Алексей Кудряшов

e-mail: alex-kudr@mail.ru

Полёт в никуда

№35 (1085) от 4 сентября 2018 г.

Вот он, «невидимый» самолет «ПС»! | Фото из книги «Экспериментальные самолеты России»

В начале 1941 года в США ушел из торгпредства и не вернулся бывший старший техник секретного аэродрома, будто бы расположенного в вологодских лесах.

Именно там, под Вологдой, перебежчик, по его словам, стал свидетелем испытаний новейшего оружия СССР – невидимого самолета.

Предателю не поверили – и зря: он говорил правду. Ну, почти правду.

...В 1965 году в филадельфийском «Журнале для отдыха» появилась статья некоего Мориса Канна «Самолет-невидимка: прорыв к технологиям будущего?». В предисловии Канн объявляет читателям журнала, что он записал рассказ очевидца испытаний, происходивших поздней осенью 1937 года на одной из секретных авиабаз советских ВВС под Вологдой. Главный герой фигурирует в статье под псевдонимом Иван Петров.

Получив от журнала приличную сумму, этот Петров... скрылся в неизвестном направлении.

Исчезнувший в небе

По словам Петрова, на базу самолет привезли ночью: «Сильные прожектора возле КПП осветили большой гусеничный тягач, многоколесную платформу-прицеп, а на платформе — зачехленный фюзеляж и отдельно крылья в деревянных колодках, также полностью зачехленные».

На следующий день на аэродром прибыл руководитель испытаний – некто Алевас.

Первый полет самолета состоялся 22 ноября 1937 года, и вот как все происходило (в изложении Петрова): «Одновременно с нарастанием оборотов самолет начал… исчезать из виду! Что самолет разбегался, оторвался, набирает высоту, можно было определить уже только по перемещению звука к лесу и над лесом...»

Киносъемка ни с земли, ни с одновременно взлетевшего другого самолета ничего не дала — операторы наводили объективы на звук, но ни в одном кадре потом не обнаружилось ничего, кроме облаков.

Чем закончились испытания, в статье не сообщалось.

Свидетели обвинения

Собственно, эта статья долгое время оставалась единственным свидетельством существования «невидимого самолета», который почему-то так и не был доведен до ума. Ее цитируют, например, в своих расследованиях Александр Бирюк («За кулисами «Филадельфийского эксперимента», 2001 год) и Александр Широкорад («Чудо-оружие СССР», 2005 год). Историки же авиации не спешат с ними согласиться.

Дело в том, что никто упомянутую статью в глаза не видел, о ней известно только по пересказам.

Кроме того, текст «мемуаров» Петрова почти буквально повторяет другую статью, опубликованную в 1977 году в журнале «Техника – молодежи». Речь идет о материале Игоря Вишнякова «Невидимый полет». Правда, там Вологда не упомянута (испытания проходили где-то «в северных лесах»), да и действующие лица другие: вместо Ивана Петрова действует якобы знакомый автора Артур Вагуль, руководит же испытаниями не странный Алевас, а некто Дунаев...

Как установили исследователи, под именем Петрова-Вагуля выведен реально существовавший перебежчик Иван Лемишев, правая рука авиаконструктора Александра Васильевича Сильванского (1915-1978), которого по первым слогам имени-отчества приятели называли... Алевас. Зять наркома, Сильванский прославился не самолетом-невидимкой, а дилетанским конструированием истребителя ИС-220, винт которого при разгоне цеплялся за взлетную полосу, а потому был Сильванским... обрезан. Проект ИС-220 оказался мыльным пузырем, сам конструктор угодил в опалу (хорошо хоть не расстреляли), а Лемишев сбежал в США...

Нюанс в том, что работы над ИС-220 начались в феврале 1938 года в Новосибирске, а до этого Сильванский никак себя не проявил.

Выясняя историю публикации статьи «Невидимый полет», исследователь Сергей Бузиновский установил, что ее автор Игорь Вишняков – это автор книги «Красные самолеты» Игорь Чутко, много лет посвятивший изучению и пропаганде наследия другого авиаконструктора – Роберта Бартини (1897-1974). Именно Бартини якобы стоял за созданием самолета-невидимки...

