Против течения

№38 (986) от 27 сентября 2016 г.

Николай Егоров: «Большинство избирателей не хотят знать правды». | Фото из личного архива

Лидер вологодского отделения «Яблока» Николай Егоров не сумел переизбраться в новый состав Законодательного Собрания области. К поражению на выборах он относится философски, думая о том, как дальше развивать партию.

Своими размышлениями об итогах выборов и перспективах демократической оппозиции главный «яблочник» региона поделился в эксклюзивном интервью корреспонденту «Премьера».

— Николай Александрович, выборы прошли, итоги подведены. Можно констатировать, что по чистым голосам «сдали» все партии, кроме ЛДПР. Насколько ожидаем был такой итог, учитывая, что были надежды и на прохождение в Госдуму «Яблока»?

— По большому счёту, изменений не произошло — в Думе осталась одна и та же «партия власти», состоящая из четырёх фракций. То, как они перекладывают голоса с полки на полку, ни на что не влияет. Ситуация, когда у «Единой России» больше половины мандатов, устраивает не только «Единую Россию», но и другие парламентские партии. Репутация «Единой России» сформировалась давно, и ее уже ничто испортить не может, остальные партии свою работу сводят к ее критике, не влияя на общий исход работы Думы. Конфигурация из этих четырех фракций будет действовать уже третий созыв парламента, и ожидать каких-либо изменений не приходится.

Сами по себе выборы прошли довольно корректно. Всем на равных условиях был предоставлен теле- и радиоэфир. К работе избирательных комиссий у меня тоже никаких претензий нет. Но мы столкнулись с предвзятым отношением граждан к нашей партии. Власть сейчас настолько манипулирует сознанием людей, что ей не нужно вбрасывать бюллетени или переписывать протоколы.

У людей, как оказалось, довольно однобокое представление о реальности, и большинство избирателей не хочет знать правду. В целом по области на выборах в Законодательное Собрание мы получили поддержку 3,2% проголосовавших избирателей. Несомненно, такой результат отражает и наши недоработки как в предшествующей партийно-организационной работе, так и упущения в ходе самой избирательной кампании. Полноценную агитационную кампанию мы смогли провести только в Вологде, где и получили неплохой результат — 6,6% в целом по городу. Если бы у нас хватило сил провести такую агитационную кампанию по всей области, то в ЗСО однозначно бы появилась фракция «Яблоко».

— Как изменилась ситуация по сравнению с выборами 2011 года?

— На прошлых выборах люди были более открыты к диалогу. Я пытался доносить программу «Яблока» до людей в разных форматах, в разных аудиториях. Везде встретил сопротивление по восприятию информации о том, что нужно сокращать военный бюджет, а тратить деньги на образование и здравоохранение. Люди спрашивали, где взять деньги. Но ведь если в кризисный 2015-й год нашёлся триллион рублей на военные расходы, то почему бы не отыскать 500 миллиардов рублей на поддержку регионов?

— Перед началом кампании представители центральных органов партии шутили, что ожидают результата «от 4 до 14 процентов». В Москве и Петербурге столько набрали, а вот в целом по стране...

— Дело в том, что партия принципиально относится к тому, что заявлено в уставах и программных документах. Мы говорили о реальном положении вещей, о необходимости смены президента. В то же время «Единая Россия» и «Справедливая Россия», если выражаться фигурально, спорили, с кем из них Путин. ЛДПР и КПРФ обходили этот вопрос стороной, чтобы не потерять голоса избирателей. Но они все говорят только то, что хотят слышать избиратели, — то есть занимаются популизмом.

«Яблоко» высказывает свою позицию вне зависимости от того, как это влияет на восприятие избирателями. Делать это необходимо, чтобы консолидировать людей с такими же и похожими взглядами, они должны чувствовать, что они не одни. Но, к сожалению, в нашей стране запрос на правду всего лишь у 2-3% граждан.

— А на демократию?

