Несостоятельная область

№32 (1082) от 14 августа 2018 г.

В 2017 году Вологодчина стала «чемпионом» по снижению реальных доходов населения среди всех остальных субъектов России. | Фото с сайта nbj.ru

Вологодская область последние три года бьет рекорды по числу личных банкротств на душу населения.

Антилидер

На днях почти все вологодские СМИ перепечатали или озвучили новость, которую сообщила «Русская служба Би-би-си», о том, что Вологодская область является регионом-лидером по показателю «число банкротов — физических лиц на 100 тысяч человек населения».

У нас он составляет 157 человек — в три с лишним раза больше, чем в среднем по России (47).

На самом деле печальное лидерство Вологодчина держит уже давно — с конца 2015 года, когда у граждан России появилась законная возможность объявлять себя банкротами. С тех пор свое первое место наш регион не уступает никому. Даже находящиеся на втором и третьем местах Рязанская область и Калмыкия уступают нам с большим отрывом — их показатели составляют, соответственно, 95 и 91 банкрот-физлиц на 100 тысяч населения.

«Количество заявлений о несостоятельности (банкротстве) в последние два года растет значительными темпами, — подтвердили газете «Премьер» в пресс-службе областного Арбитражного суда. — В 2017 году поступило 1733 заявления, что на 31,8 % больше, чем в 2016 году (а в 2016 году в свою очередь рост составлял 35,3%). Из них более половины (879, или 50,7%) это — заявления о банкротстве граждан».

Кто виноват?

В Вологодской области слишком много юристов, профессионально занимающихся банкротством. Они настолько опытны и умелы, а конкуренция среди них так высока, что сложилась уникальная ситуация, когда за относительно небольшую цену стало возможно приобрести очень качественную юридическую услугу. Так считают представители региональной власти.

— Банкротиться в Вологодскую область приезжают со всей России. У нас 40 предприятий в области занимаются профессиональным банкротством, — сообщил по этому поводу первый заместитель губернатора, председатель областного правительства Антон Кольцов.

Тем не менее он признался, что возникшая проблема стала для областной власти «определенным вызовом» и «темой для беспокойства». А в Арбитражном суде уточнили, что в регионе сейчас реализуются специальные меры, направленные на снижение числа потенциальных банкротств.

Как сообщил известный вологодский арбитражный управляющий Василий Анчуков, действительно, процедура банкротства у нас весьма востребована, чему способствуют ее большая разрекламированность и достаточно низкая стоимость.

— Когда я вышел на рынок Москвы с вологодскими тарифами, то потенциальных клиентов такие цены отпугивали, — сказал он «Премьеру». — Пришлось повысить тарифы вдвое. Стоимость услуг по банкротству у нас ниже, чем в соседних регионах.

В то же время, по его мнению, свою роль играет и высокая правовая культура вологжан, которые достаточно неплохо «подкованы» в юридических вопросах и увидели для себя в процедуре банкротства определенные возможности.

«У людей нет денег»

Однако с официальной точкой зрения согласны далеко не все.

— Я в шоке от подобных комментариев властей, — заявил газете «Премьер» вологодский юрист Николай Шалаевский. — Считаю, что большому количеству банкротств в Вологодской области способствуют существующие социально-экономические условия. Иными словами, у людей нет денег на то, чтобы расплачиваться по своим обязательствам, и они вынуждены становиться банкротами.

Николай Шалаевский уверен, что в Москве, Санкт-Петербурге, Татарстане и других регионах юристов никак не меньше, чем на Вологодчине, они не менее профессиональны, чем вологодские, а конкуренция между ними даже жестче. Тем не менее уровень банкротств в этих субъектах РФ значительно ниже, чем у нас.

— Эти регионы развиваются, люди там хорошо зарабатывают и, соответственно, могут решить свои проблемы, не прибегая к банкротству, — считает он. — А у нас, что бы там ни говорила статистика, зарплаты невысокие, многим людям приходится брать кредиты на то, чтобы собрать ребенка в школу или даже перекредитоваться. Люди доходят до отчаяния от безденежья. Благодаря закону о банкротстве, у них появилась возможность разорвать замкнутый круг.

Он подчеркнул, что доля клиентов из других регионов у вологодских юристов минимальна.

— Как раз после новости, которую опубликовала «Русская служба Би-би-си», нам стали звонить из Москвы, Санкт-Петербурга и других городов и просить помочь с банкротством, — объяснил Николай Шалаевский. — До этого таких звонков не поступало. Законы экономики еще никто не отменял, поэтому не предложение рождает спрос, а спрос рождает предложение: люди банкротятся, потому что у них нет денег. Так что дело не в наших юристах.

Беднее, еще беднее

Статистика подтверждает слова вологодского юриста. Социально-экономическая ситуация в Вологодской области действительно способствует массовым банкротствам физических лиц.

Например, уровень безработицы, рассчитываемой по стандартам Международной организации труда, у нас выше, чем в России и СЗФО: 6-7% по сравнению с 5% и 4% соответственно.

Средняя зарплата в области, согласно Вологдастату, равна 34,1 тыс. руб. и существенно ниже среднероссийской — 40,6 тыс. руб.

Более того, с каждым годом этот разрыв увеличивается не в нашу пользу. А по данным Аналитического центра при Правительстве России, в 2017 году Вологодчина стала «чемпионом» по снижению реальных доходов населения среди всех остальных субъектов РФ. В нашем регионе эти доходы сократились на 7%, и это абсолютный рекорд по стране, где спад составил 1,7%.

Теряя доходы, население области пытается кредитоваться, однако банки за последнее время ужесточили свои требования. Согласно информации Национального бюро кредитных историй, лимит на кредитные карты вологжанам за прошедший год был урезан на 21%, а выдача потребкредитов сократилась на 17%.

Неудивительно поэтому, что люди бросились в микрофинансовые организации. Общая сумма «займов до зарплаты», взятых жителями Вологодчины, выросла за год на 47%, то есть почти в полтора раза (с 253,7 до 371,8 млн рублей).

По данным НБКИ, число потенциальных банкротов в регионе постоянно растет и сейчас составляет почти 9 тысяч человек.

Выход есть?

— У нас в семье возникла проблема с возвратом кредитов, и мы вынуждены были обратиться в одну из компаний, профессионально занимающуюся банкротством, — сообщила «Премьеру» вологжанка, пожелавшая остаться неизвестной. — Обращаясь туда, не испытывали особых иллюзий и ни на что особо не рассчитывали, но тем не менее обращение дало результат — нашу задолженность начали гасить, и жить стало лучше.

Правда, по словам женщины, за такое улучшение жизни пришлось заплатить довольно ощутимую цену, но, какую именно, она не сообщила.

Между тем банкротство действительно является процедурой весьма неприятной. Только юристам гражданину придется заплатить за нее минимум несколько десятков тысяч рублей плюс проценты от реализованного имущества. Как правило, за долги забираются вклады, автомобиль и даже квартира, находящаяся в непогашенной ипотеке (в том числе и если это единственное жилье). На время банкротства ограничивается право на выезд за границу. А взять новый кредит вы сможете (если сможете), только если сообщите банку о том, что в свое время были банкротом. Кроме того, банкрот три года не может занимать руководящие посты в любых организациях, оформлять ИП и быть соучредителем организаций.

501
0
Еще статьи этого автора

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.