На Вологодчине «закручивание гаек» начали с районных газет.

Заткнёмся?

№36 (158) от 6 сентября 2000 г.
| Рисунок Игоря Романенко

Любопытные, понимаешь, вещи происходят в последнее время. На днях «Премьеру» стало известно о том, что в районные отделения милиции области поступили некие директивы для служебного пользования по линии МВД и Министерства обороны. 

От сих полусекретных документов так и отдает гнилым запашком казарменной эпохи, о которой мы, казалось, так быстро забыли. Не слишком ли быстро?..

Как нам удалось выяснить, в милицейских директивах содержатся указания райотделам милиции взять на себя контроль за ВСЕЙ информацией о войне в Чечне, которая проходит в местных СМИ. В частности — в районной прессе.

Некоторые милицейские начальнички тут же бросились претворять решения парт... — тьфу! — министерства в жизнь. Например, сотрудников бабаевской районной газеты «Наша жизнь» в устной форме проинформировали о том, что они имеют право публиковать, а что — нет.

«Без ведома руководства РОВД и райвоенкомата нам нельзя сообщать о том, кто служит в Чечне, кто туда отправляется, как они там несут службу, что происходит со слов очевидцев в Ичкерии, — пишут газетчики («НЖ» от 17 августа 2000 г.). — Теперь всем нам придется слушать только официальные сводки, которые сообщают высшее военное руководство и пресс-центр администрации президента с экранов телевизоров. Или же, посмев написать что-либо о чеченских событиях, надеяться, что это разрешат опубликовать...»

Ба-а, да это ж настоящая цензура!

Узнав об этом «нововведении», мы бросились обзванивать редакции других районок. В Кириллове, Великом Устюге и вологодском «Маяке» нам ответили, что ни о каких подобных запретах они пока и слыхом не слыхивали. Вероятно, там милицейско-военкоматов-ские чины не были такими расторопными (или просто оказались мудрее).

А вот журналисты чагодощенской газеты «Искра» рассказали, что к ним в редакцию недавно наведывался сам райвоенком. С директивами. Офицер показал редактору поступившие в военкомат указания, из которых следовало, что в материалах о Чечне журналистам запрещается публиковать какие бы ни было цифры и называть место службы наших солдат.

Помимо того, военный порекомендовал согласовывать с райвоенкоматом вообще любую информацию на чеченскую тему, а в конце беседы «по-отечески» посоветовал газетчикам поменьше совать нос в чужие дела. Одним словом, меньше знаешь — крепче спишь.

Еще одним доказательством того, что в глубинке началось «закручивание гаек», стала информация, которой с нами поделился сотрудник одного из районных отделов милиции (по понятным причинам мы не будем называть ни его самого, ни район). Во-первых, он подтвердил, что «цензурные» директивы, о которых шла речь выше, действительно существуют. «Просто мы об этом нашим газетчикам еще не говорили, они и так у нас спокойные, лишнего не напишут», — сказал собеседник.

А во-вторых, он поведал о том, что «сверху» приходил, оказывается, и еще один документик для служебного пользования на ту же тему. Он касается уже самих сотрудников милиции: в частности, им не рекомендуется давать в СМИ какие-либо политические оценки по поводу чеченских событий (вероятно, в первую очередь имеются в виду милиционеры, побывавшие в Чечне). «Я лично понял эти рекомендации так, — говорил наш собеседник, — пожалуйста, рассказывай о том, что там происходит, но свое мнение об этой войне, будь добр, оставь при себе». Вот такая получается свобода слова...

В эту же цензурную схему хорошо вписываются и слова помощника начальника отделения морально-психологической и информационной работы областного военкомата С. Вербицкой.

По сообщению агентства «Северный регион», госпожа Вербицкая заявила недавно журналистам, что вся информация о вологжанах, проходящих военную службу на территории Ичкерии, теперь полностью заблокирована. А чтобы получить ее, необходимо сделать официальный запрос в Ленинградский военный округ. Ни больше, ни меньше.

Пока запрос идет туда, пока руководство округа раскачается, чтобы ответить (если вообще раскачается)... Одним словом, пока закончатся все эти заморочки, журналист успеет пятьдесят шесть раз плюнуть на написание материала о вологодских «чеченцах», послать всех на хрен и взяться за другую тему. А население области так и не узнает, кто из вологжан рискует жизнью в Чечне, как он там воюет, в каких условиях да и живой ли...

Триумф «цивилизованной» гласности армейского образца! Зато генералам хорошо: меньше ругают — толще ряха.

...Мы не первоклассники и прекрасно понимаем, что существуют такие понятия, как государственная тайна и информационная безопасность. Да, какие-то сообщения о ходе военных действий (например, подробности спецопераций по освобождению заложников) действительно должны быть засекречены — не спорю. Но почему МВД и Министерство обороны хотят сделать подконтрольной ВСЮ информацию о войне в Чечне?

Какие такие секреты может выдать чеченским боевикам, к примеру, тарногская районка, о существовании которой они и не подозревают? И почему, наконец, мы должны получать «одобрямс» руководства Ленинградского военного округа, чтобы узнать, кто из наших земляков находится на Кавказе?

Свободу слова и право человека на получение информации, кажется, пока еще никто не отменял. Или я ошибаюсь, гражданин начальник?..

Из Конституции Российской Федерации

Статья 29

1. Каждому гарантируется свобода мысли и слова.

........

3. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

4. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом.

5. Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается.

4
0