Владимир Пешков

e-mail: vladimir.peshkov@yahoo.com

Вологжане вспоминают художника-монументалиста Бронислава Кураго, скончавшегося 25 ноября на 81-м году жизни

Превыше всего

№48 (1047) от 5 декабря 2017 г.

В Вологде Бронислав Кураго прожил почти половину жизни. | Фото с сайта cultinfo.ru

Бронислав Антонович — автор порт­ретов Николая Рубцова, живописец и график, создатель монументальных мозаик в Вологде и далеко за её пределами, дважды председатель Вологодской организации Союза художников РСФСР, участник областных, межрегиональных, всероссийских, всесоюзных и международных выставок…

В последнее время Бронислав Кураго находился в тени более известных современников. Но до последних дней верил, что дело его жизни ещё получит второе дыхание и вновь будет востребовано.

Так закалялся Кураго

Бронислав Антонович родился в семье белорусского крестьянина Антона Кураго. На дворе был роковой для СССР 1937 год. Несколькими годами раньше их большую семью сослали из Витебской области в глухие архангельские леса. Бедствия «кулаков» начались ещё при отъезде из родной деревни, когда пришлось оставить под замком мешок со съестным, собранным в дорогу.

Семья Кураго — одни из героев книги Олега Угрюмова «Пантый: сорок лет и зим», выпущенной несколько лет назад в селе Яренске — райцентре Ленского района Сафроновского сельского поселения Архангельской области, где когда-то находился ныне безлюдный посёлок Пантый.

«А выслали нас в тридцатом году из-за того, что хозяйство было большое, коров держали много. Машин у нас не было, кроме молотилки, поэтому приходилось нанимать людей. Вот вам и «эксплуатация чужого труда». Так какая же это эксплуатация, мы же им платили? Да и сами работали, как проклятые, день и ночь», — рассказала в 1995 году местному краеведу родная тётка Бронислава Антоновича Ядвига Кураго, реабилитированная ровно за месяц до того, когда к ней наведались ребята из школьного клуба «Поиск».

Посёлок Пантый строили сами ссыльные, пытаясь одновременно выжить и выполнить спущенный сверху план. «А мой одноклассник Бронислав Кураго в Пантыйскую школу ходил голодный, какими-то тряпками ноги замотаны и галоши одеты. А ходить в школу надо было за четыре километра из Песчаного», — цитирует автор книги слова Виктории Волковой, родителей которой тоже выслали с Витебщины.

Мозаичный триптих «К звёздам» на фасаде проходной Вологодского оптико-механического завода Бронислав Кураго создал в 1987 году при участии коллеги-монументалиста Виктора Сысоева. | Фото Владимира Пешкова

Ученик Коржева

В Вологде Бронислав Кураго прожил почти половину жизни. Прежде чем переехать в наш город, в течение четверти века художник шлифовал своё мастерство в Костроме и Москве, учился у легендарного Гелия Коржева. В Костроме он создал три сграффито и одно мозаичное панно. В Строгановском училище (ныне — академия) Кураго увлёкся портретами, используя в качестве моделей африканских студентов. Любопытно, что это были не только портреты в жанре графики: был сделан один мозаичный портрет, а второй — надглазурными эмалями.

«Согласившись нам позировать, студент усаживался за столом или просто на стуле, и мы начинали рисовать, — говорится в воспоминаниях Бронислава Антоновича на его персональном сайте. — Сеанс длился примерно 1,5-2 часа с небольшими перерывами. После этого мы показывали натурщику наши рисунки. Он выбирал из трех один понравившийся и получал его с автографом на память. В дальнейшем каждый раз в знак благодарности за позирование мы дарили африканцам по одному рисунку, а себе, если была необходимость, делали повтор, то есть копию».

Бронислав Кураго оставил свой вклад и в облике нынешней Самарской области. Там художник создал восемь монументальных объектов искусства, шесть из них — мозаичных. Став признанным мастером, он переехал в Вологду. В том же году его делегировали в республиканскую комиссию по монументально-декоративному искусству. В Вологде жизнь также шла по нарастающей: с 1983 по 1992 год Бронислава Антоновича дважды с перерывом избирали председателем Вологодской областной организации Союза художников РСФСР.

| Фото с сайта vologda-portal.ru

Такие времена

Переехав в Вологду, Кураго стал ведущим монументалистом областного центра. Начал с мозаики на стене нынешнего Северо-Западного НИИ молочного и лугопастбищного хозяйства в Молочном. Но гораздо лучше вологжанам знакомы его работы на фасаде оптико-механического завода. Два «транспортных» мозаичных панно Бронислав Антонович создал в самом конце 1980-х — на фасаде череповецкого вагонного депо и вологодского аэропорта.

Посла распада СССР настал тяжёлый экономический кризис и подобные работы заказывать почти перестали. Тем не менее в 1996 году именно Кураго создал роспись «Из истории Вооружённых сил», размещенную в фойе областного военкомата. А в 2002-2003 годах художник выполнил последнюю из созданных в Вологде монументальных мозаик. Это — «Россия молодая», ставшая центральной секцией композиции на фасаде завода СКДМ. Тем временем ему, уже состоявшемуся мастеру, пришлось переучиваться на живописца, чтобы не работать в стол.

Самой же первой монументальной работой в Вологде для Бронислава Кураго стало выполненное в технике сграффито панно «Спорт» на фасаде спорткомплекса вагоноремонтного завода. Пару десятков лет назад после ремонта она была утрачена, и Бронислав Антонович очень переживал по этому поводу. «А работа была капитально сделана, она бы стояла и стояла, — рассказывал художник автору этого материала. — При желании её можно восстановить, но кто этим будет заниматься? Жалко мне, что её уничтожили, но что поделаешь, такие времена...»

Долг художника

Бронислав Кураго оставил после себя не только монументальную живопись. Он был мастером графики, реалистом, создавшим целую серию портретов Николая Рубцова. Последний из них был закончен в прошлом году к 80-летию со дня рождения поэта. «Он пытался проникнуть в рубцовскую лирику, рубцовский образ ему очень нравился, — констатирует главный хранитель Вологодской картинной галереи Любовь Соснина. — Как бы ему тяжело ни было, он продолжал работать. Два месяца назад он был у нас на открытии выставки… Долг художника для него был превыше всего остального».

Бронислав Антонович был «авторитетом и совестью» вологодских художников, считает его коллега Генрих Асафов, ныне живущий в Москве. Кураго был немногословен, не занимался конъюнктурными работами и не пользовался своим руководящим положением. «Настоящий художник не разговорчив, за него говорят его работы, и чувствуется, что в них живет мысль, — подчеркнул Генрих Алексеевич. — Художники нашего поколения жили в информационном вакууме. Кто-то остается на учебном уровне, но кто-то творчески растет всю жизнь. Кураго рос, развивался как художник. Любил Фернана Леже (творчество французского художника. — Прим. ред.) и вдохновлялся им. Его мозаики обогащают нашу архитектуру, а сам он — творческую жизнь Вологды».

Председатель Вологодского отделения союза художников России Николай Мишуста вспоминает о том, что Бронислав Кураго был человеком, добросовестным во всём. «Он был очень скромным и трудолюбивым, и при этом очень талантливым человеком. Наверное, это свойство всего старшего поколения, относиться добросовестно к любому делу. Он состоялся как монументалист, но на склоне лет ему пришлось стать живописцем, и он подошёл к этому со всем усердием. Смерть Бронислава Антоновича — это большая утрата и для Вологодской области, и для Союза художников».

58
0