Марина Чернова

e-mail: marinapremier2016@yandex.ru

Как журналист газеты «Премьер» оказалась на съемках польского фильма, и почему поляки обожают Высоцкого и материться по-русски

Дежа вю

№12 (1062) от 27 марта 2018 г.

Такая она — современная Варшава. | Фото Марины Черновой

«Школа расследовательской журналистики», в которой участвовала представитель газеты «Премьер» на прошлой неделе в Варшаве, объединила вокруг журналистов и блогеров, аналитиков, аспирантов, представителей различных общественных течений и даже бывших дипломатов.

Этот русско-польский семинар организовал «Центр международных отношений» Польши. В программе — посещение ТВ, редакций известных СМИ и общение с известными польскими журналистами на русском языке.

Кстати, практически все поляки блестяще говорят по-русски вопреки стереотипам о враждебных настроениях Польши по отношению к России.

Тень Евросоюза

Польша с 2004 года находится в составе Евросоюза, но при этом жители страны очень внимательно следят за событиями в России. Многие даже зарабатывают, анализируя для Евросоюза происходящее у соседей. Это можно понять: средняя зарплата — около 800-1000 евро, и эти суммы далеки от среднего уровня зарплат в Европе.

Любимчиком участников Школы с российской стороны стал главный пропагандист выстраивания взаимоотношений Витольд Юраш. Витольд несколько лет работал первым секретарем в польском посольстве в Москве, был поверенным в делах польского посольства в Беларуси. Сейчас он возглавляет Центр стратегического анализа и ведет в прайм-тайм телевизионное ток-шоу «Справа налево» на частном польском телеканале PolsatNews 2.

Главный пропагандист выстраивания взаимоотношений Витольд Юраш.  | Фото Марины Черновой

В 2014 году Юраш написал, что считает Россию колоссом на глиняных ногах: «Мне хотелось бы избежать извечной дискуссии о слабости России. Потому что она слабая уже 300 лет, и как-то все существует. То, что я написал, не об этом. Я просто размышляю, что в ней есть такого, что, экономически будучи тенью ЕС, Москва умеет играть как-то так, что обыгрывает гораздо более сильный Евросоюз».

Он считает, что поляки лучше относятся к Германии, чем к России, но лучше к русским, чем к немцам: «Да, большинство поляков — не энтузиасты России, учитывая историю сложных взаимоотношений наших стран. Но даже в воспоминаниях поляков в тюрьмах КГБ всегда есть хорошая бабушка, которая их спасла».

Мат как язык дружбы

Видимо, дипломатов бывших не бывает, и Витольд Юраш считает, что в любой ситуации нужно искать общий язык. В России ему помогло знание… русского мата.

«Когда я приехал в Россию, мне нужно было обновить права. Позже я узнал, что мне надо было обратиться к брокеру, который за несколько сотен долларов помог бы мне,как дипломату, но я не понял схему и пришёл в ГИБДД сам», — рассказал Витольд журналистам.

Где-то неделю его гоняли, заставляя каждый день приходить то за новой печатью, то с новой справкой. На очередное требование предъявить ещё одну бумагу, Юраш закричал, используя русские матерные слова. Инспектор ГИБДД, наконец, оторвал глаза от бумаг и с интересом присмотрелся: «Ты сколько уже в России? Месяц?! Молодец, как язык наш выучил... Что ж ты раньше не сказал».

Права у Витольда тут же «нарисовались». Плюс он замолвил словечко за итальянского дипломата-новичка, который гнил в коридорах ГИБДД уже вторую неделю... После этого все итальянское посольство считало Юраша гением посредничества, и он до конца срока в России получал от них приглашения на все приемы.

С тех пор прошло много времени. Юраш с семьей вернулся домой. Но если надо обсудить с женой что-то тайное и от души поматериться, он делает это только по-русски.

В Варшаве всё спокойно

Русские журналисты и польские участники обсуждали взаимоотношения стран и точки их соприкосновения на разных уровнях. Даже на уровне преступности.
Ранее шведские аналитики заявляли, что действующие на территории ЕС преступные группы, которые состоят из граждан бывших советских республик, живут на территории Польши и Германии, занимаясь убийствами, сутенерством, угоном автомобилей и их контрабандой.

Петр Питляковский, известный криминальный репортер журнала «Политика», говорит, что русская мафия практически не проявляет интерес к Польше: «Конечно, русские бандиты приезжали в нашу страну, но большого интереса они не проявили. Польша была для них провинцией, как и для русских царей. Гораздо интереснее было им в Венгрии, в Чехии, Германии, Болгарии. Они лучше там приживались, а в Болгарии и вовсе доминировали».

Несколько лет назад Петра пригласили в Болгарию, чтобы он провел лекцию о польской мафии в культурном центре: «На лекцию пришло несколько десятков мужчин в кожанках плотного телосложения. Я себя нехорошо почувствовал, решил, что это мафия. Но это был спецотдел болгарской полиции по борьбе с мафией. Я им рассказывал о разных событиях в Польше, а они на меня смотрели как на дурака. С их точки зрения, у нас ничего не происходило. Даже в день лекции в Софии в этот день присутствовало шесть человек, а за день до этого был теракт».

Впрочем, по словам журналиста, к Польше проявляли интерес и мафиози высокого, международного уровня: «Один из них — Семен Могилевич из солнцевской группировки, российский и украинский участник организованных преступных сообществ. Он считается «боссом боссов» большинства группировок русско-украинской мафии в мире и до сих пор разыскивается Интерполом».

Высоцкий прежде всего

Если польские политики по-прежнему обсуждают возможный снос советских памятников и взрыв сталинской высотки, подаренной Варшаве Сталиным, то рядовые поляки больше интересуются русской литературой, музыкой и театром.

Посвящая внешней политике России развороты в газетах и журналах и программы на радио, поляки едины в оценке творчества Владимира Высоцкого. «Мы считаем его певцом свободы», — говорят они, восхищаясь песнями Владимира Семеновича.

 

Суперзвезда Мацей Штур (справа) очень похож на папу — актера Ежи Штура (слева).

Неподдельный интерес у поляков вызывает русский театр. В самолете нам встретились несколько полячек, которые возвращались из Москвы, обсуждая увиденные спектакли.

Пожалуй, только культура может быть темой, не вызывающей вопросов и понятной для всех. Лакмусовой бумажкой для участников семинара стал случай в бизнес-центре «Зебра», где одновременно со «Школой расследовательской журналистики» проходили съемки польского фильма. Увидев невысокого блондина, польские организаторы вскрикнули: «Это наша суперзвезда — Мацей Штур!»

Никто из русских журналистов не отреагировал, пока не уточнили в Интернете, что Мацей — сын польского актера, исполнившего главную роль в фильме «Дежа вю». «Да это тот самый профессор-энтомолог Полак и первый пассажир!» — поняли россияне, тут же выстроив взаимосвязь в польско-русских отношениях.

290
0
Похожие статьи