Марина Чернова

e-mail: marinapremier2016@yandex.ru

Трое заключенных из вологодских исправительных колоний претендуют на участие в гала-концерте всероссийского конкурса самодеятельности «Калина красная», который пройдет в Саратове

Песня за колючей проволокой

№20 (1070) от 22 мая 2018 г.

Продюсер Сергей Егоров — опытный участник фестиваля «Калина красная». Он уверен, что с его поддержкой Олег Кравцов (слева на фото) сможет пройти в финал и выступить в гала-концерте. | Фото Анастасии Руденко

Исполнители рассказали «Премьеру» о том, сложно ли заниматься музыкой за колючей проволокой.

Истории двух музыкантов — череповчанина Олега Кравцова и его продюсера Сергея Егорова — в этом номере «Премьера».

Огни ночной зоны

Если бы не колючая проволока, догадаться, что ты на территории Сокольской колонии строгого режима, было бы сложно. Слева — указатель с деревянными табличками, справа — красивая деревянная церковь с клумбами, где половина уже засыпана опилками.
— Не успели засыпать до конца, но уже выглядит красиво, — говорит сопровождающий нас сотрудник колонии. Он сухо здоровается с осужденными, с интересом поглядывающими на журналистов.

Мы проходим в помещение клуба, где задник сцены, оформленный в стиле ночного города, светится огоньками.

— Это дело рук других заключенных, — отвечает Сергей Егоров, занимаясь на фортепиано. Высокий, спортивного телосложения Сергей легко поднимает деревянные поверхности инструмента, и, проверяя звучание, двумя руками бегло наигрывает джазовый стандарт.

Сергея вполне можно принять за спортсмена или музыканта. Первое впечатление верное. Заключенный 37-летний Егоров действительно учился в музыкальном училище имени Собинова по классу «аранжировка», поет и, когда был на свободе, стал лауреатом двух фестивалей шансона в Твери и Владимире.

 

«Пусть мама услышит»

Оказывается, талант Сергея — от мамы Анны Большаковой, которая работала певицей в ресторанах Рыбинска и Москвы.
— Я помню, что дома лежали ее плакаты, были музыкальные инструменты. Но она пропала без вести. Мой отец, с которым она познакомилась заочно, по переписке, сидел в тюрьмах и был лишен родительских прав. Так что в 6 лет я остался без родителей, и меня к себе забрала бабушка, — говорит Сергей.

Сам Сергей с детства занимался музыкой.

— Бабушка отдала меня в театральный кружок, и я мечтал стать актером. Но педагог обнаружила у меня уникальный музыкальный слух. Так все и началось, — вспоминает заключенный.

У бабушки он был недолго — ребенка отобрали у женщины через суд, который, по словам Сергея, посчитал, что на маленькую пенсию мальчика содержать невозможно.

— Я не знаю, хватало денег или нет. Мне было 6 лет, и тогда все, что меня окружалось, было, как сказка, — говорит мужчина.
Его первые детские воспоминания — детский дом, кружки и первая песня, с которой он выступал на 8 Марта перед педагогами в 1992 году. Это был хит Юры Шатунова «Белые розы».

— Мне нравилась сентиментальная музыка. Рок и рэп — не мое. Основная тема шансона — душевное, грустное, любовь и разлука. Мне нравится абсолютно все, кроме блатных песен с чернухой и грязью. В детдоме я черпал все, увлекался игрой на всех инструментах — от кнопочных до струнных и все пытался ухватить с жадностью, — говорит заключенный.

Среди вариантов, как проводят свободное время «сидельцы» Сокольской исправительной колонии строгого режима, — занятия футболом и хоккеем, подготовка концертов, посещение храма, построенного самими заключенными. | Фото Марины Черновой

Колония вместо искусства

В 12 лет Сергей Егоров стал сочинять песни. Первым опытом была композиция о белой березе. Многие сверстники, по словам заключенного, не понимали этого хобби.

