Владимир Пешков

e-mail: vladimir.peshkov@yahoo.com

9 января 1813 года у берегов Аляски потерпел крушение фрегат «Нева». Среди погибших оказался бывший прокурор Вологодской губернии, коллежский советник Тертий Борноволоков, который должен был сменить главного правителя Русской Америки Александра Баранова

Последний дюйм

№19 (1069) от 15 мая 2018 г.

«Нева» в гавани святого Павла на острове Кадьяк. Гравюра по рисунку капитан-лейтенанта Юрия Лисянского. | Иллюстрация с сайта ru.wikipedia.org

Жестокие зимние шторма потрепали судно и вымотали команду, поставив точку в плавании в нескольких километрах от цели — порта Ново-Архангельск на берегу Ситхинского залива.

Наследник Ломоносова

В наше время трудно себе представить высокопоставленного человека, который всерьёз проявляет себя в самых разных областях знаний. В XVIII и начале XIX веков это было в порядке вещей. Самый яркий пример таких «многостаночников» — первый русский учёный мирового масштаба Михаил Ломоносов, чьи интересы простирались от химии и физики до филологии и живописи. Таким же человеком был и Тертий Степанович.

В 1764 году под Галичем, в имении костромского помещика Степана Борноволокова родился мальчик, которого назвали Терентием. Как было тогда принято, в 11 лет его записали на службу в Преображенский полк, а когда ему исполнился 21 год, в 1785 году, поступил на службу к ярославскому губернатору в должности адъютанта. К этому времени он сократил своё имя до Тертия — на римский манер.

Наконец, в 1799 году Тертий Борноволоков стал вологодским губернским прокурором, сменив на этом посту не кого иного, как отца поэта Константина Батюшкова — Николая Львовича. Основным исследователем судьбы Борноволокова стал почётный гражданин Вологды Исаак Подольный, собиравший материалы о нем более тридцати лет. А заинтересовался этой персоной неспроста. По своей основной профессии Исаак Абрамович был химиком и, изучая в 1984 году свежевыпущенный справочник по биографиям своих коллег, обнаружил среди более чем тысячи имён совсем незнакомую запись: Тертий Степанович Борноволоков.

Учитывая, что тот был отрекомендован в качестве вологжанина, Исаак Абрамович отправился в областной архив и с удивлением обнаружил, что учёный-химик оказался губернским прокурором! В отличие от своего предшественника Николая Батюшкова, Тертий Степанович оставил о себе добрую славу — и даже, по оценке Исаака Подольного, блестящую.

«Очень редко в постановлениях губернского суда фигурировала его личная роспись: ни в делах о взыскании недоимок, ни о делёжке земли. Зато в деле о наказании помещицы Изысковой за притеснение крестьянина Иванова, в деле против вологодских купцов, подмешивавших в соль песок, в деле о представлении вологодскому губернатору в связи с жалобами о том, что медленно рассматриваются дела, — рассматривать дела немедленно, вне очереди», — рассказывал Исаак Абрамович корреспонденту «Премьера» незадолго до своей смерти.

Первый управляющий Русско-американской компании Александр Баранов в 1818 году оставил свою должность по болезни и умер по дороге в Россию, так и не дождавшись сменщика при своей жизни. В 1991 году ему посвятили одну из серий почтовых марок о Русской Америке. | Фото с сайтов drive2.ru и hrono.ru

Самым же значительным делом Борноволокова за годы работы в должности стало исследование полезных ископаемых северо-востока Вологодской губернии. В частности, он подробно изучил залежи каменного угля в современной Республике Коми. Кроме этого, Тертий Степанович искал следы метеорита, упавшего в 1290 году под Великим Устюгом, хотя и не столь успешно. Не удалось этого сделать и его последователям.

«Материалы своих изысканий он посылал в Академию наук, и там его рекомендовали в члены-корреспонденты, — рассказывал Исаак Подольный. — В итоге в 1808 году император его отозвал в Петербург и послал исследовать Русский Север. В 1811 году государь получил из Русской Америки письмо от Александра Баранова с просьбой прислать помощника, который бы затем занял его место. Выбор пал на Борноволокова, и тот отправился в путешествие через всю Россию».

Роковое путешествие

В 1799 году для освоения Аляски, к тому моменту уже ставшей российской колонией, была создана Русско-американская компания. Первую скрипку в ней играли наследники купца Григория Шелихова. Председателем совета директоров стал купец первой гильдии из Великого Устюга Михаил Булдаков.

