Разборки, наезды, стрелки, авторитеты, крыши, воры в законе — для кого-то эти понятия кажутся из другого мира. А кто-то чувствует себя в них, как рыба в воде.

Есть ли в Вологде мафия?

№38 (160) от 20 сентября 2000 г.

И несмотря на то, что наши доморощенные преступные группировки по масштабу и уровню организованности явно не дотягивают, скажем, до уралмашевской, потуги организовать и в Вологде нечто подобное нет-нет да и предпринимаются.

В августе судьи областного суда более двух недель пытались установить, есть ли в областном центре мафия. Эдакая вологодская Коза ностра. Основанием для этого послужило уголовное дело, возбужденное следственным управлением областного УВД по статье 210 УК «Организация преступного сообщества». Кстати, первое такое дело в истории Вологды.

Комментарии к статье 210: «Организованная преступность — это деятельность устойчивых преступных сообществ, отличающихся иерархическим организационным построением, сплоченностью на конкретной преступной платформе (бандитской, контрабандно-валютной и т.д.), отработанной системой конспирации и защиты от правоохранительных органов, коррумпированностью, масштабностью деятельности.

По этой статье обвинялись Кахабер Арсенидзе (кличка Каха), Сергей Колесник (Хохол), Николай Леднев (Кесарь), Андрей Соловьев (Дюша) и Владимир Петряшев (по оперативным данным кличка отсутствует). В роли организатора выступал Каха. Кроме вышеупомянутой 210-й статьи, подсудимым вменялись грабежи, вымогательства и разбой. Ко всему прочему, на Петряшеве висела статья за сбыт поддельных денег. Основные разборки, за которые пятеро криминальных авторитетов отправились под суд, были связаны с лесным бизнесом.

Великий Устюг — вотчина Черного

Один из самых серьезных конфликтов уходит корнями в август прошлого года. Начавшись с пустяка, он раздулся, как мыльный пузырь, до вымогательств и угроз с привлечением не только вологодских и районных авторитетов, но и единственного в области вора в законе. Разборки разгорелись из-за 30-и кубов древесины. В Кич.-Городецком районе некто Барболин заготовил для себя лес и оставил рядом с дорогой. Местный лесник решил, что вырубка была незаконной, и предложил ее за полцены местному предпринимателю Патракову. Тот согласился, не догадываясь, куда вляпался.

Обиженный Барболин оказался двоюродным братом криминального авторитета Петряшева. Вдвоем они покатили на разборки к Патракову. Но не договорились. Повторно в кичгородецкую глухомань из Вологды приехали уже две машины — «БМВ» и «девятка». Гости давили на то, что приехали «от самого Кахи», рассчитывая, что это имя должно вызвать у Патракова и иже с ним легкий трепет. Однако бизенсмена это нисколько не смутило, поскольку он заручился поддержкой другого «авторитета» — «смотрящего» по Великому Устюгу Бондаренко (кличка Черный).

Стороны «забили стрелку» на развилке одной из проселочных дорог. Один из вологжан — Сергей Колесник — о чем-то поговорил по душам с Бондаренко и тот пообещал, что уладит недоразумение сам. Однако великоустюгский авторитет решил вопрос очень своеобразно. Дабы немного приструнить заезжих «коллег», он заставил лишившегося древесины Барболина... отдать под расписку личную машину ВАЗ-2108. Мол, нечего выпендриваться и привлекать для решения таких вопросов посторонних людей. Вместе с этим дать понять вологодским, кто здесь хозяин.

Повторно обиженный Барболин, естественно, пожаловался в Вологду. Там уже на уровне Кахи районных «беспредельщиков» решили проучить. В последний день августа Патраков на КАМАЗе с прицепом отправился продавать пиломатериалы в Москву. Дорога до белокаменной проходила через Вологду. На улице Чернышевского, около продовольственного магазина грузовик тормознул. Тут же к КАМАЗу подъехали Петряшев с Колесником и усадив Патракова с помощниками в свои машины, повезли всех в офис Арсенидзе на улице Добролюбова.

«Ну что, дружок, ты отдаешь 6000 рублей за лес и 2500 за наши затраты на поездку к тебе в гости. После этого мы в расчете», — заявил Каха. Патраков пытался отговориться, мол, таких денег нет. «Тогда мы забираем у тебя КАМАЗ». А чтобы Патраков понял, что Каха не шутит, сердитым голосом пообещал «переломать ему кости и закопать» и для большей острастки запустил в него стеклянной пепельницей (правда, не попал). Зато кулак Колесника не промахнулся и несколько раз метко опустился на голову запуганного Патракова. «Это тебе за то, что не отдал деньги и за беспредел Черного», — прокомментировал Арсенидзе.

