Подводная история

№48 (1098) от 4 декабря 2018 г.

В Интернете появился виртуальный «Музей незатопленных историй Белого озера».

Музей расположен по адресу krokhino.azmor.ru и является частью проекта «История и наследие водных путей Белозерья», который реализует благотворительный фонд «Центр возрождения культурного наследия «Крохино».

«Сайт уже функционирует, — сообщила «Премьеру» представитель фонда «Крохино» Любовь Белянская. — Объем размещенных на нем данных еще не очень велик, но будет постоянно пополняться. Впереди предстоит еще много работы по изучению и заполнению коллекции музея этнографическими и биографическими данными, сбору воспоминаний».

Фонд был создан в 2010 году с целью сохранить церковь Рождества Христова, которая расположена в 17 кило­метрах к востоку от Белозерска на левом берегу Шексны — там, где она вытекает из Белого озера. Село Крохино, где ее построили, было затоплено в 1961 году при наполнении Шекснинского водо­хранилища, однако церковь находилась на возвышенности, и поэтому вода обошла ее стороной.

Восстанавливать храм несколько лет назад приехали добровольцы со всех уголков России. «Разбирая осыпавшиеся кирпичи и мусор на небольшом храмовом острове, общаясь с местными жителями и собирая их воспоминания, волонтеры всё глубже и глубже погружались в историю места, — пояснили в фонде «Крохино». — Так зародилась идея создания музея несуществующего ныне мира — музея незатопленных историй».

Послевоенное детство

Музей посвящен белозерам, живших на землях, которые позднее были расселены и затоплены. Например, таким, как Тамара Михайловна Комина, родившаяся 5 декабря 1936 года. Согласно музейным данным, вместе с родителями, двумя братьями и сестрой она жила в деревне Зуево Тушевского сельсовета. Когда началась Великая Отечественная война, ее отец ушел на фронт, а в 1942 году погиб на Ленинградском фронте. Затем умер младший брат Тамары, а чуть позже — мама. 

В 1944 году девочку отвезли в детский дом в Белозерске, а ее брат и сестра попали в детский дом в Крохино. Там было холодно и голодно, а дети спали на нарах и часто болели. 
Именно поэтому, выбирая себе сферу профессиональной деятельности, Тамара Михайловна остановилась на здравоохранении: работала медицинской сестрой, а затем детским врачом. По ее словам, связано это именно с воспоминаниями о голодном сиротстве и детдомовском детстве.

Экспонат виртуального музея: фото родителей мужа  Тамары Михайловны Коминой — Василия Александровича и Анны Васильевны, середина XX века. | Фото с сайта  krokhino.azmor.ru

Рыба и хлеб

Галина Сергеевна Морозова, как рассказывает виртуальный музей, родилась в 1940 году в поселке Каргулино. Ее родители работали в колхозе. 
С началом войны глава семейства, Сергей Андреевич Березин, ушел на фронт, а вернулся весь израненный, с одним глазом и без зубов; был весь в осколках: они застряли в руках, ногах и просвечивали сквозь кожу.

Когда в 1955 году жителей Каргулина стали переселять из потенциальной зоны затопления, семья Березиных переселилась самая первая. Произошло это 25 марта 1953 года. Деревянный дом разобрали на бревна и увезли на новое место жительства — в деревню Росляково Белозерского района — на двух тракторах С-100. Чтобы отстроиться заново, родители взяли ссуду. 
Однако полностью собрать дом отец не успел — в 1955 году он скончался от ран. Его жена, Зоя Владимировна, Галя, которой тогда было всего 
14 лет, три ее сестры и бабушка со стороны отца, Анна Арсентьевна, остались жить в полусобранном доме — без кормильца и посторонней помощи. 

Часто приходилось не жить, а выживать.

«Мы с бабушкой вдвоем на рыбалку ходили, — рассказала добровольцам, собиравшим ее биографические сведения для музея, Галина Сергеевна. — Я гребу, а бабушка перемет опускает в воду. А утром, только солнышко встало, она подходит ко мне и говорит: «Галенька, вставай, матушка, надо переметы отрывать, за рыбкой поедем».

