Алексей Кудряшов

e-mail: alex-kudr@mail.ru

Герои невезучей богини

«Паллада» — бронепалубный крейсер I ранга Российского Императорского флота. Построен в России в рамках Судостроительной программы 1895 года. Предназначался для дальних крейсерских операций, но недостатки проектирования и постройки сделали это невозможным. | Фото с сайта wiki.wargaming.net

Русско-японская война началась в ночь на 27 января 1904 года с нападения на... вологжан. Одной из первых мишеней японцев стал крейсер «Паллада», команда которого в значительной части состояла из уроженцев Вологодской губернии.

В результате ночной атаки на трех наших кораблях погибло 13 человек, в том числе 7 — на «Палладе». Это были первые жертвы той, ныне почти забытой войны. Среди погибших на «Палладе» двое — родом из Никольского уезда.

По штатному расписанию команда «Паллады» — 514 человек. В момент нападения на борту находилось, согласно вышедшему в 1914 году статистическому исследованию Якова Кефели «Потери в личном составе Русского флота в войну с Японией», 519 моряков. По подсчетам же нашего современника, историка, специалиста по Русско-японской войне Сергея Гладких (в дальнейшем мы будем опираться на его публикации и находки), по меньшей мере 60 из них были жителями Вологодчины.

Увы, но, кроме Сергея Гладких, никто и никогда не писал о наших земляках из команды крейсера «Паллада». Да и само это имя не настолько на слуху, как, скажем, «Варяг» или «Аврора».

— «Паллада» — корабль с несчастливой судьбой, но это не значит, что он не заслуживает памяти, — считает Сергей Гладких.

Эту публикацию мы не случайно приурочили ко Дню военно-морского флота, отмечаемому в этом году 29 июля: далекая от морей и океанов Вологодчина должна знать своих героев-моряков. Попробуем восполнить пробел и поближе познакомиться хотя бы с некоторыми из вологжан, чья судьба оказалась связана с «Палладой».

Чем же прогневал небеса крейсер, названный в честь греческой богини Афины Паллады?

«Паллада» в доке перед спуском на воду. Снимок сделан 14 августа 1899 года. | Фото с сайта wiki.wargaming.net

Один из трёх

23 мая 1897 года в Санкт-Петербурге состоялись торжества по случаю закладки трех бронепалубных крейсеров: на Галерном островке — «Паллады» и «Дианы»; в «Новом Адмиралтействе» — прославившейся впоследствии «Авроры». Головным кораблем считалась «Паллада», но этих «близняшек», построенных по одному проекту, принято называть по имени не первого, а второго корабля серии — типа «Диана».

Интересно, что имена для крейсеров выбирал лично император Николай II, однако на флоте их не любили, предпочитая прозвища («Палладу», например, нарекли «Палашкой», «Диану» — «Дашкой»).

«Паллада» была спущена на воду 14 августа 1899 года, прошла все ходовые испытания и к 1902 году была окончательно укомплектована во­оружением и личным составом. Надо заметить, что весьма несовершенные, но доработанные в 1902-1903 годах крейсеры типа «Диана», по мнению исследователя Алексея Скворцова, по механизации и электрификации оборудования превосходили ранее построенные в России, причем их постройка стала первым отечественным опытом серийной постройки кораблей такого класса.

В 1903 году крейсер совершил переход с Балтики на Дальний Восток, где вошел в состав эскадры Тихого океана и затем оказался в эпицентре войны с Японией.

Атакована торпедами

Боевые действия начались для наших неожиданно.

Вечером 26 января (все даты приводятся по старому стилю) 1904 года корабли эскадры стояли на якорях на внешнем рейде Порт-Артура. «Паллада» располагалась южнее большинства кораблей, а значит, была наиболее уязвимой при нападении с моря. Кроме того, крейсер был назначен дежурным по освещению — с 6 часов вечера «ощупывал» горизонт прожекторами. Поэтому именно он оказался одной из главных целей внезапной торпедной атаки подошедших японских миноносцев.

Вражеские корабли вахтенный «Паллады» увидел примерно за четверть часа до полуночи. Немедленно пробили боевую тревогу, но поздно — японцы уже выпустили торпеды.

Две первые прошли под кормой, третья, шедшая почти по поверхнос­ти, ударила в левый борт, остальные четыре не достигли крейсера. Попавшая в корабль торпеда взорвалась в наполненной топливом угольной яме, произведя значительные разрушения и вызвав пожар. Вдобавок в соседнем отделении сдетонировали снаряды для корабельных орудий. Газы от взрыва, будучи тяжелее воздуха, проникли в машинное отделение и кочегарку.

