Владимир Пешков

e-mail: vladimir.peshkov@yahoo.com

80 лет назад, 23 сентября 1937 года, была создана Вологодская область.

Формальный акт

№37 (1036) от 19 сентября 2017 г.

Таким знаком встречает область гостей, едущих по автотрассе А114.

| Фото с сайта climacond.ru

Историки называют создание Вологодчины формальным актом. Однако произошедшее восемь десятилетий назад событие стало поворотным моментом в истории и столичного города, и всего края. В Вологду фактически вдохнули новую жизнь, вернув ей статус крупного административного центра, которого она лишилась в 1929 году.

Впрочем, впервые наименование «Вологодская область» появилось не в 1937 году, а на полтора столетия раньше. В 1780 году на базе Архангелогородской губернии было учреждено Вологодское наместничество в составе Архангельской и Вологодской областей. Сама же Вологодская губерния появилась в 1796 году после разделения наместничества.

«Лесной Донбасс»

В 20-х и 30-х годах прошлого века большевики постоянно меняли границы и конфигурации областей. Сначала было ликвидировано старое губернское деление, совпавшее с попытками создания крупных региональных единиц, специализирующихся на разных отраслях экономики. Тема создания Северного края прорабатывалась с середины 1920-х годов. Одновременно заканчивалась эпоха НЭПа, а страна приступала к форсированной индустриализации.

Официально проект вхождения в Северный край был представлен Вологодскому губисполкому в мае 1928 года.

Объединение Вологодской губернии с большей частью Архангелогородской происходило в условиях серьёзной борьбы как между элитами обоих регионов, так и с центральной властью. Созданный в 1929 году Северный край называли «лесным Донбассом»: ему была уготована участь поставщика круглого леса для экспорта, за который страна получала живую валюту. Валюта же была необходима для финансирования индустриализации. Причём сторонники такой идеи находились в краевом центре — Архангельске. В отличие от них в Вологде и столице Коми Сыктывкаре придерживались иного мнения.

«Если наперекор рассудку и воле вопреки ваши притязания осуществятся… тогда, конечно, придется проститься с проведением железной дороги, с насаждением лесной и горной промышленности… Ведь вы прочите для области остаться сырьевым придатком и только», — цитирует кандидат исторических наук Юлия Перебинос в одной из своих статей письмо, написанное в июле 1928 года ответственным секретарём обкома ВКП(б) Коми Георгием Козловым своему архангельскому коллеге Сергею Бергавинову. Аналогичные настроения были и в Вологде. В другой своей работе Перебинос цитирует письмо Бергавинова, в котором он пишет о готовности «идти в смертный бой с Вологдой».

Предметное обсуждение

В Вологде принципиально не возражали против создания края, но предлагали сделать столицей именно свой город. «Уже тогда Вологда была крупным железнодорожным узлом, признанным центром кооперативного движения, в ней были управленческие аппараты многих региональных организаций, деятельность которых распространялась на весь Север», — приводит Юлия Перебинос в одной из статей часть работы своей коллеги Лидии Бедановой.

Центральные органы приступили к предметному обсуждению вопроса о создании края в сентябре 1928 года с совместного заседания президиумов госпланов РСФСР и СССР. Региональные элиты пытались оспаривать решение центральной власти, но тщетно. Принципиально вопрос был решён в самом конце года, а в первых числах нового 1929 года был оформлен решением Всесоюзного центрального исполнительного комитета. «Утешительным призом» для местных элит стало создание округов, повторявших границы Вологодской и Северо-Двинской губерний, созданных большевиками в 1920-х вместо большой Вологодской губернии.

Сергей Бергавинов сначала стал первым секретарём партийного обкома созданного Северного края, но уже в 1931 году ушёл на повышение в Москву, возглавив Союзлеспром. Георгия Козлова же перевели в Москву сразу же после создания края: он стал инструктором ЦК ВКП(б).

Безвременье по-вологодски

«Битва за Вологду» продолжилась в начале 1930-х. Тогда ещё было можно открыто высказывать собственное мнение по поводу происходящего. Наиболее «опасные» ораторы отделывались переводом на работу в другие города. Отчасти это продолжало сталинскую политику ротации кадров между регионами. К примеру, Георгий Чичеров — последний ответственный секретарь Вологодского губкома ВКП(б), возглавивший окружной комитет, — почти сразу был переведён на работу в Среднюю Азию.

