Марина Чернова

e-mail: marinapremier2016@yandex.ru

Вологжанка Надежда Москвина воспитывает двенадцать детей (из которых шесть психически больные) и гордится успехами своей педагогики!

Основной инстинкт

№40 (162) от 4 октября 2000 г.

Утро у Нади начинается в пять утра. Она поправляет одеяло у своей мамы, психически больной, и бежит с дежурства домой. К детям, большая часть которых состоит на учете у психиатра и многих других врачей, в первую очередь фтизиатра, в простонародье именуемого «туберкулезником».

Всего у Нади — девять детей и трое внуков. Откуда столько у довольно молодой еще женщины? «Так получилось», — говорит она и довольно улыбается. Когда умер ее первый муж, соседка присоветовала Наде, воспитывавшей своих четверых детей, обратить внимание на Колю. Николай слыл хорошим отцом. Жил как-никак один, а содержал пятерых ребят!

Так и порешили. Надя оформила с ним брак. Чуть позже выяснилось, что «благодетельный папаша» — пьяница и извращенец. Когда сосед увидел, как тот залезает на свою восьмилетнюю дочку, Надежда написала заявление, и Николая в 92-м году посадили. Впрочем, спустя два года, как водится в России, его отпустили: хватило хорошего поведения и одного больного полушария мозга.

«Да два у него больных полушария, два! — убежденно кивает головой Надя. — До чего детей довел! Пьяный подбросил мальчишку, а поймать не сумел. Максимка ударился головой о спинку кровати. Но «скорую» вызывать не стал, увез пацана с незажившей раной из дома. А теперь у Макса — опухоль головного мозга, которая увеличивается день ото дня. И операцию делать поздно...»

Когда Николай уже был в тюрьме, Наде предлагали сдать пятерых его детей в детдома и спецшколы, так как отклонения в развитии были установлены медиками практически у всех. Надежда отказалась. «Где четверо, там и девять!» — отсекла она и стала поднимать на ноги целую ораву ребятишек.

Глядя на нее, тогда многие крутили пальцем у виска. Зато теперь округляют глаза от изумления. Подростки ходят в нормальную школу и если сначала оставались на второй год, то теперь учатся на «пятерки» и «четверки». Из школы маме Наде шлют благодарности за воспитание «орлов». А она как и прежде каждый день готовит 20-литровый бак на первое («Мясной суп должен быть всегда!») и 12-литровое ведро второго. За раз уходит три килограмма макарон. Пацаны и девчонки едят очень много, так как из-за болезни не ощущают сытости.

Из-за жуткой тесноты один малыш целый день играет на... шкафу.

...За прошедшие восемь лет многое изменилось в семье Москвиных, но места им по-прежнему не хватает. Вот переехали они в 94-м году из деревянного дома в четырехкомнатную квартиру на улице Тендрякова, и двое девчонок наградили маму тремя внуками. Вся эта гвардия так и осталась при маме Наде, на шее которой было уже 12 детей — от младенца до 27-летнего парня!

Как она выживала, спросите вы. Москвина — повар пятого разряда — подрабатывала на свадьбах, похоронах, а утром, выходя от мамы, успевала отработать ставку дворника — 648 рублей. И, конечно же, огород.

Одна беда — это квартира, в которой едва поместится семья из пятерых. Из-за того, что жилище находится на первом этаже, на головы детей падают крысы, тараканы и прочая нечисть. На отраву у Надежды уходит каждый месяц до 300 рублей, но результат борьбы нулевой.

Пространства катастрофически не хватает. Все комнатки — по 5-7 метров. В одной живет психически больной 27-летний сын Славик. Врачи сказали, что инвалид с детства должен жить один, потому что очень вспыльчив, и при этом нуждается в постоянном уходе. И хотя признали его нетрудоспособным, мама Надя не нарадуется на него. Главный помощник у нее в стирке и уборке!

Другую занимает Таня с двумя малышами. В эту клетушку влезает только три кровати. То же самое с другими комнатами. Малыши играют на шифоньерах и в промежутках между шкафами. А кормит Надя своих ребят в несколько приемов — за столом в четырехметровой кухне умещается максимум двое человек!

Попробуй прокорми эту любимую ораву!..

Сырость в квартире такая, что в кровати дети ложатся как в воду и спят в одежде. Поэтому у троих приемных детей — обострение туберкулеза и сейчас их направили на полгода в санаторий под Череповец. Целой сантехники в доме нет, и купить не на что. Все деньги уходят на питание и одежду.

Помощи от государства, говорит Надя, практически никакой. Мало того, что она считается не приемной мамой, а опекуном, и получает гораздо меньше, Надежду попрекают тем, что она наживается за счет детей и нигде официально не работает. «Они, наверное, не знают, что такое быть мамой», — вздыхает Надя. Не так давно она получала за воспитание пятерых ребят 2600 рублей, а недавно ей увеличили до 7000. Но это совсем недавно...

Зато мэр Якуничев подарил книжку со своим портретом и двухлитровую кастрюльку с крохотными поварешками. Не забыл!

Удивительно, но несмотря на дырки в полах и плесень на стенах, у мамы Нади невероятно уютно! Она печет 300 плюшек за раз, ободряет детей, и они вместе мечтают. Максим, у которого растет опухоль головного мозга, хочет выучиться на инженера, Павлик пишет стихи и играет на гитаре, Люда постоянно лежит в больницах и думает о карьере в медицине. Чтобы вылечить себя и всех других детей. И взрослых, которым они, не такие как все, совсем не нужны.

9
0