Марина Чернова

e-mail: marinapremier2016@yandex.ru

Что вы думаете об уличных музыкантах, когда проходите мимо? Сколько у него в замызганном кепарике? Как дошел до жизни такой? Или же просто ускоряете шаг? Это вы зря...

«Я с гармошкой в атаку ходил!»

№38 (160) от 20 сентября 2000 г.

Музыка «афганского розлива».

Безусловно, у современных скоморохов жизнь — не сахар. 

Но кто поручится, что завтра при нашей-то жизни умение играть на каком-нибудь инструменте не станет последней надеждой добыть себе на кусок хлеба?

На что рассчитывать

Если верить суммам, которые называют вологодские музыканты, за каждый день в летний сезон они зарабатывают столько, что хватит не только на хлеб, но даже на несколько кг масла. За несколько часов саксофонист уносит домой от 60 до 200 рублей, а гармонисты — до 400!

Выбор инструмента

Но прежде чем рассуждать о деньгах, нужно выбрать музыкальный агрегат. Всякие разные пианины и контрабасы откидываем сразу — публика не поймет, да и громоздко. Лучше что-нибудь гармонистообразное (баян или аккордеон), потому как более выгодное.

Репертуар

По возможности русско-народный, золото-кольцовый. Другое дело, что от многочисленных конкурентов нужно чем-то отличаться. Берите пример с местной личности под псевдонимом Вад СМИ, который облачается в красный спортивный комбинезон и исполняет фуги Баха!

Легенда

Если саксофонисты и гитаристы — сплошь профессионалы, учащиеся старших курсов музучилища, то гармонисты все как один — самоучки. И какие! Они потчуют прохожих не только наигрышами, но еще и легендами о себе. Например...

«Колдунья» Ольга

«Как отношусь к работе? — лукаво улыбнулась 34-летняя Ольга. — Противно было сначала, будто милостыню просишь».

Ольга играет в парке, что за Театром для детей и молодежи, пятый год. Работает с 12.00 до 16.00. Исполняет старый репертуар, особенно любит вальс «Амурские волны». «Каждый день езжу на пригородной электричке из деревни Лежа, — поправляет она платок. — Самая хлебная — суббота. Мама болеет раком, вот я ее на эти деньги и лечу».

«Колдунья» Ольга «охмуряет» конкурентов...

А села за инструмент, потому как, по ее словам, «ничё больше не умеет». Кроме... колдовства! Как рассказывает Ольга, по наследству ей досталась ценная книжка по волшебству. Теперь ее цель — овладеть магией до такой степени, чтобы поднять мать на ноги. А пока она практикуется на прохожих.

«Не, вы не подумайте, что на всех, — машет она рукой. — Так, на некоторых. Один конкурент на меня с матюками полез — я пошептала-пошептала — он и отстал. Женщина мимо ходила, косилась — я пошептала-пошептала — она и упала».

«Афганец» Владимир Иванович

«Бывший военный, — отставив гармошку в сторону, подскочил мужчина неопределенного возраста, бомжеватого вида с бородкой, выдранной с правой половины лица. — тринадцать правительственных наград, командир 337-й отдельной механизированной роты...»

Далее шел длинный рассказ о том, как Владимир Иванович молоденьким лейтенантиком «брал Афганистан». Тут, правда, выяснилось, что во времена этой войны «лейтенантику» было почему-то под сорок... А ну и что? Зато смотреть на Владимира Ивановича, который по-военному одергивает свое ветхое одеяние, было одно удовольствие!

«И я, необстрелянный пацан, схватил гармошку и заорал: «Ур-р-ра!», и все бросились за мной, — самозабвенно чеканил он слова и вдруг потупил взгляд. — За это мне и дали первую награду, медаль «За отвагу». Потом — ранение, госпиталь, первая группа инвалидности. И вот я здесь! — закончил свое повествование Владимир Иванович. — Дети разъехались по свету, а я снимаю квартиру в Вологде и живу со своей женой».

«Жена», слегка пошатываясь, подпирала стенку рядом. «У меня конкурентов нет, — заявил военизированный гармонист. — Меня все уважают, преклоняются и спрашивают разрешения, где играть». Владимир Иванович и в самом деле играет забористо. То ли и прямь, как говорит, с восьми лет гармошка в руках, то ли талант... «Главное правило — не играть пьяным. Уношу иногда до 400 рублей. А все почему? Старый человек за любимую песню последнюю пятерку отдаст, а эти джазмены за рубль удавятся», — объясняет он положение вещей.

Интересно, что пока я отвлекала музыканта разговорами, прохожие методично бросали в лежащую кепку деньги. «Вы же не играете?» — удивилась я. «Ну, дык, значить, знают меня в народе!» — лукаво глянул на меня дед и зачесал бороденку...

Уйти, чтобы вернуться

Главное правило уличного музыканта — вовремя остановиться и сменить место дислокации. А то слушатель пошел нервный. Вот Владимир Иванович очень не любит площадь перед Центральным универмагом, откуда его прогоняют работники банка и сотрудники областного УВД. «Странные такие, всем приятно, мне хорошо, — удивляется он. — А они говорят, что мешаю работать».

И, правда, какая может быть работа, когда ТАКИЕ люди играют?!

4
0