«ЛИКБЕЗ». Выпуск 1 (13)

№8 (1007) от 28 февраля 2017 г.

Людмила Зорина (слева): «В экспедиции становишься невольным свидетелем тяжелого крестьянского быта». | Фото из личного архива

Совместный проект газеты «Премьер» и Управления информационной политики Вологодской области.


Вологодский говорОК: ««Брат брату – сусед…»

Вологодские филологи изучают пословицы и поговорки родного края.

Многие знают о знаменитом вологодском оканье, а также о яркой самобытности «вологодского словечка». Но у нас есть также свои собственные пословицы и поговорки, которых больше не встретишь нигде.

В нашей традиционной рубрике «Вологодский говорОК» мы представим «народные афоризмы» из режских деревень. Эти пословицы и поговорки характеризуют сложившиеся семейные отношения. Но если хорошенько вдуматься в их смысл, то и весь уклад сельской жизни виден в них как сквозь увеличительное стекло.

«Многолетнее исследование говора Режского поселения Сямженского района Вологодской области (деревни Гридино, Монастырская, Рассохино и др.) позволило составить обширную картотеку диалектных материалов. В ней нашли отражение сохраняющиеся в сознании жителей этой местности единицы малых жанров фольклора, в частности, пословицы и поговорки», — пояснила Людмила Зорина, профессор кафедры русского языка ВоГУ.

По словам Людмилы Юрьевны, изучение этого пласта народной культуры совершенно необходимо. «Пословицы и поговорки в концентрированном виде отражают константы деревенской культуры, ментальные ценности населения. А в сознании человека XXI века многие такие факты отражаются лишь минимально, что по меньшей мере грозит углублением разрыва в цепи поколений», — считает профессор.

Брат брату — сусед, сноха снохе — коромысло. Речь в поговорке идёт об отношениях в большой крестьянской семье. В ней брат брату — друг, помощник, сосед (а близкий сосед, как говорится, даже ближе дальнего родственника). А вот кем приходится сноха снохе — это можно толковать двояко.

Сноха — жена сына; жена брата; снохи — жёны братьев. Коромысло — предмет для ношения вёдер, ушатов с водой, то есть предмет для удобства, для облегчения труда. Может быть, речь тоже идёт о взаимопомощи? Однако женщины в одном доме часто соперничали, коромысло могло использоваться и как «орудие убеждения».

Первая нужа, как нет мужа — незамужняя женщина и, тем более, женщина, потерявшая мужа, оказывалась в очень трудном положении, так как семья оставалась без кормильца, без основного работника.

Нужа — это простонародный вариант лексемы нужда, использование его диктуется необходимостью рифмовки слов нужа и мужа.

Не уродись, дерево, на сковородник, а парень на животника. У тя три парня, дак не отдавай никого в животники. Животник, подживотник, подшесточник — этими и многими другими, иногда даже обидными словами называют на Вологодчине мужчину-примака, перешедшего на жительство в дом жены.

Считалось, что мужчина должен привести жену в свой дом, отсутствие дома в деревенской жизни не одобрялось, оценивалось резко отрицательно, а положение такого мужа в доме жены оказывалось заведомо унизительным.

Сковородник как предмет кухонного обихода быстро обгорает, изнашивается — так и мужчина, которого используют преимущественно в качестве работника, может быстро растратить силы, потерять здоровье, то есть положение животника (от слова живот — «имущество») незавидное, лучше быть хозяином в собственном доме.

Невесту надо выбирать в мятьё да в мытьё. Девушку ведь надо выбирать в метьё да в мытьё. Если девушка во время выполнения тяжёлой, грязной работы (мять лён, мыть избу перед Пасхой) вынослива, энергична, улыбчива, значит, из неё получится отличная жена.

С первым счастья нет, так со вторым и нечего искать. С первым счастья нет, дак и со вторым нечего искать. Речь идёт о замужестве: если первый брак неудачен, то и второй, как правило, будет таким же: человеку свойственно повторять свои ошибки. Поговорка обращает внимание на то, что первый брак — а он, как говорится, от Бога — лучше бы сохранить.


«Режские тексты как источник этнолингвистического описания севернорусского диалекта», Вологда, ВоГУ, 2016 год

Рецензии

Люди слова

По названию этой книги можно подумать, что она адресована только узким специалистам в области диалектологии, но на самом деле это не так. Перед нами удивительное издание, описывающее не только язык, но и весь деревенский «лад» (я использую это слово в том же значении, что и писатель Василий Иванович Белов) Режи.

Что такое Режа? Это общее название для ряда деревень, относящихся к Режскому сельскому поселению Сямженского района. Удивительно, но вплоть до 90-х годов XX века эта местность была изолирована от центров культуры, поэтому на речь местных жителей не влияли источники извне и особенности местного говора сохранились здесь особенно хорошо.

Филологи ВоГУ, подготовившие эту книгу, не раз бывали в режских деревнях с диалектологическими экспедициями в период с 1983 по 2009 год. В издании под редакцией профессора Людмилы Зориной они дали всестороннюю характеристику режского говора, описали особенности произношения, лексики, морфологии, фразеологии и т.д.

Но эта книга не только о словах, она еще и о людях. В издании опубликованы очерки о носителях говора, о жителях Режи, простых сельчанах с их непростыми судьбами, с их талантами и, порой, тончайшим языковым чутьем.

Живое бытование слова можно увидеть в текстах Режи: небольшие рассказы о хозяйственных делах, забавных или печальных случаях, воспоминания о прошлом филологи записали и поместили целиком. Эти тексты — кладезь знаний об истории и народной культуре вологодских деревень.

К печатному изданию прилагается аудиодиск: тексты можно не только прочитать, но и послушать, оценить уникальное звучание речи режаков, в том числе и их искусство исполнять песни.

Остается добавить, что последнюю страницу обложки книги украшает необычный снимок с квадрокоптера, маленького летательного аппарата. Автор иллюстрации — Алексей Зорин. На фото — старинная церковь Преображения Господня, которая находится в деревне Монастырской Режского сельского поселения. Это истинная архитектурная жемчужина.

О ее реставрации «Премьер» опубликовал серию материалов под общим названием «Духом и телом». В прошлом году на церкви восстановили крест, и на обложке издания фото храма в реставрационных лесах является своеобразным символом богатого культурного наследия Режи.

Наталья Мелёхина

50
0
Похожие статьи