Юлия Лаврова

e-mail: nasta71@yandex.ru

Кооперация шантажа

№41 (1091) от 16 октября 2018 г.

Для предпринимателей потребительский экстремизм — это нокаут. | Фото с сайта odnastroka.ru

Правительство области намерено бороться с так называемым правовым экстремизмом на потребительском рынке.

Этот вопрос поднял 28 сентября заместитель губернатора Вологодской области Виталий Тушинов на координационном совете по реализации комплексной программы Вологодской области по защите прав потребителей.

«Даже представители федеральных органов и общественных организаций затронули такую тему, как правовой экстремизм, когда человек делает дорогие покупки, такие как шубы, машины, украшения и различные предметы роскоши, но впоследствии находит в них несуществующие изъяны, требуя восстановления якобы ущемленных прав, — перечислил Виталий Тушинов. — Важно на законодательном уровне урегулировать этот вопрос».

И никакого мошенства

Что же такое правовой или, как его еще называют, потребительский экстремизм?

«Я расскажу, наверно, самый яркий случай из практики, который мне хорошо запомнился, — поделилась руководитель общественной организации «Союз потребителей Вологды» Татьяна Шалушкина. — Одна семья заказала кухню. Очень дорогую кухню из хорошего материала. Но пока ее делали, случилась неприятность: семейный автомобиль, тоже недешевый, оказался разбит. Требовались большие деньги на его ремонт. А в это время как раз была готова кухня, и изготовитель был готов передать заказ. Тогда заказчик, чтобы не забирать кухню, а, вероятно, направить эти средства на ремонт автомобиля, приехал к изготовителю и попросил его переделать один ящик.

Изготовитель переделал, но при этом не оформил конструктивные изменения дополнительным соглашением к договору. В итоге заказчик заявил, что ничего не просил, и отказался платить за работу. Изготовитель обратился в суд, но проиграл, так как не смог доказать факт того, что такая просьба действительно была. В итоге он попал в крайне неприятную ситуацию, поскольку реализовать такую кухню было очень сложно».

Как же пользуются вологжане законом «О защите прав потребителей», который фактически всегда встает на сторону этих самых потребителей?

«Однажды я купила платье на выход, — рассказала нам вологжанка, не пожелавшая называть свое имя. — Этот «выход» длился всего час. Платье стоило больше 15 тысяч рублей. Всю зарплату отдала. А потом я вернула его в магазин, сказав, что ошиблась в размере и после примерки дома решила вернуть. Получила обратно деньги без всяких проблем».

«Представители общественных организаций приводили такие примеры, как покупка шубы в начале сезона, — говорит начальник Департамента экономического развития Вологодской области Дмитрий Антонов. — В конце сезона покупатели возвращали шубы в магазин с заявлением, что те «потерлись».

Правда, чаще всего покупатель идет на это неумышленно. Например, купил сапоги — порвал — несет обратно.

«Или, например, девушка после родов существенно пополнела, но купила джинсы своего старого размера, — вспоминает Татьяна Шалушкина. — Потом пошла с ребенком в поликлинику, села на стул — джинсы разъехались. Пришла сдавать в магазин. И, кстати, впоследствии выиграла суд. Такие случаи есть, но я не скажу, что это массовое явление. Нет. Они единичны. А вот в городах-миллионниках, стоит признать, такое явление действительно процветает».

Уровень адекватности

По мнению Татьяны Шалуш­киной, если и стоит бороться в этом свете с экстремизмом, то обратить внимание нужно на юридические фирмы, которые под предлогом защиты прав потребителей организовали весьма доходный бизнес.

«Порядка 50% от суммы взыскания идет в доход юриста, который защищает потребителя, — поясняет Татьяна Шалушкина. — Поэтому юристам выгодно брать «дорогие» некачественные товары и услуги. Чем дороже, тем больше они получат в случае победы в суде».
«Самой характерной чертой таких судебных споров является неадекватное соотношение суммы ущерба и суммы, которую потребитель или защищающий его интересы юрист предъявляет к взысканию, — рассказал нам на условиях анонимности один из таких юристов. — Сумма иска складывается из собственно стоимости товара, затрат на экспертизу, расходов за юридические услуги, возмещение морального вреда и штраф за неисполнение требований потребителя. В результате если стоимость товара, например, тысяча рублей, то экспертиза может стоить 5 тысяч, сумма морального ущерба — бесконечно любая, штраф и услуги юриста. Что в итоге? С продавца могут взыскать и 20 тысяч, и 50 тысяч. Поэтому легче расстаться с 1 тысячей рублей, даже если продавец уверен, что перед ним самый настоящий правовой экстремист».

По данным Правительства Вологодской области, в настоящее время на территории региона действует порядка 30 общественных организаций по защите прав потребителей, оказывающих юридическую помощь.

Тотальная слежка

И тем не менее вопрос о борьбе с потребительскими экстремистами возник уже на уровне регионального Правительства, которое намерено защитить бизнес от подобных явлений.

«Этот вопрос действительно поднимался в ходе координационного совета, — пояснил Дмитрий Антонов. — Но он вставал при обсуждении программы по защите прав потребителей в Вологодской области на 2018-2020 годы, как один из вопросов. И будет, вероятно, со всех сторон рассмотрен в рамках работы комиссии. Возможно, что последуют и законодательные инициативы. Пока об этом рано говорить».

Интересно, что уполномоченный по защите прав предпринимателей в Вологодской области Степан Ткачук ни разу не сталкивался с обращениями представителей бизнеса, которые рассматривают потребительский экстремизм как нарушение их прав.

«Ни одного обращения о подобных фактах, — подтвердил «Премьеру» Степан Ткачук. — Я слышал, конечно, о подобном, но в Вологодской области, мне кажется, это не проблема».

«Закон? Но есть Гражданский кодекс и статья «Злоупотребление правом», этого достаточно, — считает представитель одной из вологодских общественных организаций по защите прав потребителей, с которым «Премьер» связался по телефону. — И как отличить злоупотребление от заблуждения? Я, например, не понимаю, какими законодательными актами можно это регулировать».

Так или иначе, но все участники рынка признают: потребительский экстремизм не миф. Он существует. И пока алгоритм борьбы с ним один: грамотно составлять договор с покупателем, консультировать продавцов и фиксировать все действия, в том числе устанавливать видеокамеры.

430
0
Еще статьи этого автора
Похожие статьи

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.