Потом пленника посадили в подвал городского рынка на Батюшкова, где числился сторожем Колесник. Там Патракова продержали до утра следующего дня, а попутно заставили написать расписку, что КАМАЗ вместе с лесом он добровольно передает людям Арсенидзе. Наутро, оставив Патракову денег на автобус, его отпустили.

На крючке...

Вторая история еще более абсурдна. В том же августе случились проблемы у пары вологодских предпринимателей, которых «крышевали» Николай Леднев и Андрей Соловьев. Предприниматель Попов задолжал предпринимателю Горе 50000 рублей за невыполненный заказ по изготовлению вагонки. Должник пошел за советом к Ледневу и Соловьеву. Леднев решил вопрос запросто — съездил к Горе и пообещал, что долг будет возвращен.

Но дальнейшие события стали развиваться довольно странно. Криминальные авторитеты «поставили на счетчик» не только Попова, но и его заместителя Олега Смирнова, который вообще был не при чем. Смирнову предложили отдать в качестве залога «Опель-Аскону», принадлежавшую его брату. Олег пытался на это намекнуть, но нарвался лишь на угрозы. Впрочем, ему пообещали, что после расчета с Горой машину вернут.

После этого Смирнова привезли в уже знакомый офис Арсенидзе, где в ход снова пошли угрозы переломать кости и летающие пепельницы. Каха осерчал на Смирнова еще и за то, что тот якобы обратился за помощью с Кесарю, а не к нему. В общем, Смирнова сделали «козлом отпущения», и он вынужден был написать расписку о передаче иномарки Кахе. Тот бросил ключи от машины Кесарю с Дюшей. «Катайтесь, ребята. Теперь машина ваша».

Авторитетный Нодар

Для доказательства наличия в нашем городе мафии следствию было представлено несколько аудиокассет (записанных, естественно, с подачи оперативников) с переговорами вологодских авторитетов. Еще когда вологодские и кич.-городецкие решали судьбу захваченного КАМАЗа, Патракову удалось переговорить тет-а-тет с Арсенидзе, а разговор записать на диктофон. Каха тогда заявил, что наделяет Патракова полномочиями забрать у великоустюгского авторитета «восьмерку» Барболина. Арсенидзе сказал, что об этой истории уже советовался с авторитетнейшими людьми и те в курсе дела. В случае чего эти люди обещали послать своих ребят, чтобы пресечь любой беспредел в городе и области.

К слову, Каха, который замахивался на звание самого авторитетного среди своих подопечных, был в хороших отношениях с единственным вологодским вором в законе Нодаром Джингвелашвили. Проживая в Череповце, Нодар был крестным отцом сына Кахи. Сам Нодар еще в апреле загремел на нары за героин, правда, на суде был освобожден по амнистии. По оперативным данным, Каха нередко обращался к Нодару, как к более «старшему по званию», за советом.

По тем же оперативным данным УБОП, практически все члены «великолепной пятерки» были «крышей» у разных коммерческих точек Вологды.

К примеру, Николай Леднев «держал» стоянку такси на перекрестке улиц Текстильщиков и Беляева, нередко эксплуатируя самих таксистов по полной программе. Правда, никто из таксистов выступать по делу свидетелем не захотел.

По мнению следователей и оперативников, суду было предоставлено достаточно доказательств того, что все пятеро представляют собой именно «организованное преступное сообщество». Расклад был примерно таков: поодиночке авторитеты представляют свои преступные организации, а вместе под руководством Кахи — объединенное преступное сообщество.

Однако, сопоставив статьи УПК и предоставленные доказательства, суд решил, что на «преступное сообщество» эта группа не тянет. Впрочем, по мнению оперативников, судьи просто перестраховались. Ведь даже по России таких дел — единицы. «В суде, скорей всего, решили, что эта команда совершила слишком мало преступлений, чтобы судить ее за сообщество, — пояснили оперативники, — однако если бы они просуществовали еще хотя бы год, одному богу известно, каких дров успели бы наломать».

В общем, по статье за ОПС всех пятерых оправдали. Правда, остальные статьи суд посчитал доказанными и влепил за них на полную катушку. Ранее не судимый Арсенидзе «заработал» 9 лет строгого режима, Соловьев, Колесник и Леднев — по 8 лет. Причем Ледневу «за особые заслуги на криминальном фронте» отбывать эти годы придется тоже на особом режиме. Всего на полгода раньше выйдет на свободу Владимир Петряшев. Любопытно, что оперативники уверены — Каха поедет отбывать срок на историческую родину, в Грузию. «У него там уже все куплено и за все заплачено», — убеждены милиционеры.

Следует добавить, что приговор в законную силу еще не вступил, а уже точно известно, что все пятеро подали жалобы в Верховный Суд. Кстати, и областная прокуратура сочла, что статья 210 следствием доказана и преступники оправданы по ней совершенно напрасно. Поэтому прокуратура тоже подала протест. Так что дело пока не закрыто.

488
0