когда критиковать ее нельзя и опасно, это уже ненормально. Не секрет, что большинство СМИ уже давно опасаются писать острые материалы, потому что есть финансовые рычаги влияния на редакции. Но ведь «Премьеру» это не мешает? Вот и мы пытаемся как-то поправлять.

К примеру, Вологодская область стала первой в стране, где после вмешательства ОНФ были сокращены расходы на информирование о деятельности власти, причем на уровне формирования областного бюджета. В октябре 2014 года мы обратили внимание, что эта строка в бюджете вырастает на 26 миллионов, и предложили правительству области как-то скорректировать свои пожелания. Во втором чтении наши предложения были учтены. Кстати, вскоре после этого ОНФ выступил с инициативой вообще ограничить расходы на пиар власти, так что Вологодчина оказалась в лидерах.

— Вологодская область то и дело становится лидером, правда, антирейтингов ОНФ. То в истории с чартерными перелетами отличаемся, то в тратах на аренду автомобилей для представителей власти…

— Федеральные антирейтинги, которые составляют активисты проекта ОНФ «За честные закупки», — это отличная возможность держать власть на местах в некотором тонусе. Экономическая ситуация в стране, и в Вологодской области в частности, далека от идеальной, а это значит, что нужно учиться экономить, причем не на социальных расходах, а на предметах роскоши. Правда, не все руководители с этим согласны. К примеру, на уровне области в декабре 2015 года губернатор принимает постановление, что стоимость автомобилей, покупаемых для чиновников, не может превышать полутора миллионов рублей. А спустя несколько месяцев мы видим закупку мэрией Череповца автомобиля, который стоит дороже. И на наш запрос получаем ответ, что мэрией Череповца в январе 2016 года принято собственное постановление, по которому покупаемые машины не могут быть дороже двух с половиной миллионов. Вот, спросили у губернатора, кажется ли ему это правильным. Ждем ответа.

Надо признать, что за полтора года работы удалось создать нормальные партнерские отношения с правительством области, которое, хоть и не в восторге от наших действий, но относится к ним с пониманием, адекватно реагирует на критику и старается работать на общий результат. Один из самых наглядных примеров — капитальный ремонт двух домов для переселенцев из ветхого и аварийного жилья в Соколе.

«Кстати, термин «новое аварийное жилье» придумали в ОНФ. То есть ситуации, когда люди из бараков приезжают в еще худшие условия, для России не редкость, и Вологодская область, к сожалению, тут тоже «засветилась». Почти год мы вместе с жителями Сокола бились с этой проблемой. Застройщик обанкротился, владелец строительной фирмы умер, деньги украдены, дома рушатся, а отвечать некому. И все-таки вопрос был решен. Правительство области, Администрация Сокола нашли средства и объявили, что капитальный ремонт все-таки будет. На данный момент первая очередь работ уже выполнена. На очереди внутренний ремонт квартир. В том, что все это состоялось, огромная заслуга сопредседателя регионального штаба ОНФ Андрея Бадина. Он с жильцами все время на постоянной связи.

— То есть проблем с властью нет?

— Это у власти с нами проблемы. Особенно в муниципалитетах. Вот тут конструктивный диалог пока выстраивается не очень. К примеру, ОНФ реализует общероссийский проект «Убитые дороги». Так вот, руководитель этого проекта, депутат Госдумы Александр Васильев с некоторым недоумением рассказывал, что проехал все российские регионы, и только из двух городов получил от власти в ответ на письмо с выявленными замечаниями отписку, что нет, все у нас с дорогами хорошо. И одним из этих двух городов был Череповец. Правда, те же самые улицы, которые «фронтовики» назвали некачественными, попали в план капитального ремонта на этот год. То есть местные власти ямы на них все-таки нашли, хоть в этом и не сознались.

Аналогичная ситуация в Вологде. Мы уже несколько раз поднимали вопрос некачественного ямочного ремонта, который делается с нарушением ГОСТов. Не выдерживаются гарантийные сроки, Ленинградский мост только за эту весну уже трижды ремонтировали, а теперь объявили аукцион на полную замену асфальтового полотна. Это в прямом смысле слова закапывание в землю бюджетных денег. Уже и прокуратура подтвердила нашу правоту, а воз и ныне там. Будем бороться с этим дальше.

— А какие вопросы, кроме капитального ремонта дорог в Соколе, удалось решить местному отделению ОНФ?