При взрыве сразу погиб один матрос, еще шестеро вскоре умерли от ожогов и отравления газами. В последующие два-три дня тяжело заболели еще 32 надышавшихся дымом моряка. Всего пострадало 47 человек.

Пробоину на скорую руку залатали, но кораблю требовался серьезный ремонт. Торпедная атака унесла жизни сразу двух уроженцев Вологодчины, служивших на «Палладе». С них и начинается печальный отсчет жертв Русско-японской войны.

На снимке — пробоина в корпусе «Паллады» после первой торпедной атаки. Только расчистка и вырубка повреждений заняли две недели. | Фото с сайта wiki.gcdn.co

Они были первыми

Кочегар «Паллады» Самуил Васильевич Наволоцкий родился в деревне Даниловская Шонгско-Николаевской волости Никольского уезда (ныне — Кичменгско-Городецкий район). В 1898 году его призвали на военную службу. Он окончил школу машинистов и кочегаров в Кронштадте и был зачислен в экипаж крейсера «Паллада».

Во время японской атаки он, будучи в замкнутом помещении внутри корабля, вместе со своими товарищами отравился выделившимися при взрыве продуктами сгорания мелинита.

Существует, впрочем, ничем не подкрепленное мнение, что отравление могло произойти из-за специально заложенного в торпеду ядовитого вещества, то есть это могла быть первая в истории химическая атака — задолго до применения отравляющих газов в Первую мировую войну... В пользу этой версии говорят разве что симптомы тяжелейшего отравления, с какими Самуил Наволоцкий днем 27 января был переправлен с «Паллады» на берег, в портовый лазарет: «Бессознательное состояние, сильный кашель, сопровождавшийся обильными выделениями пенистой мокроты бурого цвета... пульс до 160 ударов в минуту, поверхностное дыхание с хрипами».

Врачи ничего не могли поделать — Самуил Наволоцкий умер на следующий день, 28 января. Это один из первых в военной истории случаев гибели в результате химического отравления.

Двумя днями позже скончался от отравления газами еще один пострадавший при атаке кочегар — земляк Наволоцкого Семен Егорович Адеев, уроженец деревни Петровка Лапшинской волости Никольского уезда (ныне — Вохомский район Костромской области). До призыва во флот он был сапожником. Вместе служившие на «Палладе», они погибли от одного взрыва и оба были похоронены за тридевять земель от родных мест: Наволоцкий — в братской могиле первых жертв Русско-японской войны, Адеев был погребен отдельно.
Некоторым их землякам, пострадавшим во время той атаки, повезло куда больше.

...и другие

В составе экипажа «Паллады» был кочегар 1-й статьи Осип Павлович Рожкин, уроженец деревни Яковлевская Гора Щеткинской волости все того же Никольского уезда (ныне — Подосиновский район Кировской области). Тоже отравившийся газами, он пострадал в куда меньшей степени. Его доставили в Сводный госпиталь Порт-Артура, но 7 февраля он уже выписался оттуда.

Остались в живых после отравления и другие уроженцы Вологодской губернии. В частности, был лишь легко отравлен газами комендор (артиллерист) «Паллады» Иван Дмитриевич Прахов, уроженец деревни Губиха Вознесенской волости (ныне Вохомский район Костромской области).

И Рожкин, и Прахов, равно как другой их земляк — машинист 2-й статьи Егор Сергеевич Русанов из деревни Шубино Раменье Подосиновской волости Никольского уезда (теперь это Кировская область), — впоследствии участвовали в морских боях с врагом и героической обороне Порт-Артура. Осип Рожкин, например, успел повоевать и на суше — в составе десантного отряда крейсера, а за героизм, проявленный в последний день активной обороны Порт-Артура 19 декабря 1904 года, был награждён Георгиевским крестом (точнее, знаком отличия Военного ордена 4-й степени №178309).

Такой же награды днём раньше удостоился и Егор Русанов. Кстати, и Рожкин, и Русанов наряду с другими уцелевшими «палладцами» после капитуляции крепости оказались в японском плену и вернулись на родину только по окончании военных действий.

«Паллада» — корабль с несчастливой судьбой, но это не значит, что он не заслуживает памяти.

