Обман во имя любви

№7 (1006) от 21 февраля 2017 г.

Ветеран Владимир Бойко оставил бесценные воспоминания об однополчанах, о войне, любви и дружбе. | Фото из архива Исаака Подольного

Всего в четырех письмах ветерана Владимира Бойко раскрывается удивительная история его жизни, где любовь и война слиты воедино.

Эти письма адресованы вологодскому прозаику и краеведу Исааку Подольному, который в течение многих лет занимается изучением истории 286-й стрелковой Ленинградской Краснознаменной дивизии. Летом 1941 года она формировалась в Череповце, Кущубе и Шексне по большей части из призывников среднего и пожилого возраста.

Воины дивизии участвовали во всех попытках прорыва Ленинградской блокады, а в 1945-м были одними из первых, кто увидел ужасы, творившиеся в Освенциме. В 994-м полку этой дивизии воевал и Владимир Бойко. «Мне точно не известна дата его смерти, но последнее прощальное письмо я получил от него в 2008-м. Причем оно было начато 17 февраля, а закончено и отправлено лишь 20 августа. Владимир Степанович уже очень болел, ему трудно было писать.... Через какое-то время после этого я позвонил ему. Услышал голос жены: «Владимира Степановича мы похоронили позавчера... Он просил благодарить вас за то, что о нем не забыли», — рассказал Исаак Подольный.

У Владимира Степановича был уникальный дар — замечать и запоминать самые яркие детали происходящего, поэтому четыре его письма представляют огромную ценность для потомков.


Не по уставу

Война для Владимира Бойко началась с ленинградского госпиталя. Он был отправлен на фронт в возрасте 17-ти лет в 1943 году. Юный солдат из поколения «детей войны» оказался настолько слаб, что тут же подхватил сильнейшую простуду. После выздоровления новобранца «приодели».

«Через неделю я был уже экипирован побитой мелкими осколками шинелью, обмотками, одним желтым американским ботинком, безжалостно пропускавшим любую жидкость, и вторым, хорошо начищенным немецким ботинком, имевшим на подметке железные шипы, от которых при похолодании страшно мерзла нога. Странно, но надо мной никто не смеялся и даже не замечал такой неуставной экипировки», — пишет ветеран.

Никогда не знавшему сытой жизни Владимиру Бойко казалось, что на фронте отлично кормят. «Особенно хорошо кормили в обороне. Два раза в день по полному котелку. Давали и 75 граммов спирта», — с удовольствием вспоминает он.

С большой любовью отзывается Бойко о командире взвода Николае Ивановиче Двуреченском: «Командир, лейтенант, примерно 23-х лет, рослый красавец. Я никогда не видел его пьяным или неуравновешенным. К солдатам справедлив был и требователен. Солдаты очень его любили. В трудные минуты он говорил нам: «Что ж вы, мальчики? По уставу я должен идти сзади вас, а мне приходится идти впереди». Он был умен и смел и шел всегда впереди».


Роковой заяц

В Польше отважный командир чуть не попал в штрафбат. Взвод шел колонной на выполнение боевого задания, и вдруг на дорогу выскочил заяц. Двуреченский прямо из-под плеча выстрелил из автомата.

«Заяц убежал, а боец из охранения был ранен... В тот же день состоялось заседание трибунала: дали нашему лейтенанту семь лет с отправкой в штрафбат. Весь взвод кинулся к комбату и к штабу с просьбой оставить комвзвода в своей части. И нам пошли навстречу: вместо «отправки в штрафбат» написали: «...с отбытием наказания после окончания войны». В наступление мы пошли со своим лейтенантом и задачу выполнили».

Позднее это наказание с Двуреченского было снято. Мало того, в 1945 году за беспримерный героизм в боях под Краковом он был удостоен звания Героя Советского Союза. После войны Николай Иванович жил в Нальчике, работал председателем областного совета туризма, скончался в 1979 году.


Покаянное письмо

Судьба благоволила к Бойко. Он благополучно прошел весь фронтовой путь, участвовал в штурме Зееловских высот под Берлином, а после Победы какое-то время служил в Германии и Польше. В городе Легниц он встретил и полюбил немецкую девушку Хельгу Ригер. Чтобы быть вместе, молодые люди пошли на обман.

Когда Владимира демобилизовали, Хельга выдала себя за белоруску немецкого происхождения и вслед за женихом поехала в СССР. За взятку в 15 рублей Владимир Степанович смог оформить брачное свидетельство. Чтобы обман никто не раскрыл, супруги уехали на Северный Сахалин в поселок Ныш. У молодоженов родился сын.

Владимир Бойко сделал прекрасную карьеру по партийной линии. Был лектором обкома партии, занимал пост секретаря райкома по пропаганде — большая должность по тем временам. Казалось, живи и радуйся, но грех обмана камнем лежал на его душе.

Более того, через 17 лет после войны его жена в группе туристов поехала в ГДР и нашла там своих престарелых родителей. Вернувшись к мужу, она сказала, что хочет восстановить немецкое гражданство, чтобы навещать отца и мать. И Владимир Степанович написал покаянное письмо, адресовав его ни кому-нибудь, а самому генсеку — Леониду Брежневу.


Вера в людей

Наказание не заставило себя ждать. Бойко лишили воинского звания, наград и ветеранских льгот, уволили с работы с формулировкой «за неискренность перед партией». Жену выдворили из страны вместе с сыном, а вот самому Владимиру Степановичу в выезде отказали, обосновав это тем, что как квалифицированный лектор по партийной линии он может сбежать в ФРГ и заняться антисоветской пропагандой.

Только через год и с большим трудом Владимиру Бойко удалось устроиться на работу: его отправили на восемь лет уборщиком и лаборантом на станцию наблюдения за цунами в пустынный уголок Северного Сахалина. Последние годы своей жизни Владимир Степанович провел в городе Черкесске (оттуда и пришли четыре его письма, адресованные Исааку Подольному).

За годы разлуки у Хельги и Владимира сложились разные семьи. Когда железный занавес упал, они начали дружески общаться. Владимир Степанович так и не был реабилитирован, но, несмотря на это, не потерял веру в людей.

«У меня в жизни всегда было много начальников и среди военных, и среди гражданских. Удивительно, но почти все они были добры ко мне. Простому солдату с семиклассным образованием помогли получить высшее образование, доверили читать лекции от Хабаровска до Владивостока, от Петропавловска-Камчатского до самых глухих мест Северного Сахалина и островов Курильской гряды. Я всегда говорил о том, во что верил сам. Жену любил, сына воспитал честным человеком, но сам себя всегда строго казнил за грех обмана», — писал Владимир Бойко.

Наталья Мелёхина

12
0
Похожие статьи
  • 14 ноября' 17 | Люди

    Почётный профессор Вологодского государственного педагогического университета, почётный гражданин города Вологды Исаак Подольный скончался на 89-м году жизни.

    89
    0
  • 08 ноября' 16 |

    Исааку Подольному 2 ноября вручили медаль ВМФ в честь 320-летия Российского флота.

    19
    0
  • 21 ноября' 17 | Люди

    Вологжане простились с почётным гражданином города Вологды, почетным профессором ВоГУ Исааком Подольным.

    253
    0
  • 20 июня' 17 | Кумиры

    Самый загадочный мушкетер — исполнитель роли Атоса — Вениамин Смехов признался Вологде в любви и назвал себя «редиской».

    15
    0
  • 16 мая' 17 |

    Уникальную переписку военных лет подарили Вологодскому музею-заповеднику.

    44
    0