— К примеру, остановлено несколько лесных рубок. И дело не в том, что они были незаконными. Дело в том, что они ущемляли права местных жителей, которые привыкли к рекреационному значению леса, в котором они поколениями собирали грибы и ягоды, а теперь фактически за околицей щепки летят.

В Сокольском районе мы долго бились за сосновый бор возле деревни Озерки. Там два лесных квартала были отданы под санитарную рубку. Но наши эксперты усомнились в том, что она, во-первых, необходима, а во-вторых, что под ее прикрытием не ведется сплошная рубка ценного соснового сырья. Выехали на место, обнаружили нарушения условий, прописанных в контрактах, вмешались. Как результат, первый из двух кварталов стали рубить в соответствии с прописанными условиями. А во втором квартале рубка вообще была отменена. Сейчас лес просохнет, выедем на место еще раз, посмотрим, все ли хорошо.

В Кич-Городецком районе жители волновались по поводу рубки леса прямо за деревней. Провели несколько заседаний региональной группы Центра общественного мониторинга проблем экологии и защиты леса, которую возглавляет Надежда Максутова, наши эксперты Николай Неволин и Юрий Жаворонков выехали туда на место. Результат — арендатор подписал соглашение, что в радиусе четырех километров от деревни Крадихино рубка вестись не будет.

В Школе боевых искусств отменена незаконная родительская плата. Сохранена мемориальная мастерская художника Александра Пантелеева. За парком Мира ликвидирована несанкционированная мусорная свалка. В детской стоматологической поликлинике установлен факт злоупотребления полномочиями. Главный врач оформила на работу родственников, которые ничего не делали, а зарплату получали. Не работает больше этот человек руководителем учреждения здравоохранения. Таких примеров много. Каждый день мы кропотливо этим занимаемся. Не хватаемся за все сразу. Стараемся брать тему и ее до конца отрабатывать, «дожимать».

— Просто спайдермены какие-то…

— Вы вот шутите, хотя в каждой шутке есть только доля шутки. В Вологодской области очень много неравнодушных людей, активных и целеустремленных, которые поднимают проблемы, предлагают пути их решения, заставляют власть шевелиться и что-то делать. Многие из этих людей уже с нами. Остальных мы приглашаем к активному сотрудничеству. Важно понимать, что активисты ОНФ не получают за свою работу зарплату. Они общественники, и то, что общественный контроль становится все более ощутимым, на мой взгляд, не может не радовать. Механизм показал свою работоспособность. ОНФ не подменяет собой контролирующие органы. Мы не прокуратура, не суд. Мы поднимаем общественно значимую проблему, привлекаем к ней внимание людей, предлагаем власти свое решение. Благодаря форумам, которые ежегодно проводит ОНФ, многие проблемы с мест доходят напрямую до лидера организации, до президента Владимира Путина. И это тоже механизм воздействия. Очень действенный, надо сказать.

— В одном Вашем интервью «Московскому книжному журналу» в 2012 году я вычитала Ваше описание, которое мне понравилось. «Есть Гагарин. Есть Герман Титов. Космонавты. А есть вологодский Герман Титов. Он — тоже «космонавт». Постсоветский. Книгоиздательский. Он поставил «космическую» задачу — талантливо выпускает книги. Титов собирает свою «галактику» авторов и делает академическую работу целого НИИ искусствознания». Сейчас на «космические задачи» время остается?

— При правильной его организации времени хватает на все. Сейчас мы с партнерами работаем над созданием проекта Центра искусства и культуры в Вологде. Он должен расположиться в здании бывшей столовой «политеха» на улице Ленина. Наш проект поддержан и городской администрацией, и правительством области. Это будет уникальное пространство, в которое мы рассчитываем привлечь неравнодушных молодых людей, интересующихся искусством. Мы намерены работать над воспитанием сложного человека, потому что только ему под силу создавать новые смыслы. Нажать на пусковую кнопку ракеты может любой, а вот чтобы создать ракету, нужно быть сложным человеком. Уже есть договоренности с Мультимедиаартмузеем, Государственным музеем современного искусства о предоставлении ими своих экспозиций. Мы планируем проводить 6-8 выставок в год. Разрабатывается обширная образовательная программа. В помещении центра будут библиотека, лекторий, недорогое кафе. Талантливым молодым людям должно быть интересно в Вологодской области, тогда они не будут стремиться отсюда уезжать. В этом наш проект имеет патриотическую направленность.

Вера Давыдова

Похожие статьи