Свой боевой путь вологодский ветеран Геннадий Тимофеев закончил в Праге, куда въехал на трофейном «Опеле»

От Вологды до Праги

№18 (1068) от 8 мая 2018 г.

О военных годах сейчас напоминают старые фотографии.

Семья Тимофеевых переехала в Вологду еще до войны из деревни Никольской, которая располагалась на берегу Тошни.

Отец семейства, Иван Степанович, устроился работать в Вологде конюхом в райпотребсоюз. К нему чуть позже переехала и супруга —

Александра Ивановна вместе с детьми. Жили Тимофеевы в крошечном флигеле вблизи вокзала.

Не до учебы

— Закончил я пять классов да полтора шестого по коридору, — смеется Геннадий Иванович, вспоминая школьные годы. Поучиться ему довелось в нескольких городских школах. В шестом классе учился в школе № 33 (ныне школа № 8). В конце года «завалил» ботанику и ему назначили переэкзаменовку на осень.

Летом повезли ребят в лагерь вблизи деревни Лавкино (рядом с нынешним санаторием «Новый источник»).

— Поехали в воскресенье. Взрослые все были хмурые. В лагере нам только на третий день сказали, что началась война, — вспоминает ветеран.

Осенью Геннадий Тимофеев не пошел пересдавать ботанику.

— Настроение такое было — раз война, так уже не до учебы.

Отец Тимофеевых на войну не попал, а два старших брата побывали на фронте. Александр был призван еще до войны, служил в Чите, потом участвовал в войне с японцами, а второго брата — Константина призвали в начале войны, но воевал не долго — списали по ранению.

Не вышел ростом

Гена начал помогать отцу — пилил дрова для школьной столовой, разбирал плоты на реке Вологде, копал торф.

В 1943 году и у Геннадия подошел призывной возраст. Но на медкомиссии его признали негодным к строевой службе. Виной тому — рост 146 см. Брали в армию ребят ростом не менее 150 см. Оставили его в Вологде «до особого распоряжения».

— Расстроился я, конечно. Хотелось в армию, — вспоминает Геннадий Иванович.

Поэтому очень обрадовался, получив повестку на учебу в Вологодской автошколе. Учились ездить на «полуторках». В мае 1944 года сдал экзамены, получил права и долгожданную повестку в армию.

— Домой пришел, говорю: «Мамка, меня завтра в армию берут!» На следующий день ушел. Три дня мы жили в клубе Льнокомбината…
Потом снова медкомиссия, отправка в город Павлов Горьковской области, где уже учили ездить на «Студебекерах».

Дорога на фронт

Наконец погрузили в «пульмановские» вагоны и повезли.

— На остановке только кашу из брикета в котелок кинешь, зальешь водой, костерок разведешь, а паровоз уже свистит. Хватаешь все в охапку и в вагон, на следующей остановке снова воду кипятишь, — вспоминает ветеран.

Привезли в город Ковель на Западной Украине. Еще 60 км до города Владимир-Волынский шли пешком по ночам, опасаясь бендеровцев.

— Оттуда и взял нас, десять человек вологодских, «покупатель» в артиллерийский полк, — говорит Тимофеев.

Так попал Геннадий вместе с земляками в 31-ю стрелковую, Сталинградскую, ордена Ленина, ордена Богдана Хмельницкого, ордена

Суворова дивизию 52-й армии, которая в тот момент находилась на отдыхе после тяжелых боев в Бессарабии.

— Прибыли мы на место. Повар на нас посмотрел и давай откармливать. Хлеб, суп из фасоли с тушенкой. И так по три раза в день. Сначала мы хлеб по привычке по карманам прятали, потом перестали. Откормили нас, — смеется, вспоминая те дни, ветеран.

Наконец направили «вологодскую десятку» в зенитно-пулеметную роту, где, помимо шоферской специальности, пришлось освоить обязанности «второго номера» пулеметного расчета.

Дивизия после переформирования двинулась к фронту и в январе 1945 года прибыла на знаменитый впоследствии Сандомирский плацдарм.

После войны Геннадий Иванович почти всю жизнь работал водителем.

Под огнем

— Расположили нас в лесочке. Велели не шуметь. Весь лес был забит войсками, а немцы мины кидали. Как мина упала, так кого-нибудь ранило или убило. Но отвечать было нельзя. А в четыре утра началось! Приказали открыть огонь трассирующими пулями. Я удивился: ночью не видно было, а тут пушки рядом с нами появились. Четыре часа длилась огневая подготовка. Старые фронтовики говорили, что было как в Сталинграде. Весь снег растаял. Потом пулеметы в машины погрузили и вперед, — вспоминает Геннадий Иванович.