— Почти все мои друзья были хулиганами, это было тогда модно. Все стремились в бандиты, а мне хотелось на сцену. Но волну с бандитизмом я тоже зацепил. Конечно, выбор есть всегда, просто возможности у всех разные. Мы были тогда бедные, хотелось денег, стать богатым, и мы начали грабить квартиры. Залезали в жилье через форточки, пока соседи одной из квартир не услышали шум и не вызвали полицию. Так нас поймали с поличным, — рассказывает заключенный.

Сергею было 16 лет. В музыкальное училище имени Собинова он поступил, находясь в колонии для несовершеннолетних.

— В то время в камере инструменты были в свободном доступе. Я выбрал гитару, стал играть, и у меня пошло. Всем ребятам предлагали учиться в разных училищах, а я выбрал музыкальное, — описывает учебу Сергей Егоров. — Сложности возникли разве что с музыкальной теорией, которую я так и не смог освоить. Но раз в месяц в колонию приезжали педагоги, помогали, плюс я доказал все практикой и сумел сдать экзамены.

Концерт за концертом

В 21 год Егоров вышел из колонии. Но, как сам признается, за проведенные 4 года не на свободе ничего не понял, и через 27 дней он вновь совершил преступление.

— Я даже работу не искал. Сейчас у меня уже пятый срок, и в основном это были кражи. Но я всегда занимался музыкой, где бы ни находился. Продолжал писать песни, — делится Сергей.

По меркам конкурса «Калина красная», Сергей — старожил. Вот уже 13 лет он участвует в этом творческом состязании. Дважды был лауреатом, участвовал в гала-концерте и четыре раза готовил исполнителей от колонии как продюсер, рассказывая о тонкостях подготовки и сочиняя авторскую песню для выступления подшефного.

Сейчас он постарался найти нужную интонацию, сочинив песню «Мама» для участника Олега Кравцова.

— Я знаю тонкости и предпочтения оргкомитета, жюри, которые оценивают материалы и выбирают лучших. Думаю, я умею угодить, потому что знаю, что члены жюри хотят услышать песню, спетую сердцем. Нужно все прочувствовать и достучаться до них, а для этого не нужно быть виртуозом. Нужно выйти на сцену и добиться, чтобы тебе поверили, — формулирует он секрет успеха лауреатов конкурса.

Повороты судьбы

Впервые в «Калине красной» Сергей выступил в 2011 году, в Оренбурге. Несмотря на имеющийся опыт, ему было страшно выходить на большую сцену и петь для 2,5 тысяч человек в зале.

— Я не помню, как прошли 5 минут на сцене, все было как в тумане. Хорошо, что жена моя тогдашняя очень поддержала. Звали Ирина, она была третьей женой. Сейчас ко мне вернулась первая жена, у нас двое прекрасных детей, два сына. Одному — годика нет, а второму — 14 лет, — объясняет повороты в личной жизни музыкант и продюсер.

 

Сергей Егоров надеется, что постепенно ему удастся приобрести все необходимое оборудование для домашней студии звукозаписи. | Фото Марины Черновой

В первый раз Сергей исполнил собственную песню «Сирень». Он спел о красивой сирени, которая росла у детдома. Потом — о любви, найденной по переписке, а в этот раз написал песню «Мама». О том, как мужчина выходит на свободу и приходит на могилу мамы.

— Я много думал, почему заключенные любят песни о вечных ценностях. Мы же мужчины — мамочники, да и все люди — тоже, потому что первое слово, которое они говорят — «мама». Я помню только образ мамы, но строчки сложились сами собой. Мне их даже произносить непросто. «Знаю, мама, ты со мной, ты со мной, ты смотришь на меня, будет пухом для тебя русская земля», — размышляет Сергей.

Последний его срок — за убийство любовницы из ревности. Судя по тексту судебного решения, он задушил женщину, соорудив петлю, и закопал ее труп в лесополосе.

— Мне осталось сидеть еще 13 лет. Я убил человека, хотя никогда не был сторонником убийства. Просто это был несчастный случай. Раньше для меня месяц на свободе уже был проблемой, но после четвертого срока я жил полноценной семьей, работал в ресторане «Мышеловка» в городе Мышкин, пел, все было стабильно. Так получилось, что я не справился с эмоциями, — признается он.

