Заезжие шабашники изнасиловали череповчанку и сломали руку ее супругу, пытавшемуся отстоять честь жены.

«Шутка» самца

№39 (161) от 27 сентября 2000 г.

Сергей Березий и Владимир Ришко приехали в Череповец на заработки из западноукраинского городка Тернополь в середине 96-го года. 

Афишировать свой визит ребятки не стремились, поэтому регистрироваться, прописываться и соблюдать прочие формальности не стали. Несколько лет «иностранцы» тихо-мирно зарабатывали российские рубли, возводя в Череповце торговые палатки.

Познакомиться с местными карательными органами 21-летним хлопцам довелось лишь 21 февраля после шумных посиделок в квартире на улице Сталеваров. Прилично выпив за «русско-украинскую дружбу» с местными жителями, Сережа Березий, Вова Ришко вместе с земляком Андреем (его фамилия неизвестна по сию пору), вышли на улицу. Парням хотелось любви и женской ласки. Березий по случаю торжества надел праздничные штаны малинового цвета и поэтому считал себя мужчиной неотразимым.

На глаза любвеобильным украинцам попалась 36-летняя череповчанка Галина Орешкина (имя и фамилия изменены), возвращавшаяся из соседнего подъезда со дня рождения подруги. Муж и дети Орешкиной несколько задержались, прощаясь с хозяевами.

«Ты нас хочешь, пойдем с нами», — объявили Гале поддатые шабашники и потащили женщину в подъезд. Орешкину буквально внесли в лифт, отвезли на 9-й этаж. Несколько раз ударили по лицу, сломали нос. На площадке у мусоропровода принялись насиловать. Женщина пыталась обратить их внимание на тот факт, что по некоторым физиологическим причинам не вполне готова к таким «отношениям», но распаленным хлопцам это было глубоко по фигу. Перемазались в крови с ног до головы.

Тем временем муж Орешкиной пришел домой, но жены там не было. Побежал искать по подъездам вместе со старшей дочерью. Услышал крик Галины и рванул на 9-й этаж, где увидел это безобразие. Насильники, оставив жертву, набросились на ее мужа — избили, сломали ему руку. Дочка Орешкиных побежала к знакомым звать на помощь.

Поняв, что дело пахнет керосином, ребятки бросились наутек. Орешкин с другом — за ними. Остановили патрульную машину и вместе с милиционерами принялись обыскивать окрестности. В подъезде соседнего дома скрутили Ришко, затем — Березия. 

Третьего участника «групповухи», к сожалению, так и не нашли. По имеющимся у следствия данным, он уехал на родину, а оттуда перебрался в Польшу.

Признаваться в том, что сотворили, Сережа и Вова не желали категорически. Березий, к примеру, изложил стражам порядка такую версию событий: стоял, никого не трогал, вдруг откуда ни возьмись — супруги Орешкины, и давай бить беззащитного пацана. Ришко был более изобретателен. С его слов выходит, что он защищал Орешкину от посягательств своего дружка Березия.

Это все, конечно, здорово, говорит им следователь, но откуда у вас, ребятки, кровь потерпевшей на трусах? Сообразительный Вова и тут нашел, что сказать. Оказывается, Галина, ища сочувствия, испачкала его окровавленными руками, а Вова некстати захотел пописать, и уже самостоятельно замарал ее кровью собственные трусы.

«Несправедливо» угодивших за решетку юношей с пеной у рта защищали их подруги. Сожительница Вовика, женщина вдвое старше его, заявила, что Ришко — «человек общительный, веселый, любящий розыгрыши. В пьяном виде любит поухаживать за женщинами, но к интимной стороне жизни относится щепетильно». Это, конечно, все объясняет: очевидно, щепетильный Володя намеревался поухаживать за Орешкиной, разыграть ее, а та не поняла «юмора». А подруга Сережи Березия, тоже парня общительного, так и вовсе замуж за узника вышла.

Правда, медовый месяц у них не скоро состоится. Лет через десять. Строгая судья, полюбовавшись на наших героев, таким сроком их наградила. Березий и Ришко, правда, просились выдать их украинским властям, но суд счел, что и в российской колонии для них местечко найдется.

Привязка к району: 
5
0