Владимир Пешков

e-mail: vladimir.peshkov@yahoo.com

Привезённые из Вологодской области камни стали частью общенационального монумента «Стена скорби», открытого в Москве 30 октября

Время собирать камни

№43 (1042) от 31 октября 2017 г.

Камень, который привёз для Стены скорби Александр Лукичев.

| Из личного архива Александра Лукичева

Символично, что торжественная церемония проходила именно в День памяти жертв политических репрессий.

О том, что такой памятник необходим, отмечалось в утверждённой два года назад Концепции государственной политики по увековечению памяти репрессированных.

Монумент расположен в сквере на пересечении проспекта Сахарова и Садового кольца российской столицы. Его скульптором стал Георгий Франгулян, известный по памятникам Булату Окуджаве, Иосифу Бродскому и Дмитрию Шостаковичу в Москве, Альберту Эйнштейну в Иерусалиме, Александру Пушкину в Брюсселе и Петру I в Антверпене.

В основе композиции из бронзы — множество человеческих фигур, взмывающих ввысь. По краям монумента расположены скрижали, на которых на разных языках написано слово «Помни».

Реабилитированы. Посмертно

Всего в монументе использовано 82 камня из 56 регионов России, два из них — вологодские. «В монумент вошёл один камень из Спасо-Прилуцкого монастыря и один просто из Вологодской области без какой-либо пометки. В монумент вошло не всё, что прислали из региона, но их выбирали не мы. Камни можно увидеть, они расположены позади скульптурной части, они являются частью мощения тротуара, но предполагается, что по ним никто ходить не будет. Камни расположены группами, справа и слева, на каждом есть табличка с номером, а рядом расположен стенд, в котором указано, какому региону какой камень соответствует», — рассказал «Премьеру» представитель столичного Музея ГУЛАГа. Именно в музей и «стекались» камни изо всех уголков России.

Камень из Спасо-Прилуцкого монастыря привёз экс-председатель Вологодской городской Думы Александр Лукичев. Об этом он рассказывал «Премьеру» ещё в августе. Дед Александра Николаевича был арестован в апреле 1932 года по делу о «Сямженском восстании», после решения суда находился в Спасо-Прилуцком монастыре, в котором в 1930-1931 годах располагался пересыльный пункт.

Александр Лукичев на фоне Стены скорби.

| Из личного архива Александра Лукичева

«Мой дед умер и был захоронен на территории монастыря в октябре 1932 года. Всего два человека из арестованных по этому делу сумели выжить и вернуться домой. В 1987 году все участники восстания были реабилитированы. При реконструкции монастыря останки захороненных были обнаружены и перезахоронены. Настоятель монастыря отец Игнатий благословил передачу камня для «Стены скорби».

В 1990 году было выявлено секретное массовое захоронение близ деревни Чашниково под Вологдой, где в 1937 году были расстреляны заключённые. Это место находится совсем рядом с монастырём, почти в пределах прямой видимости. Обнаружение полигона стало одним из значимых итогов работы областной комиссии по реабилитации репрессированных и специальной группы, в которую входили представители прокуратуры области и КГБ. 19 сентября 1991 года состоялось перезахоронение останков.

Неизвестный камень

По сообщению пресс-службы правительства Вологодской области, в музей ГУЛАГа были направлены камни ещё четырёх районных муниципалитетов. Поэтому пока остаётся только гадать, который из них стал вторым вологодским в монументе.
На юге Тотемского района в селе Никольское в 1930-е годы находилось место ссылки. По словам начальника отдела туризма и общественных проектов районной администрации Артёма Чернеги, есть предположения, что там могли быть и расстрелы, но это маловероятно.

Юг Тотемского района был местом лесозаготовок. Вологодская область в 1929-1937 годах входила в состав Северной области (в самом конце периода — Северный край), которую неофициально называли «Лесным Донбассом». Целый ряд районов и в то время, и сейчас активно осваиваются лесорубами.

В начале 1930-х 15 тысяч раскулаченных и ссыльных крестьян из других регионов были направлены на лесозаготовки, в том числе и под Тотьму. Люди часто содержались в неприспособленных, порой опасных для жизни и здоровья условиях, о чём рассказывают материалы проверок посёлков для переселенцев.

На каждом камне закреплена табличка с номером. По номеру на специальном стенде можно определить, откуда привезли камень.

| Из личного архива Александра Лукичева

«Спецпереселенцам была выдана солёная рыба с запахом гнилья... но после того, как она была тщательно промыта, запах уничтожился, и рыба была признана доброкачественной, но при условии, если она будет перед выдачей тщательно промыта», — говорится в справке, содержащейся в фондах Государственного архива Вологодской области.

В другой справке по Тотемскому району описывается быт ссыльных: «...живут во временных шалашах, скученно; готовят индивидуально. Жалуются на недостаток продовольствия и вследствие этого на физическую слабость и на опухоль ног; жалуются на отсутствие тёплой одежды и обуви; на малое питание для детей... что их заставляют работать во время дождя, а обуви и одежды не имеют...»

Именем Варсонофия

Ещё три камня были привезены из Кирилловского и Вытегорского районов, где с 1940 года строился Волго-Балт. Вытегорлаг в военное время бал законсервирован, в 1948-м открылся вновь, а в 1953 году в нём содержалось более 13,5 тысячи заключённых. На участке от Рыбинского водохранилища до Белого озера канал строил исправительный трудовой лагерь «Шекснагидрострой», в котором к концу 1952 года было восемь тысяч заключённых.

Однако строительство Волго-Балта в истории Кирилловского района — не единственная трагедия. 15 сентября 1918 года на горе Золотухе были расстреляны «уличённые в контрреволюционных выступлениях» епископ Варсонофий, настоятельница Ферапонтова монастыря игуменья Серафима, а также четверо мирян. Всех убитых положили в одну могилу без гробов и отпевания. В 1998 году на месте их казни поставлен поклонный крест, в 2000-м году все они были причислены к лику святых. Весной нынешнего года все они были реабилитированы по личной просьбе вологодского митрополита Игнатия.

Еще один камень был доставлен с берегов реки Колпи Бабаевского района, он был предоставлен директором районного краеведческого музея Ольгой Гороховой. Всего из регионов привезли 170 камней самых разных форм. Привозили их и с расстрельного полигона «Коммунарка», и из Свердловской области, один достали даже со дна Рыбинского водохранилища.

66
0