Больное сердце

№25 (973) от 28 июня 2016 г.

Пожилого человека семейные дрязги бьют в самое сердце. | Фото с сайта wklaw.com

Александр Соловьев рассказывает о том, что происходит в его семье, держась за сердце.

Родственные отношения, как считает вологжанин, испортил квартирный вопрос: «У меня ситуация, как в семье Жанны Фриске, — и суды из-за имущества, и с внуком видеться не дают».

Отношения в семье Соловьева были сложными. Как признается Александр, он старался быть строгим отцом и, когда видел, что близкие, с его точки зрения, ведут себя неподобающе, прибегал к разным мерам воздействия.

Всю жизнь мужчина работал на государство — служил на флоте на Новой земле, выполнял функции юриста, защищал интересы различных организаций в судебных заседаниях. «Я не могу видеть несправедливости, такой уж я человек. Но, конечно, это никому не нравилось. С женой я развелся, с сыном и дочкой не разговариваю, — делится мужчина. — Так получилось, что я инвалид 2 группы, у меня больное сердце и другие болезни, а на старости лет остался один. Ухаживает за мной посторонний человек, с которым я заключил договор ренты».

Сейчас Александр Соловьев хотел бы наладить взаимоотношения с близкими: «Я отец, и жаль, что дети не понимают: все, что я делал, было ради них, ради их будущего». Но и без того испорченные родственные связи подтачивают разборки из-за имущества: 4 июля в Вологодском районном суде состоится очередное заседание, в котором будет решаться вопрос по земельному участку.


Фиктивный договор?

«Когда уходил, двухкомнатную квартиру оставил семье. Ушел с чемоданчиком. Построил в 1997 году кооперативную квартиру в центре города. Но так как не развелся официально, бывшая супруга отсудила у меня половину и этой квартиры, мотивировав тем, что это якобы совместно нажитое имущество», — рассказывает Александр.

Однокомнатную квартиру, которая досталась в наследство от мамы в 1999 году, забрала дочь. «Если бы жилплощадь досталась моей дочери по завещанию, как я планировал, я бы хоть что-то сохранил и мог бы получать дополнительный доход от сдачи в аренду. Но еще в 1999 году, когда оформил документ, меня начали обрабатывать. Другим словом назвать это не могу, потому что меня стали убеждать, что квартиру лучше передать дочке другим способом», — говорит вологжанин.

Родные стали убеждать, что «однушку» нужно оформить на дочь договором купли-продажи, чтобы и она, и ее супруг были уверены, что живут в собственном жилье. «Конечно, я сомневался. Но на меня очень давили дочь и жена, а дочка говорила, что никогда меня не бросит, что я — лучший в мире отец, что она будет помогать мне в старости, ухаживать», — вспоминает мужчина.

Соловьев считает, что испытал на себе даже шантаж: «Говорили, вот останешься один, некому будет стакан подать, всякое может случиться… Ну я и дал слабину, пошел на поводу у дочки, составил договор купли-продажи». В договоре была обозначена и цена продажи — 5 тысяч рублей.

По словам экспертов «Премьера», в 1999 году однокомнатные квартиры стоили на рынке в 10-15 раз дороже — от 70 тысяч рублей, поэтому указанная цена была по сути номинальной. Даже инвентаризационная стоимость площади, которая в несколько раз ниже рыночной, составляла на тот момент 24 с лишним тысячи рублей.

«Никаких денег мне не передавалось, движение средств не отражено в передаточном акте, расписок также нет. Эта сумма была для вида, для отчетности. Да и откуда она тогда их взяла бы, дочке в 1999 году было 20 с небольшим!» — разводит руками отец.

Как рассказывает Александр, постепенно, после получения квартиры в собственность, дочь полностью забыла о нем: «Она отреклась от меня. Около 8 лет она не помогает, не проявляет никакого интереса к тому, как я живу». А признать сделку недействительной он уже не может: прошел срок исковой давности.


Суды вместо благодарности

Ситуация у Александра Соловьева сейчас непростая. Он нуждается в постоянном уходе: в 1999 году мужчина получил 3-ю группу инвалидности, а в 2006 году уже 2-ю. «Мне пришлось оформить договор ренты, чтобы хоть кто-то помогал по хозяйству, помогал с покупкой продуктов, пенсия совсем небольшая», — признается вологжанин. В итоге дополнительно по договору ренты он получает 10 тысяч рублей.

Как удалось узнать мужчине, в настоящее время в квартире, где когда-то жила его мама, семья дочки уже не живет. Более того, квартира несколько раз выставлялась на продажу.

«Насколько я знаю, они переехали в квартиру, доставшуюся мужу после смерти его родственников. Казалось бы, эта «однушка» им уже не нужна. Поэтому попросил вернуть мое «родовое гнездо», но дочь отказала. Теперь время от времени вижу квартиру, где вырос, в таблице риэлторов, за нее хотят 1 миллион 200 тысяч рублей», — рассказывает Соловьев.

Возмущает Александра еще и то, что супруг дочки — соцработник, работает в системе социальной защиты Вологодской области и должен защищать и инвалидов, и их права. Но вместо этого по отношению к нему лично мужчина не проявил ни такта, ни внимания. «Более того, он подлил масла в огонь… Из-за него мы с дочерью стали врагами и чужими людьми», — подводит итог Александр Соловьев.

«Прошло уже 17 лет после того, как оформлен договор купли-продажи. О чем можно говорить? Это смешно! Да он остался без имущества, потому что все пропил. Что вы с алкоголиком разговариваете?» — прокомментировала ситуацию «Премьеру» дочь и бросила трубку.

Сейчас близкие судятся с Соловьевым, который, как удалось выяснить, на учете нигде не состоит, а из-за болезней давно не выпивает. Предмет спора — земельный участок, который он подарил женщине, ухаживающей за ним. И хотя 3-летний срок исковой давности вышел, суд все-таки принял к рассмотрению иск бывшей супруги о признании сделки дарения недействительной.

«Не говорю, что я был идеальным, но дал им все: сын живет в одной моей квартире, дочь — в другой. Какой-никакой, а я — отец. А они ни одного подарка мне не сделали на день рождения! Дочь и зять даже запрещают общаться с внуком!» — говорит Александр, который намерен обратиться на НТВ, в «Прямой эфир» к Закошанскому с предложением сделать программу о своих личных отношениях с родственниками и нарушении его имущественных прав.

Марина Чернова

22
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.