Владимир Пешков

e-mail: vladimir.peshkov@yahoo.com

Лоскутное одеяло

№35 (1085) от 4 сентября 2018 г.

По мнению экспертов, сейчас из-за разрыва отраслевых связей всё движется к региональным связям. | Фото с сайта vestifinance.ru

Россию хотят разделить на 14 макрорегионов, но Вологодской области всё никак не найдётся среди них места.

Минэкономразвития предлагает разделить Россию на 14 экономических макрорегионов. Вологодская область, по проекту, должна войти в состав Северного макрорегиона вместе с Архангельской областью, Республикой Коми и Ненецким автономным округом.
Предложение обсуждают в рамках проекта стратегии пространственного развития. Однако внятных объяснений, для чего это делается, официально никто не дал.

Ни стратегия в целом, ни проект деления страны на макрорегионы особенных восторгов у специалистов не вызывают. 28 августа в Общественной палате России прошли публичные слушания по стратегии пространственного развития. Председатель областной Общественной палаты Ольга Данилова на них выступила и резко раскритиковала документ, сразу попав в федеральную прессу. «Я действительно выступила против, как и представители других региональных общественных палат. Проект стратегии недоработан. Мы это обсуждали и на региональном уровне. Речь не идет о какой-то конкретной проблеме. Их много», — рассказала она «Премьеру».

Привет из прошлого

Комментируя проект макрорегионального экономического районирования, эксперты первым делом вспоминают советскую систему совнархозов. Строго говоря, их было две. Первая, «ленинская», почила в бозе в 1932 году при усилении централизованного управления индустриализацией. Вторая, «хрущёвская», была свёрнута в 1965 году после отстранения Никиты Хрущёва от власти.

Главной идеей в обоих случаях было приближение управленцев к местному производству.

На тот момент это отчасти было оправдано слабых развитием коммуникаций и автодорог, что мешали оперативному управлению.

Из этих же соображений во второй половине 1930-х началось разукрупнение регионов, в ходе которого, в частности, в 1937 году была образована Вологодская область. В 1957 году к идее децентрализации вернулись вновь, создав 70 территориальных советов народного хозяйства. Уже в 1960-м их начали укрупнять. Ещё через пять лет страна вернулась к централизованному управлению экономикой.

К «хрущёвской» системе совнархозов скептически относятся даже в КПРФ. Депутат Законодательного Собрания области от этой партии, доктор экономических наук Михаил Селин убеждён, что система совнархозов провалилась: «Вышло так, что была разорвана цепочка отраслевой системы управления экономикой. Если бы та реформа была доведена до конца, плановая система лопнула бы на двадцать пять лет раньше, чем в итоге распался Советский Союз».

Зри в корень

Разные собеседники «Премьера» характеризуют идею создания макрорегионов по-разному. Одни называют её «административным зудом», то есть неосознанным желанием поменять систему управления. Другие считают, что это делается для регулирования экспортной деятельности, и верхней ступенью этой системы вполне может стать Российский экспортный центр.

Есть и другое мнение. По словам директора Института нового общества Василия Колташова, создание макрорегионов отражает стремление российского капитала осваивать пространство страны. Однако это отнюдь не означает реального экономического развития территорий: «Причина кроется в нестабильности цен на нефть, а также в том, что российский капитал и бюрократия получили серьёзные уроки. Они поняли, что нужно максимально эффективно работать на уровне регионов, помогая во многом работе крупных компаний. Но это отнюдь не означает аналогичной поддержки для малого и среднего бизнеса».

Василий Колташов отмечает тенденцию перехода российской экономики в новое качество. Если до последних лет её характеризовали неолиберальные тенденции, то теперь он видит признаки перехода к неомеркантилизму. Неолиберализм означает почти полный отказ государства от регулирования экономики за исключением установления принципов функционирования экономики.

Неомеркантилизм по существу означает политику по достижению высоких экономических показателей в политических целях. «Непонятно, в рамках какой стратегии это делается. Я как аналитик вижу, что появляются признаки нового меркантилизма. Но этот процесс идёт стихийно», — размышляет Колташов.

Михаил Селин тоже говорит и стихийности развития, хотя он и не усматривает неомеркантилистских тенденций: «Сейчас отраслевые связи разорваны, поэтому всё движется к региональным связям, процесс идёт сам собой, самотёком. В ситуации, когда государство фактически ушло из экономики, говорить об управлении процессом нельзя. Экономика должна регулироваться в плановом порядке: нужно находить точки роста и развивать их. Нужно стимулировать создание конечного продукта, а не сырьевую экономику».

| ИСТОЧНИК: Стратегия пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 года

Выстраивание связей

Депутат Государственной Думы Алексей Канаев из опрошенных «Премьером» экспертов оказался единственным сторонником предложенных изменений в экономическом районировании. По его мнению, идея о создании макрорегионов вполне здравая. «Какими должны быть границы, вопрос дискуссионный. Граница может проходить не только по границе области, регион может делиться на несколько частей, на две или три, в зависимости от расположения производств и транспортной доступности», — рассуждает он.

Разумеется, речь идёт не о перекраивании административных границ региона, а о выстраивании экономических взаимосвязей.

Череповец всегда тяготел к Петербургу, Ленинградской, Тверской и Новгородской областям. Вологда намного ближе к Центральной России, а северо-восточные районы — к Архангельской области. Именно в этом и состоит главный вопрос, к какому экономическому району отнести Вологодчину.

«Череповец — это производитель металла и удобрений, он имеет плотные связи с горной добычей. Точки производства металла и точки добычи руды соединяются транспортными коридорами, — говорит Алексей Канаев. — Даже на этой логистической цепочке можно существенно поднять экономику. Вологодская область — это транзитёр газа. Можно смотреть с точки зрения создания межрегиональных туристических маршрутов. Почти по каждой отрасли можно выявить целый набор межрегиональных связей, поддерживая и развивая которые мы получим дополнительные возможности для роста экономики».

530
0
Еще статьи этого автора

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.