После рыбалки девочка шла учиться в школу, которая располагалась в соседней деревне в старом клубе. Во время классных занятий ученики сидели там прямо на сцене.

 

Галина Морозова. | Фото с сайта  krokhino.azmor.ru

Лучше, чем Москва

Вера Алексеевна Мокшанова тоже родилась в Каргулине, в 1939 году. Согласно ее рассказу, размещенному на сайте виртуального музея, ее мать Анна Михайловна рано осиротела и поэтому с детства была вынуждена жить «в людях», трудясь у соседей: нянчила их детей, выполняла разные хозяйственные работы. Когда Анне исполнилось шестнадцать, она вышла замуж и переехала с мужем в Крохино.

Когда началась подготовка к затоплению (а началась она еще до войны), власть предложила молодым перевезти дом в Каргулино, где и родилась их первая дочь Вера. В Великую Отечественную отец девочки, Алексей Капустин, пропал без вести на фронте. Но семья об этом не знала — информация до нее не дошла — и преданно ждала его возвращения домой на протяжении всех военных лет. Тяжелое известие пришло в дом только в 1947 году.

Когда окрестные территории все-таки начали затапливать, Вера со своей матерью и сестрой Аней переехала снова — на сей раз уже в Белозерск. 
Уезжали самые последние, а дом перевозили «по бревнышкам». 

Детство ее, вспоминает женщина, было голодным, но счастливым: «Мы на корягу заберемся подальше от земли и ловим ершей, — гласят ее воспоминания, размещенные на страницах виртуального музея. — Картошку пекли. В школе хлеба давали. Только я не ела, несла домой сестру покормить».

Окончив школу, Вера Капустина уехала было в столицу, однако вскоре вернулась в родные края. Москва ей не понравилась — на родине всё казалось гораздо лучше. Так и осталась здесь жить.

 

Юная Вера Мокшанова на фоне Крохина. | Фото с сайта  krokhino.azmor.ru

Большая ценность

На состоявшейся в Белозерске встрече, посвященной открытию музея, Любовь Белянская рассказала о том, как родилась идея создания виртуального музея.

По ее словам, в процессе восстановления храма Рождества Христова добровольцы активно общались с местным населением и, знакомясь с судьбами людей, пришли к выводу, что проект «История и наследие водных путей Белозерья» обладает гораздо более высоким потенциалом, чем предполагалось. Собранная информация, решили они, обладает большой исторической ценностью и достойна того, чтобы быть собранной в музее.

«Волонтеры не только со всей России, но и всего мира приняли участие в проекте, — говорит Любовь Белянская. — И мы очень ждем в нашей команде юных жителей Белозерска — города, ставшего пристанью для переселенцев в самые трудные годы их жизни».

Привязка к району: 
193
0
Еще статьи этого автора
Похожие статьи
  • 22 ноября' 17 | Как это было

    На реконструкцию площади Революции будет потрачена часть средств, выделенных областному центру в рамках проекта «Единой России» «Городская среда».

    430
    0
  • 21 ноября' 18 | Своё — родное

    На Вологодчине прижились самые северные в мире зубры — гиганты массой под тонну, которые жили ещё в те времена, когда царствовали мамонты, а потом чуть не исчезли с лица Земли.

    253
    0
  • 10 октября' 18 | Своё — родное

    Самый молодой город Вологодской области Красавино, что в 25 километрах к северу от Великого Устюга, дважды прогремел на весь мир: сперва своими тканями из льна, затем — благодаря подвигу ученика здешней школы, предотвратившего ядерную катастрофу.

     

    531
    1
  • 19 июля' 18 | Своё — родное

    Белозерский район — красивейший уголок Вологодчины, особенно в летнее время. Белое озеро, древний вал в райцентре — уникальная крепость, свидетель истории пяти столетий, и сегодня поражают воображение гостей

    177
    0
  • 30 мая' 17 | Среда обитания

    В преддверии 870-летнего юбилея Вологды газета «Премьер» при поддержке Вологодской городской Думы, ряда предпринимателей и общественных деятелей открывает новый проект «Дорогая моя столица».

    124
    0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.