Мужчина, как она есть

№39 (161) от 27 сентября 2000 г.

«Они кто? - шептали за спиной девушки. - Гомосексуалисты или трансвеститы?..» «Ему 52 года, но посмотри на него!» - указывали пальчиком дамы справа. «Ой, какие животики...» - умилялся кто-то рядом...

Так вологодские поклонники балета недавно наслаждались выступлением Санкт-Петербургского государственного мужского балета под руководством Валерия Михайловского (того самого, которому якобы 52 года). Люди, соскучившиеся по настоящему искусству, провели вечер не зря.

Во-первых, обсудили мускулатуру каждого танцовщика: их было восемь, и юноши бегали очень удобно - голяком, прикрывая маленькой тряпочкой стратегические места. Во-вторых, похихикали над целым отделением, где балеруны танцевали, переодевшись в женские причиндалы - пачки, пуанты. И, наконец, в-третьих, “остограммились” и, довольные, разошлись по домам.

Оказалось, что балетоманов в Вологде хватает. Особенно запомнился грязный тип бомжеватого вида - он в полусогнутом состоянии поднялся на сцену и протянул мастерам букетик гладиолусов. При этом в застиранном полиэтиленовом мешке, который он держал в руке, характерно гремели бутылки...

Танцовщики тоже гремели. Только пуантами. Бедненьким артистам пришлось работать не на привычном линолеуме, а на другом покрытии - на так называемой “двунитке”. Потому-то вместо легкого приземления “лебедят” был топот маленького стада “слонят”.

Так что, хотя первая часть Марлезонского балета и называлась очень серьезно и модно (что-то постмодернистское про “Человека, как он есть”), зрители хихикали. К тому же сами танцы были необыкновенны - один парень попрыгал-поскакал с розой по сцене, а потом взял... и съел ее. “Господи!” - с тихим стоном схватилась за сердце моя соседка.

Второе отделение, похожее на капустник балетного училища, навевало больше тоски, чем радости. Принарядившиеся тщедушные танцоры были весьма похожи на балерин телом, но личиком... На подмостках плясали скорее размалеванные и активно молодящиеся старушки Шапокляк.

Правда, знатоки балета говорят, что танцы были намеренно смешные и очень сильные по технике исполнения. Но чтобы это понять, надо любить балет так, как любят его Валерий Михайловский и его бодрая команда, каждый номер которой он объявлял с утробным придыханием...

Сам мэтр Михайлов-ский танцевал “Лебедя” Сен-Санса. В гриме “а-ля Плисецкая”, абсолютно немотивированно, но, наверное, постмодернистски открывая рот. Задыхался от нежности? Ага-ага.