Иван Прахов тоже «за отличие, оказанное во время боевых действий с Японией», был удостоен Георгиевского креста (№178218).
Вообще же, согласно Циркуляру Главного Морского Штаба №96 от 21 марта 1908 года, в списке награжденных Георгиевскими крестами нижних чинов экипажей кораблей, участвовавших в Русско-японской войне, наиболее солидное представительство — у моряков «Паллады»: 387 фамилий! Больше — только у команды крейсера «Варяг», но там награды получили ВСЕ оставшиеся в живых.

Между тем список вологодских жертв невезучей «Паллады» можно продолжать и продолжать. Так, при отражении первого штурма Порт-Артура в начале августа 1904 года погиб матрос 1-й статьи крейсера Виктор Аверьянович Кондаков (родом из деревни Крестовской Чушевицко-Покровской волости Вельского уезда, ныне — Верховажский район). Земляки и сослуживцы по «Палладе» Евгений Яковлевич Мартынов и Иван Спиридонович Михеевский (оба — из Вельского уезда Вологодской губернии, ныне — Вельский район Архангельской области) приняли смерть от разрыва попавшего в «Палладу» 11-дюймового снаряда во время бомбардировки крепости 26 сентября 1904 года, а машинист 1-й статьи Павел Иванович Снежуров из деревни Толстуха Чушевицко-Покровской волости Вельского уезда (ныне — Верховажский район Вологодской области) — в решавших судьбу Порт-Артура боях за главный пункт обороны, Высокую гору, в ночь с 15 на 16 ноября 1904 года...

Но героизм экипажа не смог спасти крейсер, который в конце концов сам попал в плен.

«Паллада» под обстрелом в гавани Порт-Артура. | Фото с сайта wikimedia.org

Смерть богини

После торпедной атаки «Паллада» встала в док на ремонт, который изрядно затянулся. Лишь 28 апреля 1904 года крейсер после ходовых испытаний вновь вошел в состав действующего флота.

Последующее участие «Паллады» в боевых действиях не особо выделялось на общем фоне. В конце концов крейсер вместе с другими пятью броненосцами после неудачного сражения с японским флотом 28 июля 1904 года встал на якорь на внешнем рейде Порт-Артура, что и предопределило его дальнейшую судьбу: в море он больше так и не вышел.

К вечеру 22 ноября 1904 года японцы овладели стратегической высотой — горой Высокой близ Порт-Артура и, разместив на ней корректировочные посты, в течение пяти дней прицельным огнем крупнокалиберных гаубиц расстреляли броненосцы и крейсеры эскадры. «Паллада» 24 ноября после попаданий нескольких снарядов потеряла запас плавучести и села на грунт.

Однако ее история на этом не закончилась.

После войны японцы подняли «Палладу», отремонтировали и, переименовав в «Цугару», сделали сперва учебным кораблем, затем — минным заградителем. В 1922 году крейсер вывели из состава японского флота, стали использовать как мишень и в конце концов 27 мая 1924 года окончательно потопили в ходе показательной бомбардировки во время учений авиации, приуроченных к очередной годовщине Цусимского сражения.

«Паллада»  после потери плавучести. | Фото с сайта wikimedia.org

Утопленная память

Но в России «Палладу» не забыли.

10 ноября 1906 года была спущена на воду новая «Паллада» — броненосный крейсер Российского Императорского флота, названный в честь того самого корабля, потопленного японской осадной артиллерией в Порт-Артуре. Крейсер участ­вовал в Первой мировой войне в составе Балтийского флота.

28 сентября 1914 года при возвращении из дозора в устье Финского залива крейсер был торпедирован германской подводной лодкой и затонул со всем экипажем (598 человек). Новая «Паллада» стала одним из первых российских боевых кораблей, погибших в Первой мировой войне.

Его останки были обнаружены аквалангистами лишь в 2000 году, однако находка еще 12 лет держалась в секрете финскими властями. Крейсер лежит на глубине 60 метров в районе полуострова Ханко и является одним из наиболее интересных объектов с точки зрения морских археологов и дайверов-любителей...

Автор выражает признательность историку Сергею ГЛАДКИХ (Котлас) за помощь в работе и неравнодушие к судьбам вологжан-моряков.

161
0
Похожие статьи
  • 25 июля' 18 | Страна и мы

    Охотники за кладами из Южной Кореи разыскали на дне морском братскую могилу уроженцев Вологодчины. И, похоже, намерены ее разорить

    238
    0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.