— Если мы говорим о большинстве, то нет. Проблема в том, что в нашем обществе популярна ложь — не только в политике или на выборах. Дети списывают в школах, учителя закрывают на это глаза, чтобы приподнять показатели своего учебного заведения. Чиновники пишут красивые отчёты, которые не отражают реальной жизни людей, — и так далее. Люди не то чтобы боятся себе в чём-то признаться, они не хотят этого: им уютно так жить, они не хотят задумываться о том, что такая гражданская позиция может привести к трагическим последствиям для всей страны.

Во время встреч с избирателями мне был задан вопрос, как выглядит наш электорат. Наверное, это те, кто способен вдумчиво прочесть больше страницы текста.

— Чего же ожидать россиянам в нынешней ситуации?

— Если честно, у меня пессимистический взгляд на будущее. В нынешних условиях понятно, что нужно делать: необходимо увеличивать финансирование российских регионов за счет сокращения военных расходов и разбазаривания российских финансов.

С 2000 года Россия списала другим странам долги, эквивалентные 120 бюджетам Вологодской области. Нужно приводить в норму расходы на вооружение — таких трат бюджет не сможет выдержать. Экономика будет сжиматься и дальше, бюджеты всех уровней будут сокращаться. Я думаю, что при нынешней политике запаса прочности у российской экономики осталось на несколько лет.

И совершенно непонятно, что делать, когда закончатся резервные фонды, а экономика окончательно ляжет.

— Сейчас кампания закончилась. Я вижу, что Вы не деморализованы и уже строите планы, что делать дальше. Но всё-таки, что чувствуете теперь, когда всё стало ясно?

— Сейчас чувствую, что с меня снимается груз ответственности. Появляется свободное время и свобода действий. Планирую остаться в политике, развивать региональное отделение. Нужно продолжить собирать вместе всех здравомыслящих людей, их достаточно много, но они разобщены. Нужно вести просветительскую работу, ведь исход любых выборов определяют отнюдь не возможные фальсификации и сбросы, а то, что у людей в головах.

— То есть можно говорить о том, что люди в реальности так голосуют?

— Да, это действительно так. У партий действительно такая поддержка. Но у «Единой России» и ЛДПР своя специфика: число проголосовавших за них — это их предел. Они по максимуму использовали свой ресурс и получили высокий процент только из-за низкой явки. Если посчитать результаты с учётом явки, то проценты «Единой России» из 54 превращаются в 20. Те, кто не пришёл на выборы, просто не захотели ни за кого из них голосовать, в том числе и за «Яблоко».

— Один из опрошенных «Премьером» экспертов назвал главным принципом прошедших выборов «воинствующий дилетантизм». Можно ли тем не менее выделить партии, подошедшие к ним более профессионально?

— По максимуму кампанию отработали «Единая Россия» и ЛДПР — при помощи политтехнологов. У остальных партий определяющим стало то, насколько сильная структура у них выстроена. Для сравнения, у «Яблока» в Псковской области такая структура выстроена довольно давно, и благодаря ей Лев Шлосберг снова стал депутатом областного собрания.

Своя специфика есть и у «Справедливой России». С одной стороны, и в 2011 году, и теперь её кампанию делала одна и та же команда политтехнологов. Но её результат политтехнологи предопределить не смогли: тогда партии удалось мобилизовать протестный электорат, который обычно не ходит на выборы. Но избиратели, будучи обманутыми и разочарованными в «Справедливой России», на этот раз снова остались дома.

— Николай Александрович, а что Вы считаете своими успехами за депутатскую пятилетку? Слышали ли Ваши инициативы коллеги по ЗСО?

— Смотря что называть успехом... Если считать по принятым законам, то ни одной моей инициативы Законодательное Собрание не приняло, а надо сказать, что с моей стороны было внесено два десятка инициатив. Удавалось менять повестку дня, инициировать острые обсуждения. Я вносил поправки в бюджеты области 2015 и 2016 годов по перераспределению средств в пользу социальных сфер. Но большинство коллег, к сожалению, меня не поддержали.

Беседовал Владимир Пешков