На свой страх и риск

№13 (1012) от 4 апреля 2017 г.

Всего вдоль железнодорожного полотна живет 3 тысячи человек. В поселке Каменка вместе с прилегающими территориями — 450 человек. | Фото с сайта infojd.ru

3 тысячи жителей поселков, прилегающих к единственной в России ширококолейной частной железной дороге в Грязовецком районе, могут остаться без сообщения с «большой землей».

Транспортная прокуратура вынесла предписание о прекращении пассажирских перевозок из-за отсутствия лицензии.

Владельцы дороги настаивают: железнодорожное полотно предназначено для грузоперевозок, проблему доставки людей должна решать власть. Власть, в свою очередь, оценивает затраты на строительство альтернативной автодороги как нецелесообразные расходы.


Советское наследие

Ширококолейная полноценная железная дорога протяженностью 288 километров от станции Вохтога, соединяющая между собой Грязовецкий, Тотемский, Никольский районы и имеющая ответвление на город Солигалич в Костромской области, была построена в 1933 году. Дорогу проложили специально для грузоперевозок из лесных районов, к тому же в Солигаличе находятся месторождения известняка, который сейчас доставляется по этой ветке в Череповец на предприятие «Аммофос».

В 30-х годах прошлого века вдоль железнодорожного полотна выросли большие поселки, в которых жили работники леспромхозов. Здесь появились школы, дома культуры, магазины — вся инфраструктура для жизни.

В упадок поселки начали приходить в 80-х, а переход на рыночные отношения их просто «убил». Леспромхоз был расформирован, частные предприятия, возникшие после преобразования, обанкротились, а жители остались. Всего вдоль железнодорожного полотна живет 3 тысячи человек. В поселке Каменка вместе с прилегающими территориями – 450 человек. Там даже сохранилась и работает школа.

«До 2006 года в этих поселках не было света, — рассказал «Премьеру» глава Грязовецкого района Михаил Лупандин. — Люди буквально жили с лучинами, где-то были генераторы. Линию электропередачи протянули только десять лет назад».

Осталась и железная дорога, которая в 2004 году перешла в частную собственность и до сих пор является единственной частной ширококолейной железной дорогой в России. На сегодняшний день ее владельцами являются три предприятия: костромское ОАО «Соликом», занимающееся производством негашеной, гашеной и гидравлической извести, ООО «Солиз», ведущее лесозаготовки, и Череповецкий ФМК, специализирующийся на производстве фанеры.

«В свое время мы эту дорогу буквально спасли, — рассказал «Премьеру» генеральный директор ЧФМК Евгений Коротков. — Основной вид деятельности этой дороги — грузоперевозки, то есть доставка грузов с территории Костромской области в Вологодскую».

Однако железная дорога выполняет еще одну — очень важную функцию — возит людей на «большую землю». Другого пути у 3 тысяч жителей Грязовецкого района нет.


Прокурорский надзор

«Мы ездим четыре раза в неделю за 48 километров до Вохтоги, — рассказывает директор школы в поселке Каменка Лидия Кулакова. — Каменка — лесной поселок, но только небольшая часть населения работает на местных предпринимателей, занимающихся лесозаготовками. В поселке есть школа, в которой учится 14 детей, есть ФАП, однако медперсонал два раза в неделю приезжает из Вохтоги. По железнодорожной ветке привозят почтальона с почтой и пенсиями. Это единственный способ съездить на прием к врачу в районную больницу или студентам техникумов и вузов приехать к родителям».

«До 2006 года затраты на пассажирские перевозки компенсировались из областного бюджета, — поясняет глава Грязовецого района, — в год на это выделялось порядка 2,8 миллиона рублей. Потом дотации отменили и переложили компенсации на районы. Но Тотемский и Никольский районы отказались от содержания. У них есть альтернативное дорожное сообщение. А у нас его нет. Поэтому ежегодно на эти цели мы закладываем в бюджет около 300 тысяч рублей».

В прошлом году пассажирские железнодорожные перевозки по частной ширококолейке представляли собой тепловоз, тянущий один пассажирский вагон. «Но собственник заявил, что это дорого, и в этом году вместо большого вагона появился маленький, на 16-18 мест, — рассказывает Лидия Кулакова. — Вот он и собирает всех по поселкам и возит туда и обратно».

А в начале 2017 года в Грязовецком районе разразился скандал. «Транспортная прокуратура после проверки выдала предписание о том, что пассажирские перевозки запрещены, так как собственник не имеет на этот вид деятельности лицензии, — рассказал Михаил Лупандин. — В отношении директора было возбуждено уголовное дело за «незаконное предпринимательство».

В итоге и муниципальная власть и 3 тысячи «придорожных» жителей оказались перед фактом: с 1 апреля возить нельзя, а другой дороги как не было, так и нет. И что делать?


«Это не наши проблемы»

«Это не наши проблемы, это проблемы местной власти, — считает Евгений Коротков. — Железная дорога — это бизнес-проект, и у него другие цели. Мы не должны заниматься пассажирскими перевозками».

Встал вопрос и о закрытии местной школы, ведь без связи с «большой землей» о полноценной жизни в Каменке и прилегающих поселках не может быть и речи. «Сейчас дети учатся в трех классо-комплектах: начальная школа, 5-6 классы и 8-9 классы. 7 класса у нас нет, — поясняет директор школы, — На будущий год запланировано только два класса. Но глава района нам обещал, что если даже в школе останется один ученик, школа будет работать!»

«Лицензию получить невозможно. Чтобы ее получить, нужно всю дорогу переложить заново, — она старая, — говорит Михаил Лупандин. — Собственнику не нужны эти затраты».

В итоге отчаявшиеся жители Каменки обратились в региональное отделение Общероссийского народного фронта, эксперты которого начали свое расследование, а параллельно и в прокуратуру Вологодской области с просьбой проверить соблюдение конституционных прав жителей лесных поселков. Оценили и проект строительства автодороги в удаленные поселки.

«Мы считаем строительство почти 50 километров дороги в отдаленный поселок неэффективной мерой, — комментирует член регионального штаба ОНФ Елена Земчихина. — По оценкам экспертов, эффективнее разработать программу по переселению жителей из лесных поселков. Речь идет о 177 домохозяйствах. И с учетом, что в поселках практически нет работы, расселение поселка – верный выход. Но решение этого вопроса требует времени, а ситуацию с перевозками нужно решать уже сейчас».

«Мы вновь заложили в бюджет на 2017 год порядка 300 тысяч на компенсацию перевозок. Они не будут остановлены. На наш страх и риск, — говорит глава Грязовецкого района. — Если надзорные органы не будут предъявлять немедленные требования, у нас будет время решить этот вопрос, обратиться в Правительство области за помощью».

Юлия Лаврова

7
0
Похожие статьи