Еще один случай навсегда остался в памяти ветерана:

— Мы стояли на границе Польши и Германии. Машины были замаскированы. Поступил приказ выдвигаться. Только тронулись, а тут «мессеры» налетели. Напарник мой, «первый номер» — здоровенный парень-украинец — давай стрелять. «Мессер» летит — в нас стреляет, мы в него. Моя задача — ленту поправлять, и, если патроны кончаются, менять коробку с лентами. В том бою погибла медичка Катя из Вологды, и еще одному вологодскому парню перебило ноги…

Напарник Геннадия Тимофеева сбил один самолет и получил за тот бой орден Славы. Впрочем, за очередной бой медаль «За отвагу» и Орден Отечественной войны получил и сам Тимофеев.

— Загнали мы как-то машину во двор и занялись своими делами. Первый номер чистил прицел, я патроны в ленты заряжал. Вдруг напарник выпрыгнул из машины и побежал. Я сначала не понял, что случилось. Голову поднял — «Юнкерс» в пике идет прямо на нас. Я за пулемет схватился и начал стрелять. Самолет ушел в сторону и улетел. Чего напарник убежал, я так и не понял. Прибегает командир роты. «Где первый номер?» — Я говорю: «Отошел куда-то». — «Его счастье, что ваш пулемет не молчал, а то отдал бы под трибунал». Так что еще и напарника спас Геннадий Тимофеев.

Встречали цветами

— Мы продолжали идти вперед. В одном месте видели наши сожженные танки и еще не убранные трупы, это наша танковая бригада попала в окружение, — рассказывает ветеран. — Наша дивизия двигалась вперед, не встречая серьезного сопротивления, но мины немцы в нашу сторону постоянно кидали. Осколком ранило нашего шофера. Его отправили в санчасть, а я заменил его за рулем. Вошли в город Гельбиц (сейчас он переименован). Местные жители окна открывают, кричат: «Ура»! «Привет»! В этом городе мы стояли три дня. Потом поступила команда двигаться дальше. Но наша машина задержалась, и мы отстали. В темноте остановились рядом с какой-то частью.

Оказалось, что это были связисты. Они и сказали, что немец капитулировал, войне конец. Было 4 часа утра 9 мая.

Правда, потом еще пришлось покататься Геннадию Ивановичу по странам Европы.

Понадобился как–то водитель командиру дивизии и направили к нему красноармейца Тимофеева.

— Смотрю — новейший трофейный «Опель капитан». За рулем — адъютант. Посадили меня на заднее сиденье. Тут я насмотрелся, как нас Чехословакия встречала — букеты цветов, фрукты. Потом сам подполковник за руль сел, а я все сидел на заднем сиденье. Долго ехали.

«Куда путь держим?», — спрашиваю. «В Прагу, — отвечают, — тут девять километров всего, хоть на город посмотрим».

Так Геннадий Иванович Тимофеев единственный раз в жизни побывал в Праге.

Мирный транспорт

После Победы ветеран служил еще долгих 4 года. Вернувшись домой, Геннадий Тимофеев почти всю жизнь работал водителем на городских и междугородных автобусах. У него два сына, внучки, правнуки. Общий трудовой стаж Геннадия Ивановича — 59 лет. В июле 2018 года ему исполнится 92 года.

117
0
Похожие статьи
  • 07 февраля' 17 | Культура

    Ветераны Архангельского тралового флота просят присвоить новому рыболовецкому траулеру имя поэта Николая Рубцова.

    67
    0
  • 16 мая' 17 | Экономика

    С 1 июня ветераны Великой Отечественной войны смогут бесплатно ездить на общественном транспорте Вологды.

    27
    0
  • 09 августа' 16 | Жизнь

    В Кичменгском Городке выдали федеральную субсидию на приобретение квартиры матери вологжанина, погибшего в Великую Отечественную войну. Однако сама женщина родилась в 1934 году, и на момент начала войны ей было всего… 7 лет.

    61
    0
  • 08 ноября' 16 |

    «Премьер» нашел город, где долгие годы жил и работал череповчанин, ветеран войны Валентин Изюмов, приговоренный к расстрелу, но вернувшийся с фронта с боевыми наградами.

    37
    0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.