Невидимка

№22 (970) от 7 июня 2016 г.

Юлия и ее мама против того, чтобы их история с указанием настоящих имен и фамилий стала достоянием прессы: слишком трудно женщинам говорить о том, как летний вечер в Крыму изменил их жизни. | Фото с сайта hochu.ua

Вологжанка, сбежавшая из семьи подростком, 24 года оставалась «невидимой» для сотрудников правоохранительных органов.

История, которая произошла в Туле, напоминает сценарий кинофильма. Как рассказали «Премьеру» в пресс-службе УМВД по Тульской области, 27 мая в Кремлевском сквере Тулы туристка из Москвы увидела во время экскурсии маленького ребенка, спящего на лавочке. Никого из взрослых рядом при этом не было. На место происшествия незамедлительно выехал дежурный экипаж и сотрудники подразделения по делам несовершеннолетних.

Через некоторое время к ним подошла женщина с двумя детьми и пояснила, что она — мать спящего малыша, которая ненадолго отходила в магазин за покупками и не хотела тревожить отдыхающего ребенка. Никаких документов у дамы при себе не было.

Женщину доставили в отдел полиции для установления личности. Из базы данных информационно-справочных учетов выяснилось, что Юлия Гогинская (фамилия изменена) значится... умершей.

Полицейским женщина сообщила, что еще в 1992 году 13-летней девочкой она убежала из дома в Вологде из-за конфликта с родителями, долгое время находилась в розыске, а в 2005 году вологодский суд признал факт ее смерти.

Пока СМИ тиражировали информацию, сотрудники УМВД по Вологодской области судорожно искали дело «потеряшки» и не могли найти. Потому что обстоятельства исчезновения Юли, как выяснил «Премьер», оказались совершенно другими.


Секта атакует?

Наш источник сообщает, что в решении Вологодского суда от 2005 года, согласно которому Юлия признана умершей, описаны истинные причины пропажи подростка. Оказалось, что семья, действительно проживавшая в Вологде, отправилась летом отдыхать на юг, в Крым.

В официальных бумагах ни слова нет о конфликте между мамой и Юлией Николаевной, родившейся 6 апреля 1979 года. В тексте решения объясняется, что 13-летняя девушка познакомилась с молодым человеком и не вернулась обратно к родным. Многие из вологжан были в курсе этой трагической истории, ведь Юля была единственной дочкой в семье.

Насколько правдивыми являются другие истории, которые рассказывает Юлия спустя четверть века после исчезновения, пока сказать сложно. К примеру, о том, как именно ее втянули в религиозную секту. По словам героини, ее тогда сразу заставили сжечь свидетельство о рождении, потом силой принуждали избавиться от первого ребенка, но вместе с будущим мужем Василием она смогла убежать от агрессивных фанатиков.

В своих рассказах Юлия путается, пытаясь вспомнить год, когда она избавилась от общения с сектантами. Сначала говорила, что оказалась в Тульской области всего лишь год назад, затем утверждала, что провела в секте семь лет, а когда ей исполнилось 20, ушла «в большой мир».

Так или иначе, семья не один год скиталась по городам центральной России. Женщина долгое время жила в Сергиевом Посаде, где родила (в 2004 и 2006 годах) двух сыновей — Серафима и Егора.

Неоднократно и в разных регионах родители пытались зарегистрировать детей по паспорту отца, но везде получали отказ из-за отсутствия документов у матери. Затем и вовсе стали бояться обращаться за помощью, полагая, что это негативно отразится на их семье.

Кремлевский сквер в Туле, где случайная прохожая обратила внимание на спящего на скамейке мальчика. Этот случай и стал той ниточкой, за которую потянули следователи. | Фото с сайта poznamka.ru

Женщина бродяжничала и ночевала в тульских православных храмах, которые давали ей временный приют. Единственным документом, который мать имела при себе, была медицинская справка из областного роддома, подтверждающая рождение дочери, которая появилась на свет 10 декабря 2015 года.


Семеро по лавкам

«Насчет секты нужно еще разбираться, мы продолжаем следствие, — сообщил «Премьеру» начальник пресс-службы УМВД по Тульской области Андрей Ярцев. — Могу сказать точно, что эта секта работает не на территории нашей или Вологодской области».

Полиция была поражена, когда Юлия вместе с детьми открыла дверь квартиры. Оказалось, что у пары — семеро детей! «В ходе дальнейших проверок было установлено, что Юлия вместе с гражданским мужем Василием проживала пять месяцев на съемной квартире в Пролетарском районе Тулы. Они воспитывали семерых детей (трех девочек и четырех мальчиков), старшему ребенку было 16 лет, младшему — 1 год и 3 месяца. У всех отсутствовали свидетельства о рождении, никто не посещал школы и детские сады. Родители не работали, существовали за счет пожертвований различных религиозных и общественных организаций, но дети были ухожены, накормлены и хорошо одеты», — рассказывают тульские полицейские.

Сотрудники правоохранительных органов разыскали родственников женщины с помощью одной из социальных сетей. Ее мать тут же выехала в Тулу и спустя 24 года встретилась с пропавшей дочерью. «Наши сотрудники присутствовали во время телефонного разговора мамы и дочки. Они с трудом говорили, очень плакали», — говорит Андрей Викторович.

В настоящее время многодетной матери оказывается социальная помощь, проводится реабилитация детей и оформление документов. Дети Юлии, как нам удалось узнать, находятся сейчас в учреждениях здравоохранения Тульской области, так как возникла необходимость в проведении ДНК-экспертизы.


По-родственному

Как уверяют тульские полицейские, экспертизы доказали родство мамы и дочки, а также Юлии и ее детей, а проведенные медиками обследования не выявили патологий. После завершения всех необходимых процедур дети были направлены в реабилитационный центр для оказания педагогической, психологической и социальной помощи. Родители постоянно общаются с детьми.

Сотрудники инспекции по делам несовершеннолетних совместно с представителями органов опеки занимаются оформлением свидетельств о рождении детей, чтобы как можно скорее воссоединить семью. Одна из первоочередных задач, которую необходимо решить, — опровержение факта смерти Юлии. Для этого представители органов внутренних дел помогут ей обратиться в вологодский суд для признания недействительным его решения о смерти Гогинской, вынесенного в 2005 году.

«Это позволит женщине получить паспорт и стать полноправной гражданкой России, а также воспользоваться предусмотренными социальными гарантиями многодетной матери», — говорит руководитель пресс-службы полиции Тульской области Андрей Ярцев.

Сегодня Юлия и ее мама — против того, чтобы их история с указанием настоящих имен и фамилий стала достоянием прессы: слишком трудно женщинам говорить о том, как один летний вечер в Крыму круто изменил их жизнь.

Марина Чернова

35
0
Похожие статьи

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.