Сергей Егоров не хочет рассказывать детали убийства, за которое сидит. Он считает совершенное им «несчастным случаем», в котором он не смог контролировать свои эмоции. | Фото Анастасии Руденко

Отстранен от сцены

Сергей не видит противоречий в том, что музыкант способен на убийство.

— Я не согласен с тем, что музыкант не способен на убийство. Внутри артист вспыльчивый, амбициозный и нервный, — считает он.
Жюри конкурса, по его словам, в прошлый раз помогло ему освободиться условно досрочно, а теперь он наказан. До 2020 года Сергей не имеет права принимать лично участие в концерте, но как композитор и продюсер может помогать конкурсантам.

— В этом году нашу колонию представит Олег Кравцов. Я занимался его подготовкой, и это было непросто. Сложность в том, чтобы он прочувствовал песню, чтобы отнесся к ней как к своему детищу и чтобы исполнил ее, как свое произведение, — рассказывает Егоров.
Это его четвертый продюсерский опыт, и предыдущие ребята, по словам исполнителя, не отличались музыкальным слухом. Поэтому Сергей Егоров надеется, что Олег Кравцов оправдает его надежды, справится с волнением и сумеет попасть в образ.

— В жюри примерно 20 человек — специалистов, которые выбирают лучших со всей страны. Я уже посмотрел видео конкурентов, и мне они  не очень понравились. Я уверен в своих силах, — бросает вызов остальным участникам Сергей Егоров.

«Не могу заплакать»

Подопечный Сергея Егорова Олег Кравцов признается, что из-за жесткого отношения продюсера к музыке они часто спорят.

— Я не всегда готов к давлению и порой бывают обиды. Мы можем по несколько дней не разговаривать. В конечном итоге я первый иду на примирение, объясняю свою позицию, а он — свою, — говорит Олег. — Самый крупный спор был по поводу шансона. Я не очень любил это направление, больше слушал рэп и как-то обозвал шансон нехорошим словом.

Но потом Егоров научил нового знакомого играть на гитаре песни Розенбаума, и Олег, больше ценящий творчество рэпера Ноггано, оценил шансон.

— Теперь, можно сказать, слушаю только шансон, — смеется он.

Олег понимает, что ему еще учиться и учиться. В отличие от Сергея, который наизусть знает все песни Круга и Розенбаума и может давать концерты, ему нужно готовиться к выступлению.

За три года Олег Кравцов сделал из спичек точную копию Спаса-на-крови и теперь хотел бы подарить его музею, заручившись поддержкой церкви в деле освобождения по УДО. | Фото Анастасии Руденко

— Если Господь сподобит выйти и после конкурса «Калина красная» я освобожусь досрочно, наверное, не буду больше петь. Хотя я и занимался музыкой в училище №8 Череповца, — честно признается потенциальный участник, который на­деется, что в течение месяца жюри в Москве огласит результаты отбора.

Терапия искусством

Дедушка Олега, который жил в Липином Бору, сводил с ума девчонок игрой на гармошке. Папа проработал всю жизнь на «Северстали», вплоть до инвалидности, когда у него отказали почки. Но Олег выбрал другой путь.

— Сначала я играл на гитаре во дворе. После 9 классов пошел в училище. На первом курсе получилось так, что совершил кражу. Залезли в палатку, молодые были. Даже не деньги были нужны, просто годы такие были. Не контролировали себя, ерундой всякой занимались, — вспоминает Олег.

В училище ему поставили условия — или отчисление, или терапия искусством в танцевальном кружке или в клубе «Жалейка». Олег выбрал музыку. Сначала поиграл год на баяне, потом на балалайке. Коллектив, в котором Олег играл 3 года, ездил по области с концертами, где ребята исполняли русские народные песни.

После училища Кравцов сел в тюрьму, но и потом, как говорит, «не остепенился»: «Первый срок мне дали условно, но как-то я выпил и порезал человека».

Мужчина выжил, но произошедшее не повлияло на Олега. Он вышел из тюрьмы и вновь вернулся к кражам.