Полно, был ли такой самолет? Был!

Авиаконстуктор Роберто Бартини, которому приписывают идею создания самолета-невидимки, до сих пор остается не до конца понятым гением. Между прочим, именно с него писал Воланда автор «Мастера и Маргариты» Михаил Булгаков. | Фото с сайта vak.spb.ru

Не в нашем районе...

В Интернете можно найти рассекреченную оперативную карту расположения аэродромов (взлетных полос) на территории Вологодчины по состоянию на июль 1941 года. Их 7, причем все расположены близ крупных населенных пунктов. Просто невозможно доставить на них незамеченным секретный самолет – далеко от столицы, да и зачем, если у всех конструкторских бюро в 1930-е годы были свои опытные аэродромы, преимущественно в Подмосковье?

Именно там и нашлись следы самолета-невидимки.

История его реальных испытаний изложена в статье Михаила Орлова «Невидимка Сергея Козлова» (журнал «Крылья Родины», №12 за 2001 год), а более подробно ее осветил Дмитрий Соболев в книге «Экспериментальные самолеты России» (2015 год).

Работами по созданию «малозаметного» самолета (имеется в виду невидимость для глаз, а не для радиолокаторов – распространенная сейчас технология радионевидимости «стелс» начала завоевывать мир лишь в 1970-е годы) руководил начальник кафедры конструирования самолётов Военно-воздушной академии Сергей Григорьевич Козлов (1894-1963). Идея заключалась в том, чтобы вместо обычной обшивки использовать прозрачный материал – целлон (разновидность целлулоида). Первый опыт по замене покрытия был проделан Козловым в октябре 1934 года, когда ему выделили на это 1300 рублей. Самолет У-2 с крыльями, обтянутыми целлоном, невидимкой не стал, но начальство заинтересовал.

Для дальнейших экспериментов и испытательных полетов Козлову выделили не только средства, но и самолет АИР-4, который в дальнейшем получил маркировку «ПС» - прозрачный самолет.

Впервые модернизированный «ПС» поднялся в воздух 25 июля 1935 года над летным полем Военно-воздушной академии (сейчас это аэродром «Чкаловский» под Москвой). В конце июля самолет своим ходом (никаких тягачей!) перегнали – вернее, он перелетел - чуть подальше в Подмосковье: сначала на аэродром в Липицах (где, кстати, вообще не было ангаров), затем - на Серпуховский аэродром, где испытания продолжились.

Самолет-невидимка (справа) и обычный самолет в небе. | Фото из журнала «Крылья Родины»

Видимо – не видимо 

Налетали на нем над этими аэродромами больше 7 часов, причем результаты испытаний, несмотря на помутнение целлона, были впечатляющие: с расстояния 1,5-2 км самолет обнаруживался только по случайным бликам от солнца. Особенно экипажу понравился великолепный обзор, который давала прозрачная обшивка.

Для усиления эффекта невидимости нужен был самолет специальной конструкции, и Козлов обещал довести его до ума к 1937 году, но начальство вдруг засомневалось: смущала хрупкость и недолговечность прозрачной обшивки. Да и катившаяся волна репрессий заставляла осторожничать. В итоге все работы были свернуты.

«Невидимка» прожил на аэродромах всего около месяца, оставив после себя лишь фотографии. Далеко летать ему не позволяли, так что на Вологодчине побывать ему, увы, не довелось.

Ни Сильванский, ни Бартини не приложили руку к его созданию. Впрочем, репрессированный в 1938 году Бартини придумывал летающие аппараты, не похожие на самолеты, которые, казалось, не могли взлететь - однако они летали! Но он считал, что лишь потомки смогут оценить его идеи, и в своем завещании написал: «Запаять все бумаги в цинковый ящик и вскрыть его только в 2197 году». Так и было сделано.

Может быть, среди этих бумаг есть и чертежи настоящего самолета-невидимки?..

501
0

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.