В адрес руководства окружного комитета звучали обвинения в «правом уклоне», которые в 1937 году привели бы к моментальному аресту и расстрелу. Однако в начале десятилетия были шансы побороться. К примеру, тот же Чичеров покинул Вологду после серьёзной аппаратной борьбы, итогом которой стала положительная оценка работы последнего состава губкома под его руководством. Тогда же была ликвидирована окружная система, а все районы напрямую подчинили Архангельску.

«Небывалое снижение статуса города привело к оттоку населения и прежде всего специалистов и управленцев. В результате к началу 1936 года Вологда занимала последнее место среди городов в СССР по естественному приросту населения. Перемены в общественной жизни города и страны знаменовали окончание периода новой экономической политики и начало перехода к плановой экономике, строительству социализма «по всему фронту» и наступлению на «классово чуждых элементов» — «кулаков» в деревне и «мелкую буржуазию» в городе», — говорится в книге «Вологда в минувшем тысячелетии».

Автор этой главы в вышеуказанной книге — декан вологодского истфака Василий Саблин. Справедливости ради стоит признать, что за время существования Вологды как райцентра численность её населения увеличилась примерно на треть.

Вместе с тем постепенно ужесточалась политика центральной власти в отношении оппонентов в самых разных сферах. «Политическая элита изменилась кардинально: если в 1920-е годы региональную верхушку представляли люди «ленинской гвардии», непосредственные участники революционных событий 1917 года и Гражданской войны, то к середине 1930-х их сменили представители более молодого поколения — и в плане возраста, и с точки зрения партийного стажа, — пояснила «Премьеру» Юлия Перебинос. — Это были уже люди «сталинского призыва», пришедшие в партию при Сталине и сделавшие карьеру на волне партийных и советских «чисток», выдвиженческих кампаний и т.д., и т.п. Если в конце 20-х годов еще можно было дискутировать с властью по поводу вариантов административно-территориальной реформы, то в последней трети 30-х такие дискуссии уже были невозможны».

Разукрупнение регионов к 1937 году шло полным ходом и было закреплено в «сталинской» конституции, принятой в декабре 1936 года. Именно тогда Северный край стал Северной областью, а из его состава окончательно вышла Республика Коми — на тот момент Коми АССР.

Фактически с нуля

Принципиально вопрос о создании Вологодской области был решён 23 августа 1937 года на партийном совещании в Ленинграде, ровно через месяц оно было оформлено постановлением ВЦИК. В сентябре 1937 года, кроме Северной области, были упразднены Азово-Черноморский и Западно-Сибирский край, а также Западная и Восточно-Сибирская области. Вместо них было образовано 12 областей и 1 край.

Новые органы власти формировались фактически с нуля, а сам процесс был не быстрым. Райотделы НКВД были переданы в вологодское областное управление только 15 октября. 28 октября были утверждены штатное расписание и смета организационного комитета по созданию области. Предполагался полный ремонт помещений, закупка заново всей мебели, различной техники, 10 легковых и шести грузовых автомобилей.

Председателю будущего облисполкома полагалась зарплата 1000 рублей, заместителю — 900 рублей, секретарю облисполкома и заведующему оргбюро — по 800 рублей. Самыми низкооплачиваемыми были должности делопроизводителей и архивариусов (по 160 рублей), регистраторов (140 рублей) и курьеров (100 рублей). Для сравнения: канцелярский стол в 1937 году стоил 85 рублей, стул — 25 рублей, настольная лампа — 40 рублей, диван — 300 рублей, легковая машина — 10,5 тысячи рублей.

Заместитель директора Государственного архива Вологодской области Илья Кузнецов видит в создании нашей области необходимость управления транспортными путями. «Образование Вологодской области — это один из этапов формирования административно-территориального деления страны в целом, — размышляет эксперт. — Коллективизация уже завершена, первый этап индустриализации пройден, и нужно двигаться дальше. Важнейшим фактором появления области в таком виде стала водная инфраструктура. Вологда, конечно же, была важным железнодорожным узлом. Но бывшая Мариинская водная система, Двинский водный путь и Сухона связали Вологду с восточным и западным направлениями».

 

Отсутствие публичности

В отличие от процесса создания Северного края, его разукрупнение и образование Вологодской области не сопровождалось дебатами или бурными обсуждениями ни между чиновниками двух областей, ни между региональным и центральным руководством. «Во всяком случае, документы областных архивов, введенные в научный оборот на данный момент, не содержат подобной информации, — констатирует Юлия Перебинос. — Кроме того, разделение Северной области на Архангельскую и Вологодскую совпало с «большим террором», репрессии захлестнули обе области. В этих условиях местной элите было не до выяснения отношений, она стремилась выполнить указания из Москвы, в том числе и по созданию двух областей. На отсутствие публичных дискуссий относительно границ и масштабов создаваемой Вологодской области повлияло и то, что к середине 1930-х годов изменилась региональная бюрократия. Это были не те люди, которые были бы способны хоть как-то противоречить Центру, они были воспитаны в духе безусловного следования «генеральной линии» Сталина».