Первым управляющим РАК был уроженец Каргополя Александр Баранов. Он неоднократно обращался в Петербург с просьбой прислать ему сменщика. Известно, что в 1810 году на замену Баранову отправляли коллежского асессора Коха, но тот умер в пути на Аляску, даже не отплыв из материковой России.

Пребывание моё в Охотске и мысль, что скоро буду в Америке, изгладили из памяти моей дорогу, на которой я чуть-чуть не простился с жизнью...

Вторым кандидатом стал Тертий Борноволоков. В своё последнее путешествие он выехал из Петербурга в самом начале 1812 года, ещё до нападения на Россию наполеоновской армии. В августе он прибыл в Охотск, главный тихоокеанский порт России того времени. Там к отплытию в Русскую Америку готовился фрегат «Нева» под командованием штурмана Даниила Калинина, считавшегося одним из опытнейших навигаторов империи. «Пребывание мое в Охотске и мысль, что скоро буду в Америке, изгладили из памяти моей дорогу, на которой я чуть-чуть не простился с жизнью», — говорилось в одном из последних писем Борноволокова.

Участник кругосветного плавания на «Неве» и «Надежде» Николай Резанов стал прототипом одного из главных героев оперы «Юнона и Авось». Предположи-тельно он может быть родственником первых владельцев усадьбы Куркино Резановых. | Иллюстрация с сайта ru.wikipedia.org

«Нева» отплыла из Охотска 25 августа 1812 года, накануне Бородинской битвы. 8 октября фрегат достиг острова Атха (современное название — Атту), самого западного острова Алеутского архипелага, который находится вдвое ближе к Камчатке, чем к Аляске. 25 октября фрегат миновал остров Чирикова, оставив позади почти 6 тысяч километров пути. До порта назначения оставалось всего 300 километров.
Сперва начался штиль, и судно практически прекратило движение. Затем ветром серьёзно повредило мачты и паруса. 9 ноября «Нева» зашла на ремонт в одну из бухт на безлюдном берегу Аляски. К 9 января 1813 года фрегат, несмот­ря на шторма и сильный восточный ветер, преодолел большую часть остававшегося пути, однако менее чем в сотне километ­ров от цели своего плавания попал в свою последнюю переделку. К этому моменту Даниил Калинин был полностью уверен, что в считаные часы судно достигнет своей цели, о чём не преминул объявить экипажу и пассажирам.

Судя по описанию кораблекрушения, команда по какой-то причине потеряла ориентиры и вместо того, чтобы зайти в пролив мимо мыса Трубицына (ныне — Trubutsin point), уткнулась в мель. «Вдруг в исходе пятого часа (утра. — Прим. ред.) закричали: берег под носом! Г. (господин. — Прим. ред.) Калинин велел кинуть якорь; но что ж случилось? Канат был не застопорен, и один только раз обведён вокруг брамшпиля; по сему и начало высучивать его с ужасное скоростию», — говорится в описании кораблекрушения, напечатанном несколько лет спустя в книге «Описание несчастного кораблекрушения фрегата Российско-Американской компании «Невы».

Чтобы спасти фрегат, Калинин приказал его развернуть. При выполнении этого маневра «Нева» ударилась о камни, из-за чего у неё «руль вышибло». Затем судно «село» на подводные камни. К этому моменту уже рассвело. В попытке спасти находящихся на борту людей Калинин приказал рубить мачты. Следующим действием было изготовление плота, который затем рассыпался под ударами волн. Спасательная шлюпка при спуске на воду перевернулась, погубив находившихся в ней пассажиров.

Тертий Борноволоков оставался на борту почти до последнего. В какой-то момент он вместе с гардемарином Михаилом Терпигоревым попытался добраться до берега, уцепившись за мачту. «Последний сказывал мне, что дважды поднимал он Тертия Степановича, умоляя его держаться крепче; но он вдруг посинел, и свалился опять в воду. С сего момента не помнит ничего г. Терпигорев до тех пор, пока он не пришёл в чувство на берегу», — говорится далее в книге.

В кораблекрушении выжило лишь 23 человека.

На берегу они обнаружили множество тел, в том числе останки Борноволокова и Калинина, которых здесь же и похоронили.

