Владимир Пешков

e-mail: vladimir.peshkov@yahoo.com

Производство мёда остается на Вологодчине одной из самых загадочных отраслей

Мёдом намазано

№7 (1057) от 20 февраля 2018 г.

Председатель общества пчеловодов области Дмитрий Олегин за качество своего меда ручается собственным добрым именем. | Фото с сайта cultinfo.ru

По данным всероссийской сельскохозяйственной переписи, сейчас на Вологодчине более 23 тысяч пчелосемей. В 2006 году их было 16 тысяч. Впрочем, у областного общества пчеловодов другие данные — всего чуть больше 10000 отдельно взятых ульев.

Собирать статистику по количеству пчёл и объёмам производства мёда крайне сложно. Как признаются специалисты, пчеловоды не раскрывают официальным органам реальные цифры. Если посчитать поголовье коров или гектары посевов не так трудно, то выявить, где и сколько по лесным полянам и заброшенным деревням расставлено пасек, очень сложно.

На честном слове

Главная проблема всего российского пчеловодства — отсутствие систематических данных о главном элементе отрасли — среднерусской пчеле. После одного из исследований выяснилось, что в чистом виде она сохранилась только в Сибири.

Другая проблема — это слабый контроль за тем, что именно продают на ярмарках. В России есть предприятия, которые в промышленных масштабах производят так называемый медовый продукт, который от мёда можно отличить лишь в лабораторных условиях. Для потребителя это не опасно, но весь вопрос в цене: затраты на производство медового продукта намного ниже, чем на получение мёда с пасеки.

До 2013 года, когда был принят закон «О пчеловодстве в Вологодской области», не было формального повода отстаивать права пчеловодов. Дело в том, что для работы каждой пасеки должны быть соблюдены определённые условия: она не должна мешать местным жителям и сельхозпредприятиям. С другой стороны, они тоже не должны тиранить пчеловодов.

«Мы ждали, что выйдет федеральный закон, но он так и не был принят, — говорит председатель комитета по агропромышленному комплексу в созыве ЗСО 2011-2016 годов Александр Калябин. — Нужно было учесть защиту пчёл и пчеловодов от действий сельхозпроизводителей. Пока не было закона, права пчеловодов было тяжело отстаивать, а с его принятием появились определённые рамки».

Лукавая цифра

По официальным данным, на «большую четвёрку» главных сельскохозяйственных районов — Вологодский, Грязовецкий, Череповецкий и Шекснинский — приходится примерно 40% общего количества пчелосемей области. Лучший из остальных — это Тарногский район, в котором содержится примерно полторы тысячи пчелосемей. Для сравнения: в каждом из остальных районов области (не считая Кич.-Городецкого) их меньше тысячи.

«В Тарногском районе в среднем по 10-15 пчелосемей на пчеловода, этот район действительно один из лидеров отрасли», — говорит председатель общества пчеловодов области Дмитрий Олегин.

Поскольку данные общего количества пчелосемей очень разные, непросто посчитать и реальные объёмы производства меда. Урожайность с одного улья может составлять и 4, и 10 килограммов в год. Учитывая разницу в оценках общей численности пчелосемей, о валовом сборе тяжело говорить. Не берутся эксперты оценить и потери от прошлогоднего неурожая. «Прошлый год был сырой и малосолнечный, от непогоды многие пострадали. Впрочем, старые пчеловоды говорят, что большой мёд бывает лишь раз в семь лет», — отмечает Александр Калябин.

«Другое дело, что производство меда падает в целом год от года. «Средний возраст пчеловодов составляет 62 года. Люди стареют и сокращают число пчелосемей. Молодых в отрасль приходит не так много, как хотелось бы», — констатирует Дмитрий Олегин.

Параллельно растёт стоимость мёда: прошлым летом она перевалила за тысячу рублей за килограмм. Для сравнения: в 2016 году килограмм мёда продавали за 600-800 рублей.

«В восточных районах области, с моей точки зрения, пчеловодство — более прибыльное дело, потому что пчеловоды могут продавать мед также в Архангельской области. Кроме этого, там другой климат: к примеру, в Тарногском районе он теплее, чем в Вытегорском, да и сырости там меньше», — размышляет Дмитрий Олегин.

Дети и пчёлы

Впрочем, повышенный интерес к пчеловодству именно в Тарногском районе не совсем понятен. Среди предположений — вероятный упадок сельского хозяйства и зарастание полей иван-чаем, который является в нашем регионе основным медоносом. Но в Тарногском районе ситуация с сельским хозяйством обратная — хозяйства даже расчищают заросшие поля. В соседних районах пчелосемей намного меньше.

Урожайность с одного улья может составлять и 4, и 10 килограммов мёда в год.

В 2006 году Тарногский Городок стал областной медовой столицей: именно тогда там в первый раз прошёл фестиваль «Тарнога — столица меда Вологодской области». С прошлого года в райцентре работает экзотический для больших городов уголок юного пчеловода.
В детском саду «Улыбка», который занимает трехэтажное здание, два первых этажа занимает непосредственно детский сад. «На третьем этаже здания мы делаем центр дошкольной подготовки, — рассказал «Премьеру» глава Тарногского района Сергей Гусев. — Там же сделали «Пчелиные ясли» — комнату юного пчеловода. Детишки рады, приобщаются к делу».

455
1
Похожие статьи

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.