— Сейчас у меня четвертая судимость, но я не совершал то преступление, в котором меня обвинили. Я решил помочь другу, дает о себе знать тюремное воспитание, когда вместо семьи мы выбираем друзей. В итоге мне дали 12,5 лет, другу я не помог, а с супругой мы расстались.Она сказала, что больше не будет меня ждать, — говорит Олег.

Их общей дочке — 10 лет. Он звонит девочке по телефону, а та рассказывает ему о пятерках, полученных в школе. Олег гордится ее успехами и мечтает о жизни на свободе. В колонии он научился плести мебель из ротанга, и этот навык ему, как он надеется, поможет на воле и обеспечит заработком.

Отбывающему срок за распространение наркотиков Кравцову осталось отсидеть еще 3 года и 7 месяцев.

Пожить для мамы

— Здесь привыкаешь ко всему, колония становится домом. Но мне хочется выйти, чтобы пожить для мамы. Старая она уже, всю жизнь ждет меня из тюрьмы, — откровенничает участник конкурса.

Олег настраивается и надеется, что его видео жюри оценит по достоинству: «Я думаю, что самое сложное — это публика. Боюсь, робею, поджилки трясутся, и я зажимаюсь. Так что Сергей требует готовиться больше, чтобы во время концерта хорошо выступить».

Одно из детских воспоминаний Олега — совместные посиделки в прежнем музыкальном коллективе.

— У нас был заводной руководитель, очень веселый. Я больше никогда такого кайфа не испытывал, ни под какими наркотиками,а я попробовал их почти все. Каждый раз, когда освобождался, шел в клуб и общался с Геннадием Ивановичем. Я отношусь к категории людей, которые учатся на своих ошибках. После первого срока перестал пить, потом отказался от наркотиков, под которыми шел на кражи. Но в моем случае учение оказалось долгим, — рассказывает Олег.

Он не боится, что во время исполнения песни «Мама» расплачется:

— Господь не дает мне слез. Всю жизнь в тюрьме пытаешься ужесточить свое сердце, потому что по-другому жить здесь тяжело. Сейчас, бывает, хочется размягчить, а заплакать тяжело. Плакал я последний раз, когда папа умер. Сейчас в душе есть трепет, но сами слезы не текут, к сожалению.

 

История конкурса

Всероссийский конкурс песни среди осуждённых «Калина красная» проходит ежегодно и завершается гала-концертом победителей в одном из регионов России. Осенью 2018 года это уникальное мероприятие состоится в пятнадцатый раз. Местом проведения станет Саратов. Дата определится позднее.

 

В соответствии с правилами конкурса, в январе-феврале был завершён отбор исполнителей непосредственно в исправительных учреждениях. Затем аудио- и видеозаписи участников рассматривались в региональных управлениях ФСИН, где до конца марта производился ещё один отбор. В июне конкурсные материалы будут оцениваться художественным советом, который голосованием определит лучших исполнителей — победителей XV Всероссийского конкурса песни среди осуждённых «Калина Красная».

446
0
Похожие статьи
  • 30 мая' 18 | Жизнь

    Шекснинец Сергей Рыжиков уже 17 лет играет в музыкальных группах, находясь за решеткой. В этом году исполненная им песня «Напои меня водой» тронула сердца членов жюри, и его видеоклип оказался в тройке финалистов регионального этапа конкурса «Калина красная». ЕСТЬ ВИДЕО

     

    360
    0
  • 04 октября' 16 | Громкое дело

    Первый осуждённый за нарушение проведения публичного мероприятия в августе был этапирован в СИЗО №2 Вологды.

    35
    0
  • 06 июня' 18 | Жизнь

    Один из трех претендентов на выход в финал конкурса «Калины красной» — устюжанин Андрей Возов сидит на «Белозерском пятаке». Он сочиняет песни  с 11 лет. Но пока музыка так и не смогла победить, у Андрея — уже третья судимость. ВИДЕО

    279
    0
  • 03 июля' 18 | Увлечения

    В финал ежегодного всероссийского конкурса песни среди осужденных «Калина красная» никто из вологжан не вышел

    197
    0
  • 27 июня' 17 | Увлечения

    Заключенный из шекснинской колонии получил специальный приз престижного литературного конкурса.

    72
    0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.