Лишь благодаря случаю гонец с места катастрофы сумел добраться до Александра Баранова, который организовал спасательную экспедицию.

Знакомые всё лица!

Но кто же сохранил сведения о происшествии у берегов Аляски до наших дней? На розыски Исаак Подольный потратил много лет.

Первоначально в одной из библиотек Петербурга ему удалось разыскать экземпляр книги «Описание несчастного кораблекрушения фрегата Российско-Американской компании «Невы» без первых страниц, по которым можно было бы установить авторство. Буквально несколько лет назад великолепно сохранившаяся книга нашлась в фондах Велико­устюгского музея-заповедника.

«Эта книга изначально находилась в библиотеке купца Михаила Матвеевича Булдакова. После того, как его имение выкупил купец Илья Яковлевич Грибанов, книга перекочевала в его коллекцию. В 1923 году, когда его имущество было национализировано, библиотеку передали к нам в музей. Именно так книга оказалась у нас», — рассказали «Премьеру» сотрудники музея. Выходит, что книга сохранилась благодаря лично Михаилу Булдакову, возглавлявшему Русско-американскую компанию и отправившему Борноволокова в путешествие! Кстати, на книге сохранился автограф Михаила Матвеевича. Даже Илья Грибанов — это выдающаяся историческая личность. Он известен как создатель Северо-двинского пароходства и Красавинской льнопрядильной фабрики.

Сейчас в доме Булдакова (на фото слева) располагается Великоустюгский педагогический колледж. | Фото с сайта otzyv.ru

Титульный лист «Описания несчастного кораблекрушения...» с автографом Михаила Булдакова. | Из фондов Великоустюгского краеведческого музея

После обнаружения полного экземпляра выяснилось, что её автором был историк флота, полковник Василий Берх. «Их фамилию пишут по-разному: то Берх, то Берг, — объяснял Исаак Подольный. — Это была целая династия флотоводцев. Один из Берхов был даже главнокомандующим русского флота в Чёрном море».

Именно на заметки Василия Берха ссылается Александр Пушкин в самом начале поэмы «Медный всадник», предлагая желающим проверить подлинность изложенных событий. «Но мы же не читаем эпиграфов, пропускаем мимо!» — восклицал Исаак Абрамович.

Восемнадцати лет от роду в 1799 году Василий Берх окончил морской кадетский корпус и поступил в должности мичмана на флот. В 1809 году вышел в отставку и переехал в Пермь, где служил советником казённой палаты.

Но прежде, чем попасть в Пермь, Василий Берх был участником первой российской кругосветной экспедиции на «Неве» в 1803-1806 годах! Более того, его товарищем по тому плаванию был не кто иной, как Даниил Калинин, погибший вместе с Борноволоковым у мыса Трубицына. В завершение «кругосветки» Берх побывал и в Русской Америке, прожив некоторое время на острове Кадьяк. Всего в плавании принимало участие два судна, которые перед отплытием из Кронштадта осмотрел лично император Александр I. Осенью 1804 года «Нева» даже принимала участие в обороне столицы Русской Америки Ново-Архангельска от индейцев. В этой баталии Берх, по всей видимости, сражался бок о бок с Барановым.

Не исключено, что Берх был лично знаком и с самим Борноволоковым. По крайней мере, известно, он передал с ним письмо к Калинину в Охотск. Более того, Берх разделял страсть Тертия Степановича к различным изысканиям в провинциальной истории. В частности, работая в Перми, Василий Николаевич был увлечен на досуге исследованием исторических древностей Чердыни и Соликамска, составив их описание. Тогда же он написал «Историю географических открытий россиян».

В 1814 году Михаил Терпигорев отправился из Русской Америки в Петербург. Заехал он и в Пермь к Василию Берху. «В исходе 1814 года прожил г. Терпигорев у меня в доме десять дней, и пособил мне составить сие описание. Вскоре по отъезде он писал ко мне, что вступил в военную службу и находится в Кексгольмском полке», — написал Василий Николаевич в своей книге, вышедшей в 1817 году в Петербурге. В 1821 году Берх вернулся в столицу, где поступил на службу в Адмиралтейский департамент. В 1828 году император Николай I утвердил Берха в должности официального историографа русского флота.

Автор и редакция посвящают эту публикацию памяти почётного гражданина Вологды Исаака Подольного, который ушел из жизни полгода назад — 13 ноября 2017 года.

177
0
Похожие статьи

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.