Владимир Пешков

e-mail: vladimir.peshkov@yahoo.com

Навели красоту

№36 (1086) от 11 сентября 2018 г.

Жители Красоты не хотят заселяться в красивый новый дом. | Фото Владимира Пешкова

10-квартирный жилой дом в посёлке Красота ввели в строй летом 2017 года. Однако большинство переселенцев категорически отказывается туда вселяться.

Фактически люди живут лишь в паре квартир. В результате дом простоял всю зиму почти без отопления, из-за чего на стенах появился грибок. В ситуации на месте разбирался корреспондент «Премьера».

Ничто не предвещало

О том, что в посёлке Красота должен быть построен дом для переселенцев из ветхого и аварийного жилья, было известно ещё в 2016 году. Всего в Бабушкинском районе почти одновременно строили четыре таких дома: один в райцентре и ещё три в Рослятинском сельском поселении, к которому относится посёлок. К моменту оформления контракта администрации сельских поселений провели ревизию жителей, нуждающихся в переселении, и уже на основании этих данных были сформированы контракты.

В марте того же года в районе сменилась власть, а в мае был заключён государственный контракт на строительство с ООО «Строительная компания». Среди прочего в контракте была прописана площадь по каждой из квартир исходя из потребности. Всего в доме было решено разместить семь однокомнатных квартир и три двухкомнатных. В посёлке Красота дом строили из бруса. Подбор земельного участка проводила администрация сельского поселения.

Проблема с этим домом, по большому счёту, единичная. В 2012-2017 годах в рамках программы расселения ветхого и аварийного жилья в регионе переселено около десяти тысяч человек, которые жили в 1102 домах. Программа завершилась 1 сентября 2017 года.

С тех пор и на уровне сельского поселения, и на уровне района поменялись главы. Причём у района и вовсе нет постоянного руководителя: он работает со статусом «временно исполняющий полномочия». О том, как именно проводился отбор кандидатов для вселения в новый дом, никто ничего внятного сказать не может. Дело в том, что в сельском поселении не сохранилось соответствующих документов. Однако собеседники уверили корреспондента «Премьера», что люди про всё знали, но их что-то смутило ближе к сдаче дома: то ли размеры квартир, то ли нехватка места для хранения урожая, то ли мнение «лидеров общественного мнения». Как бы то ни было, вселять их приходится через суд.

По оконным косякам видно, что отдельные элементы отделки деформировались. | Фото Владимира Пешкова

«Никто с нами не посоветовался»

Дом построен на участке, на котором находилась сгоревшая в 1996 году школа. «Когда выбирали место для строительства, с нами никто не посоветовался. А мы знаем, что здесь болото, здесь раньше всегда клюкву собирали. Тут же ключи кругом. Коммуникации тянули за пять километров из соседнего села. Конечно, можно было и там построить. Но нам-то зачем туда ехать? Мы здесь всю жизнь», — рассказывает местная жительница, для которой предназначена одна из построенных квартир.

«Я эту квартиру не просила, никуда не обращалась. В моём старом доме я живу пятьдесят лет и хочу в нём прожить ещё столько же. Моё жильё приватизировано в 2015 году, у меня все документы на руках. Но я не знала, что дом был признан аварийным ещё в 2011 году. Когда возвели здание, пригласили посмотреть на квартиры. Я спросила: «А при чём здесь я?» Мне ответили, что у меня за стеной есть другие квартиры, их тоже переселяют, и что мне деваться некуда. Ну, я и подписала все документы. Но жить я сюда не пойду», — вторит её соседка.

«А я ничего не подписываю! У меня почти сорок квадратных метров, а мне дают тридцать. Мне ничего не объясняют. И мне без разницы, болото тут или что, меня эта квартира вообще не интересует, отдайте мне моё жильё! Что, платить три тысячи в месяц за коммуналку?! У меня пенсия восемь тысяч, о чём речь?» — эмоционально, порой переходя на хрип, рассказывает ещё одна женщина.

А вот мужчина, которого пустил пожить один из собственников, напротив, удивляется претензиям: «А я воды вообще не видел. Тропинка к дому есть, какая проблема-то?» Ещё одна местная жительница рассказала, что скоро в квартиру переселится её престарелая мать.
По документам все жильцы подлежат переселению, даже если они ничего не подписывали. При этом кое-кто из них подписал и акты приёма-передачи, и договоры социального найма. В дом до Нового года никто не вселялся, квартиры не отапливались, из-за чего в водомерном узле замёрзла вода, а на стенах в доме из-за этого появился грибок. Именно его устранение является самой большой проблемой. Другой вопрос, что грибок появился отнюдь не по вине строителей.

«Внутренняя отделка квартир в этом доме не рассчитана на эксплуатацию при отрицательных температурах и повышенной влажности, — объяснил первый заместитель руководителя администрации района Николай Холмогоров. — В предоставленных жилых помещениях необходимо поддерживать положительную температуру для того, чтобы избежать порчи внутренней отделки и замерзания внутренней системы водоснабжения. В том случае, если это не было сделано, ответственность за возможные последствия ложится на нанимателя или собственника жилого помещения».

В водомерном узле замёрзла вода, а на стенах из-за этого появился грибок. | Фото Владимира Пешкова

Кругом вода?

Другая претензия — это деформация отдельных элементов отделки. «Это произошло из-за проседания дома, что мы прогнозировали. Если бы просадка дома не была учтена при проектировании, количество деформированных поверхностей было бы гораздо больше. Мы готовы устранить все деформации, возникшие в результате просадки», — сказал корреспонденту «Премьера» директор ООО «Строительная компания» Евгения Мясников.

Единственное, в чём расходятся все стороны, это объёмы подтопления дома. Жильцы заявляют, что вокруг дома и в техническом подполье постоянно стоит вода. Корреспондент «Премьера» убедился в обратном. При этом в одном из писем прокуратуры района от июля нынешнего года зафиксировано большое количество воды на территории: «Прокуратурой района установлено, что придомовая территория указанного дома, детская площадка затоплены до отмостки жилого дома. Кроме этого, затопленным оказалось техническое подполье (подвал) дома».

Однако никто не выяснил причину затопления. Застройщик уверяет, что вода в подвале появляется из-за прорывов водопровода, а вода на поверхности придомовой территории — это последствие дождей. При этом, согласно данным геологического обследования территории на стадии проектных работ, проводившегося весной 2016 года в период таяния снега, уровень грунтовых вод находится на уровне 1-1,5 метра ниже уровня земли. Наличие верхнего горизонта грунтовых вод, которые появляются после дождей, отнюдь не критично при обустройстве системы дренажа. В проекте, прошедшем государственную экспертизу, это предусмотрено не было.

Привязка к району: 
331
0
Еще статьи этого автора

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.