Единственным примером дебатов по этой теме была попытка «продавить» создание отдельной области на базе восточных районов Вологодской и юго-восточных районов Архангельской областей. По существу, было неважно, где бы расположился центр этого региона — то ли в Великом Устюге, то ли в Котласе. Были также планы по созданию Вепсского национального округа с центром в селе Шёлтозеро на берегу Онежского озера в нынешнем Прионежском районе Карелии. Но оба проекта в 1937 году не нашли поддержки в Москве, а с началом Великой Отечественной войны и вовсе были забыты.

В прессе тоже не было никакого широкого обсуждения: в Архангельске лишь напечатали постановление ЦИК СССР, а в Вологде в течение первых нескольких дней публиковались заметки о том, что рабочие предприятий города «с воодушевлением встретили эту новость». Каких-либо комментариев официальных лиц в печати не появилось. Основной же массив публикаций в то время представляли репортажи с заседаний райкомов, агитация за подписку на государственный оборонный заём, призывы выявлять врагов и шпионов, материалы о гражданской войне в Испании…

Именно ловля шпионов, вредителей и «врагов народа» стала главным лейтмотивом 1937 года, совпав с созданием Вологодской области. «Премьер» уже рассказывал об обстоятельствах «большого террора» в регионе. Напомним, он начался 31 июля, когда приказ НКВД №00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов» был одобрен Политбюро ЦК ВКП(б).

Много публикаций в печати было о выборах в Верховный совет СССР (прошли в декабре 1937 года). В них, в частности, участвовали первый секретарь оргбюро областного комитета ВКП(б) Григорий Рябов (Вологодский округ) и и.о. председателя облисполкома Николай Командиров (Харовский округ). В ноябре оба были арестованы, а затем расстреляны, как и целый ряд других руководителей Вологды.

Василий БЕЛОВ, повесть «Кануны» (отрывок):

«И вот совсем недавно, тридцать первого августа, на бюро губкома была зачтена выписка из протокола № 57 оргбюро ЦК от 13 августа 1928 года. Для многих членов бюро Вологодского губкома показалось несколько странным то, что Шумилов работал секретарем уже второй год, а утверждение состоялось только теперь. Сам же Иван Михайлович не придавал этому обстоятельству никакого значения. [...] Таким образом, количество переходило в качество, и Иван Михайлович впервые задумался насчет некоторых непонятных шагов сверху. [...]

Так, зав. губпланом Михаил Бек, подписавший в числе других телеграмму в ЦК с требованием о возвращении Троцкого в Москву, дважды исключался из партии. И вот контрольная комиссия восстановила этого закоренелого троцкиста в партии, и он снова шумит в Вологде и мутит воду, где только может. [...]

Районирование и борьба вокруг вопроса о центре будущей Северной области проходят явно не в пользу Вологды. И вот Михаил Бек активно выступает в поддержку бюро, за то, чтобы центром была Вологда, и делает конкретное предложение в пользу такого решения. На практике же его предложение оборачивается почему-то против такого решения. Теперь Бек сам же винит губисполком и бюро».

85
0
Похожие статьи
  • 16 ноября' 17 | Расследования

    ...Его хоронили под чужой фамилией. Не потому, что никто не знал настоящую — Ульянов. Просто он был больше известен как вождь мирового пролетариата Владимир Ильич Ленин. Согласно одной из версий, его псевдоним — фамилия вологодского помещика. Так кто же на самом деле покоится в мавзолее?

    416
    0
  • 29 ноября' 16 | Экономика

    Группе компаний «Вологодские лесопромышленники» — 25 лет! Партнеры, коллеги и друзья поздравили предприятие с юбилеем на торжественном вечере, который прошел 18 ноября в Театре для детей и молодежи.

    15
    0
  • 02 мая' 17 | Как это было

    Прокуратурой Вологодской области по личной просьбе митрополита Вологодского и Кирилловского Игнатия реабилитированы три священнослужителя, бывший мировой судья и земский начальник Кирилловского уезда и три местных жителя.

    23
    0
  • 27 июня' 17 | Жизнь

    Несколько скамеек, сувенирный платок, торт в виде Софийского собора…

    12
    0
  • 15 августа' 17 | Жизнь

    Вологодскому областному союзу потребительских обществ исполняется 80 лет.

    73
    0