Чуть не оглох

№24 (1023) от 20 июня 2017 г.

Вологжанину Антону Замараеву после визита к стоматологу пришлось сделать операцию, которая прошла с осложнениями. | Кадр из видеозаписи телепередачи «Прямой эфир с Борисом Корчевниковым»

«Прямой эфир с Борисом Корчевниковым» рассказал 7 июня аудитории «Россия-1» об Антоне Замараеве, который доказал в суде некачественное лечение в вологодской клинике «Дентал-СВ» и отсудил 80 тысяч рублей за понесенный моральный и материальный ущерб.


Инородное тело

На всю страну вологжанин поделился своей историей, которая едва не закончилась для него потерей слуха. «Я пришел лечить зубы в 2014 году, а спустя несколько месяцев стал терять слух. Лор отправил меня на томограф, который и выявил инородное дело в гайморовой пазухе. Оказалось, туда попал пломбировочный материал», — рассказал Антон, сам принявший участие в телепрограмме.

Вологжанину пришлось сделать операцию, которая прошла с осложнениями. Три недели он был нетрудоспособен, проходя лечение в областной больнице. В мае 2015 года Антон обратился в клинику с претензией о возмещении причиненных убытков, а когда ему отказали, — подал в суд. Дело было рассмотрено Вологодским горсудом в мае 2016 года.

Представитель клиники, судя по имеющимся у «Премьера» документам, пыталась доказать в суде, что пломбировочный материал мог быть поставлен… другим врачом, которого Антон Замараев посетил ранее. «Дело решила только судебно-медицинская экспертиза, — пояснил сам пациент. — Специалисты признали, что виноват именно стоматолог «Дентал-СВ». В итоге суд взыскал с клиники в пользу Антона порядка 80 тысяч рублей.

Среди экспертов, которые присутствовали в телестудии канала «Россия-1», оказались не только представители Общественной палаты и Госдумы, но и стоматологи.

Например, вице-президент Стоматологической ассоциации России Андрей Яременко считает, что Антон Замараев и другие пострадавшие, о которых рассказали в программе, являются жертвами не медицинской ошибки, а осложнения.


Особенная связь

«С этими осложнениями нужно бороться, — считает Яременко. — Каждый врач, когда оперирует, понимает, что лечение может вызвать осложнения. Я всегда молюсь, когда подхожу к операционной. А в случае с Антоном проходило лечение зубов, корни которых всегда открыты в гайморову пазуху». По мнению вице-президента, между пациентом и врачом должна установиться особенная связь, а когда она разрушается, из-за недопонимания начинаются судебные процессы.

Другие участники передачи удивились нежеланию клиники общаться с пострадавшим пациентом.

«После проведенной проверки Департаментом здравоохранения Вологодской области стоматолога в частной клинике уволили, но она по-прежнему оперирует в другом вологодском учреждении», — рассказал Антон.


Не доверяй, а проверяй!

Просрочка удовлетворения требований истца составила 434 дня, и Антон Замараев просил взыскать с ответчика в свою пользу неустойку в размере 404,5 тысячи рублей и расходы на оплату юридических услуг в размере 5 000 рублей.

Представитель ответчика возражал против удовлетворения исковых требований, а как вариант просил уменьшить подлежащий взысканию размер неустойки. Так оно в итоге и произошло.

По мнению суда, Антон Замараев неверно рассчитал затраты. Поэтому в сентябре 2016 года суд принял решение взыскать с ООО «Дентал-СВ» еще и неустойку в размере 5 тысяч рублей и расходы на представителя в размере 1 тысячи рублей.

Эксперт программы, член Общественной палаты, доктор медицинских наук Евгений Ачкасов указал, что, безусловно, частные клиники отличаются друг от друга, но в целом состояние частной медицины в России сегодня вызывает вопросы: «Вывод такой: если есть сомнения, не доверять, а собрать стороннее мнение».

Марина Чернова

13
0
Похожие статьи