Окно в Германию

№4 (1003) от 31 января 2017 г.

Кадр из фильма «Царство птиц».

Фестиваль современного немецкого кино, который прошел в Вологде с 26 по 29 января, открыл публике Германию, где готовы смеяться над всем — от клинической депрессии до мира большого бизнеса.

О главных тенденциях немецкого кинематографа на примере шести картин вологодским зрителям на прошлой неделе рассказала кинокритик и консультант фестиваля Ксения Реутова. Все отобранные ленты, которые были показаны в «Красном углу» при поддержке Гете-Института на языке оригинала с субтитрами, прошли своеобразную проверку на прочность.


В контексте истории

Три картины — «Хеди Шнайдер застряла», «Время каннибалов» и «Рико, Оскар и тени темнее тёмного» — также были отмечены наградами немецкой киноакадемии, которая вручает главным фильмам года премию «Лола» (немецкий аналог «Оскара»). Интересно, что половина из фестивальных лент — это дебюты, так как киношколы часто финансируют выпускников и помогают им снимать первые картины.

«Все шесть фильмов, в том числе и «Царство птиц» Тимма Крёгера, «Летом он живет внизу» Тома Зоммерлатте, «Где-то там» Эстер Амрами представляют определенные тенденции существующего немецкого кино. Мне как лектору так проще, потому что хочется рассказать не только об истории создания, о режиссере и актерах, а и о контексте, в котором создается немецкое кино, объяснить, в какой атмосфере рождаются фильмы, проследить за историческими предпосылками», — рассказывает Ксения Реутова, которая сопровождала показ картин в Вологде дискуссиями и лекциями об истории кинематографа Германии.

Вологжане активно участвовали в обсуждении увиденного. Один из самых популярных вопросов — насколько фильмы отражают менталитет страны? «Мы показывали эти фильмы и в других городах, и не всегда зритель готов к публичной дискуссии. Вологжане не стесняются и задают вопросы, — говорит кинокритик. — Конечно, я не на все могу ответить, потому что, по сути, я — наблюдатель, который следит за кинопроцессом, а не режиссер».


Фильм за фильмом

Пришедшие на фестиваль с интересом прислушивались к советам Ксении прочесть переведенные на русский язык книги, посвященные истории кинематографа, — «От Калигари до Гитлера. Психологическая история немецкого кино» Кракауэр и «Демонический экран» Айснер.

Как объясняет кинокритик, почти все немецкие фильмы отталкиваются от 1933 года, от прихода к власти национал-социалистов. «Если Кракауэр анализирует фильм за фильмом и приходит к выводу, как нация готовилась к приходу диктатора, фактически призывала его, то во второй книге разбирается работа со светом, со звуком, с актерами», — описывает каждую книгу журналист.

Интересно, что сама Ксения заинтересовалась Германией и кинематографом еще в школе. Девушка любила писать рецензии вместо сочинений, а, учась на журфаке, специализировалась именно на сфере кино: «В старших классах я оказалась в Берлине, и меня поразила энергия этого огромного мультикультурного мегаполиса».


Столкновение культур

«Немецкое кино очень разнообразно, и его сложно классифицировать. Одна из популярных тем — историческое прошлое. «Бункер». «Последние дни», «Жизнь других», получивший «Оскар». Немцы, на мой взгляд, научились монетизировать свое прошлое. Они стали снимать качественные фильмы о Первой и Второй мировых войнах, Холокосте, падении Берлинской стены», — рассказывает Ксения Реутова.

Еще одна популярная тема немецкого кинематографа — столкновение культур. По словам кинокритика, многие мигранты интегрировались в среду несколько десятилетий назад и добились успеха. Один из любимых Ксенией немецких режиссеров — Фатих Акин, родители которого приехали в Германию из Турции. Очень популярен Элиас М’Барек — немецкий актер тунисского происхождения.

«Израильтянка Эстер Амрами, используя факты собственной биографии, сняла картину «Где-то там» о том, каково это — сбежать в чужую страну от домашних проблем. Можно посмотреть комедию «Добро пожаловать к Хартманам», где по-доброму смеются над проблемами, связанными с ситуацией с беженцами», — заключает Ксения Реутова.

Марина Чернова