Юлия Лаврова

e-mail: nasta71@yandex.ru

Ветхое наследие

№37 (1087) от 18 сентября 2018 г.

Поджоги расселенных домов в Вологде, увы, не редкость в последние годы. Например, вот этот двухэтажный расселенный дом на Дзержинского, 8 полыхал еще в мае 2016 года. А сколько аналогичных пожаров случилось в нынешнем году!.. | Фото из архива УМЧС

Администрация Вологды предлагает остановить продажу и аренду муниципальной земли, где горели расселенные дома.

Одновременно начались работы по консервации нежилых домов. До ноября заколотят 61 аварийную постройку.

Однако до сих пор в полуразрушенном состоянии остаются порядка 120 домов. На их снос требуется не меньше 100 миллионов рублей.

Побочный эффект

«Вологда — старинный русский город». Это устойчивое выражение на самом деле скрывает проблему — старые дома. В 2012 году, когда стартовала государственная программа по расселению из ветхого и аварийного жилья, столица региона вошла в нее с заявкой на предоставление новых квартир для 1166 вологодских семей. Квартиры построили, об исполнении программы отчитались… а ветхое жилье осталось.

В разные годы власть по-разному решала проблему ликвидации старых, не имеющих никакой исторической ценности, развалюх.

Например, в 2012-2015 годах на это тратились огромные бюджетные средства, а одним из основных подрядчиков по сносу домов выступало вологодское ООО «ЛОДО», которое на этом неплохо зарабатывало. Только в 2013 году за снос расселенных домов подрядчик получил государственных заказов на 44 миллиона рублей. Для сравнения: на реконструкцию Красного моста было выделено всего 17,6 миллиона рублей.

В среднем на снос одного ветхого двухэтажного дома в Вологде тратилось не меньше 350-400 тысяч рублей.

При этом продать после сноса пустые земельные участки иногда становилось проблемой. Строителям они попросту не нужны, ведь освободившаяся земля, как правило, находится в уже плотно застроенном районе.

«Невыгодно, — комментирует директор ОАО «Вологдаагрострой» Владимир Корытин. — На таких территориях часто действуют нормы по ограничению этажности, а участок небольшой. Кроме того, сегодня требуется заключение археологов. То есть капитальные вложения в строительство такого жилья не оправданы».

Иногда земля под ветхими домами не продавалась, а отдавалась в аренду по льготной цене, но с определенными условиями. Например, в июле 2016 года 8 соток земли в самом центре города по адресу: Зосимовская, 81а, где находился полусгоревший деревянный, но всё еще жилой дом с тремя не расселенными муниципальными квартирами, были сданы на 5 лет за 324 000 рублей с правом развития застроенной территории ООО «ДомСтрой». Однако никакого развития не последовало. В итоге в 2018 году Администрация города обратилась в суд с иском о расторжении договора с «ДомСтроем» и взыскании неустойки за невыполненные обязательства, которые оценили в 580 тысяч рублей, включая неустойку. И в августе этого года выиграла суд.

Дом на дрова

В 2017 году бюджет начал экономить средства на сносе старых домов. Вместо этого городские власти объявили аукционы по продаже движимого имущества. То есть покупателям предлагалось за небольшие деньги — порядка 5 тысяч рублей — купить старый дом, разобрать и вывезти его за 60 дней. То есть, по сути, купить строительный материал, но оплатить разбор дома, технику и работы по облагораживанию площадки под снесенным домом.

Желающие нашлись, правда, немного. Всего успешно состоялись только три подобных аукциона.

В результате из почти 240 аварийных домов в Вологде снесено порядка 75, еще 46 были проданы и принесли в казну 80,5 миллиона рублей. Из них 35 новые владельцы уже разобрали, еще 11 исчезнут до конца 2018 года. А проблема до сих пор не решена. В МЧС зарегистрировано уже 13 пожаров расселенных домов только за три летних месяца этого года, а в преддверии зимы пожаров будет еще больше. Между тем на 2018 год на снос нежилых зданий в бюджете областной столицы не заложено ни копейки.

В свою очередь прокуратура тоже требует удаления построек, представляющих опасность.

«Проверкой прокуратуры города установлено, что шесть домов, которые находятся в полуразрушенном состоянии, необходимо было снести в установленные сроки, — сообщает прокуратура Вологды. — Дома находятся в полуразрушенном состоянии, к строениям имеется свободный доступ, территория не огорожена. Указанные обстоятельства не позволяют обеспечить безопасность жизни и здоровья граждан.

Дома ухудшают внешний облик города, являются пристанищем для бездомных, игровыми площадками для школьников, местом концентрации антисоциального элемента, а также местом возникновения пожаров».

А что дальше?

В итоге в Администрации города решили законсервировать опасные развалюхи. На минувшей неделе власти города заявили о заключении ряда контрактов с подрядчиками, которые должны заколотить окна и двери в 61 расселенном доме в разных районах города.

«До конца ноября все работы должны быть выполнены. Но мы планируем закончить их раньше. Контракт предусматривает и гарантийные обязательства — в течение трех месяцев будем восстанавливать оторванные доски», — рассказал директор подрядной организации Роман Добрынин.

А что дальше? Земельные участки не интересуют застройщиков, денег на снос нет, а «гарантийный срок» на консервацию закончится уже к весне.

«Чтобы разобрать дома, требуется не меньше 100 миллионов рублей, таких средств нет, — говорит глава Департамента градостроительства города Вологды Анатолий Баранов. — Сегодня идет верстка бюджета и, конечно, обсуждение, сколько средств заложить на будущий год на эти работы. Кроме того, в городе реализуется программа по развитию застроенных территорий. Сейчас в нее включены 22 расселенных дома. Идет приватизация участков с расселенными домами, и после перевода помещений из жилых в нежилые они будут выставлены на торги. Возможно, они заинтересуют других инвесторов, не имеющих намерений строить жилые здания».

На ближайшей сессии городской Думы депутаты планируют рассмотреть вопрос о приватизации еще 13 расселенных домов, которые в скором времени «поступят в продажу».

А пока Администрация остановила все процедуры по продаже и аренде земли, на которой горели расселенные дома.

«Все муниципальные земельные участки, на которых после 1 июня 2018 года произошли пожары в расселенных домах, город на приватизацию и аренду не выставляет, — заявил мэр Вологды Сергей Воропанов. — Мы накладываем мораторий на распоряжение такой землей. Таким образом, если пожары действительно являются попыткой освободить участок, она окажется бесполезной. Там ничего нельзя будет построить и извлечь из этого прибыль. Исключив подобную мотивацию, мы сможем навести порядок в этом вопросе».
Срок моратория пока не оговаривается…

135
0
Еще статьи этого автора

Согласно ФЗ-152 уведомляем вас, что для функционирования наш сайт собирает cookie, данные об IP-адресе и местоположении пользователей. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, пожалуйста, покиньте сайт.