Владимир Пешков

e-mail: vladimir.peshkov@yahoo.com

В России массово блокируют банковские счета по подозрению в отмывании денег.

Хождение по мукам

№38 (1037) от 26 сентября 2017 г.

По закону поступления на счёт возможны, а списания — нет.

| Фото с сайта nnm.me

По данным специалистов, только за последние месяцы в России счета была заблокированы нескольким сотням тысяч компаний и предпринимателей. Проблема касается даже онкологических больных — «Премьеру» известно сразу два подобных случая из Вологды.

Без лечения

Жительница Вологды Ирина Кононова (ФИО изменены) уже десять лет болеет раком. В начале нынешнего года после обследования в Москве ей прописали дорогостоящий препарат, который нужно принимать постоянно. Областной бюджет выделил деньги на закупку препарата по линии Департамента соцзащиты. Месячный курс препарата стоит примерно 300 тысяч рублей.

Счёт заблокировали без предупреждений летом нынешнего года. «В конце июня на счёт Ирины Валентиновны в банке было несколько перечислений денежных средств, которые должны были пойти на закупку препарата, в том числе от Департамента социальной защиты, — рассказывает юрист и доверенное лицо Кононовой Екатерина Субботина. — Через несколько дней она пришла в банк для снятия денег, чтобы затем оплатить лекарство наличными. У нас есть все документы о том, что Ирина Валентиновна регулярно в нынешнем году покупает этот препарат».

Вологжанка тут же написала заявление в банк с просьбой объяснить причину блокировки. «11 июля она получила уведомление о том, что её счёт заблокирован по подозрению в отмывании денежных средств преступным путём и финансировании терроризма», — отмечает представитель Ирины Валентиновны. После этого поступил ещё один ответ из банка, в котором значилось, что в выдаче денег было отказано из-за недостатка наличности в кассе.

Сейчас иск по этому поводу рассматривает Вологодский городской суд. Главная задача — не только «выручить» деньги, но разблокировать счёт. Во-первых, он указан в заявлении на предоставление материальной помощи на покупку лекарств. Во-вторых, счёт в других банках Ирине Валентиновне не удаётся открыть из-за того, что специальная федеральная база данных сигнализирует: этому клиенту счёт открывать нельзя, потому что он уже отмечен «чёрной галочкой».

«В итоге моя клиентка вынуждена брать в долг у знакомых и кредиты в микрофинансовых организациях под огромные проценты. Отнюдь не у всех есть возможность в подобной ситуации срочно изыскать дополнительные средства», — сетует Екатерина Субботина.

В аналогичной ситуации несколько лет назад оказался известный вологодский радиоведущий Евгений Лукашин, соучредитель благотворительного фонда «Хорошие люди». В 2010 году у него был диагностирован острый лейкоз, в 2011 году в Петербурге ему сделали трансплантацию костного мозга. «Премьер» неоднократно писал о том, как он борется с заболеванием.

Не имей сто рублей

За пять дней вологжане собрали 15 тысяч евро, необходимых для пересадки костного мозга ведущему радио «Премьер» Евгению Лукашину.

Деньги для лечения Евгения собирались на его личную пластиковую карту, а затем приходовались бухгалтерией фонда. Причиной блокировки карты стало большое количество входящих платежей. В отдельных случаях было даже невозможно установить контрагентов. «Карту разблокировали лишь через полгода после того, как я отнёс в банк учредительные документы фонда и сумел объяснить, для чего собирались эти деньги», — рассказывает Женя. С тех пор «Хорошие люди» собирают деньги для лечения своих подопечных через счёт, оформленный на фонд без использования пластиковых карт.

Закон суров

Проблема касается и предприятий малого и даже среднего бизнеса. В своей деятельности все финансовые учреждения руководствуются требованиями Федерального закона №115 «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Уполномоченные специалисты банков отслеживают характер банковских операций на счетах клиентов и в случае, если их законность вызывает сомнения, принимают решение о временной блокировке счета.

«Одной из причин блокировки могут стать ситуации, когда денежные средства перечисляются на карту со стороны разных плательщиков и в дальнейшем снимаются в полном объеме, — объяснил «Премьеру» представитель пресс-службы вологодского отделения ПАО «Сбербанк». — Подобные действия указывают на то, что держатель карты может использовать ее для проведения расчетов с контрагентами в рамках незаконной предпринимательской деятельности и ухода от налогообложения».

Исполняя требования федерального законодательства, банк обязан заблокировать счет и попросить держателя карты предоставить документы, на основании которых проводится операция (например, договор о перечислении денежных средств). «После того, как клиент предоставляет необходимые документы, блокировка снимается. Каждый случай блокировки карты рассматривается индивидуально при обращении клиента», — добавил представитель банка.

Мы ждём перемен?

В бизнес-сообществе сейчас говорят о том, что необходимо срочно менять закон, иначе остановиться могут целые отрасли экономики. «Любые предприятия, которые занимаются созданием новых высокотехнологичных производств, инвестированием в научно-технические разработки, становятся заложниками 115-го федерального закона, — говорит член комитета по бюджету и налогам Вологодской городской Думы Борис Подольный. — Но самое парадоксальное то, что закон прямо указывает: банк освобождается в гражданско-правовой ответственности в этой ситуации, даже если подозрения возникли необоснованно».

По данным интернет-портала «Банкир.ру», в первом полугодии нынешнего года в чёрный список попало около 300 тысяч компаний по всей стране.

С июня по сентябрь этот список увеличился до 500 тысяч. По закону поступления на счёт возможны, а списания — нет. Поэтому попавшие в подобную ситуацию предприятия находятся в безвыходном положении: через суд расходные операции восстановить можно, но процесс занимает много времени.

«Для многих это чревато не просто потерями, а фактическим закрытием бизнеса, — констатирует Борис Юльевич. — Ужесточение государственной политики в сфере финансов необходимо, но этого нельзя делать ценой жизни людей, развала секторов экономики и создания предпосылок для коллапса малого и среднего бизнеса в России».