По Чёрному

№39 (987) от 4 октября 2016 г.

Антон Чёрный планирует выпустить еще три тома антологии «Поэты первой мировой», куда войдут стихи поэтов стран, участвовавших в войне. | Фото из личного архива

Вологодский поэт, журналист, переводчик Антон Чёрный презентовал 28 сентября новую книгу «Поэты первой мировой» и поделился с «Премьером», как стал своим среди музыкантов и литераторов.

Имя Антона Чёрного всегда на слуху у тех, кто интересуется литературой. Широкой общественности он был известен по своей журналистской работе в нескольких изданиях Вологды.

Несколько лет назад Чёрный переехал в Санкт-Петербург, а полтора года назад — в Америку. На прошлой неделе Антон вернулся на несколько дней в Вологду, чтобы повидаться с родными и заодно устроить в «Красном углу» презентацию долгожданной антологии «Поэты первой мировой», где собраны стихи немецкоязычных поэтов в переводе Антона.

На мероприятие пришли многие друзья и коллеги, и среди них — не только литераторы, но и журналисты, музыканты и рекламщики. Ведь за свои 34 года Чёрный успел примерить на себя огромное количество профессий.

— Антон, на презентации писательница Галина Щекина вспоминала, что был период, когда ты был «хулиганистым парнишкой»…

— Мне было 18 лет, и я был в неформальной тусовке рок-музыкантов единственным поэтом. На гитаре не играл, но мои стихи были востребованы. Этот рокерский период недолго продолжался, но, когда у меня была презентация первой книги, я устроил из нее концерт, пригласив многих знакомых музыкантов — Муравья, Моррисона и других. В итоге в баре собралось столько народа, что люди стояли в дверях, и презентация шла с 2 часов дня до 10 вечера.

— Как в твоей семье относились к твоему увлечению?

— Знаю, что мой дедушка писал стихи. Однажды даже нашел его стихотворение, вложенное в старый словарь. В целом, несмотря на то, что мои родители работали на ОМЗ, они интересовались музыкой, читали... Да и времена были очень сложные, поэтому родители занимались делом, а не сюсюкались с нами, четырьмя братьями в семье. Такое отношение позволило каждому из нас найти свой путь в жизни. Например, сначала я хотел стать художником, а потом передумал.

— Когда ты поступил на филфак Вологодского педуниверситета, совпало ли твое представление о нем с происходящим?

— Мне там было жутко интересно. Многое я знал из студии Инги Чурбановой в ЦДО, что-то нам рассказали в старших классах, когда у нас поменялась учительница по литературе. Впрочем, я поступил не с первого раза, потому что провалился — не мог понять, о чем нужно рассказывать в билете о патриотической литературе ХХ века. Уже на следующий год, поработав все это время у станка по производству валиков для краски, поступил на филфак с немецким уклоном.

— Что вспоминается из студенческих времен?

— У нас был большой курс, из 100 человек. Ребят было всего шесть, и трое — поэты: Ваня Смирнов, Гоша Гробовиков и я. Остальные отлично играли на фортепиано, и между парами мы либо декламировали, либо играли в четыре руки джазовые импровизации, ставили сценки. Нам казалось, что вот оно — счастье. Мы — поэты, девушки слушают нас, мы организовываем рок-концерты!

Моим любимым преподавателем был Сергей Юрьевич Баранов, который просто переформатировал мне сознание. Я пришел на филфак волосатым нонконформистом, а благодаря ему вернулся к классике. Сергей Юрьевич читал такие лекции, что мы ходили на них, как люди идут на выступления Радзинского. Но филфак не окончил — был слишком непоседливым. Меня одолели личные передряги, и я ушел в «академку». До журналистики попробовал себя в разных профессиях — был подмастерьем, сторожем и даже хотел уйти в армию, несмотря на отсрочку. После журналистского периода увлекся издательским бизнесом и окончил питерский Институт печати.

— Мешало ли тебе это творить?

— Я пытался найти в литературе новый метод, но не получалось. Зато удалось придумать фестиваль «Плюсовая поэзия», который до сих пор проходит на ура. Четыре года назад я переехал в Санкт-Петербург и, хотя зарекся работать журналистом, устроился на Пятый канал криминальным репортером.

Хотел больше сил уделять творчеству. Мне казалось, что на ТВ нужно меньше писать, но я проработал всего год, мне было тяжело. Получив диплом, устроился в большую типографию, а по вечерам занимался тем, что работал над книгой «Поэты первой мировой». Я заинтересовался этой темой, прочитав стихи Георга Гейма и мемуары Эрнста Юнгера «В стальных грозах». Меня в них поразила сила достоверности, но, когда стал искать стихи, понял, что в русском переводе их нет. Поэтому сначала я перевел Гейма, а, получив грант Гете-института, начал работу над антологией. Издать ее было непросто, но благодаря поддержке Александра Переверзина и Владимира Козлова все получилось. Книга пошла хорошо, и сейчас ее можно приобрести в интернет-магазинах.

— Почему ты переехал в Америку, а не Германию?

— Так сложилось. Я выбрал Америку, потому что там живет мой друг с университетских времен Иван Смирнов. Уехал не за заработком — мы с женой в Питере хорошо зарабатывали. Но захотелось посмотреть другой мир, чужой уклад. Пока получается — прошло уже полтора года, как мы в Лос-Анджелесе.

Оторвавшись от дома, я написал повесть о Вологде конца 1980-х, но сил порою на творчество не хватает. Америка — это не социальное государство, здесь все платное. Все платят врачам безумные деньги, и они, конечно, спасут, но потом возьмут с тебя последнее. Недавно мужчину спасли после укуса змеи, доставили его с маршрута на вертолете, а потом выставили счет в 180 тысяч долларов.

А еще в Лос-Анджелесе очень жарко! Поэтому Америка — не последняя остановка в наших путешествиях. Хочется в Германию, а еще больше — в нашу деревню Займище Грязовецкого района, где у нашей семьи дом. Печку натопил, за окном — свинец дождя, муха бьется в стекло… Вот так мне хорошо!

Марина Чернова

16
0
Похожие статьи
  • 18 октября' 16 | Политика

    Скоро месяц, как Вологда живет с новой системой управления городом.

    8
    0
  • 09 мая' 17 | Культура

    Совместный проект газеты «Премьер» и Управления информационной политики Вологодской области

    6
    0
  • 15 декабря' 15 | Туризм

    «Премьер» продолжает публикацию материала о китайских впечатлениях Натальи Мелёхиной — нашего журналиста и прозаика, чьи произведения переведены на китайский.

    13
    0
  • 18 июля' 17 | СтоЛица

    Вологодский художник-реставратор, доктор искусствоведения, заслуженный деятель искусств РФ и член Союза художников России Александр Рыбаков в этом году стал почетным гражданином города.

    64
    0
  • 19 января' 16 | Рецензии

    «Вологодский ЛАД», 2015 год, №2

    12
    0