Марина Чернова

e-mail: marinapremier2016@yandex.ru

Огнем и гранатами прикрыв отход раненых партизан, она потом 14 суток ползла по лесу...

Мересьев в юбке

№41 (163) от 11 октября 2000 г.

Клавдия Дунаева за рулем своего авто. | Фото Александра Артюшенкова

«Бабушка, вы что, сама? — остановил ее на днях новый сотрудник Устюженского ГИБДД. — Это как же...» 

Действительно, 79-летняя Клавдия Дунаева за рулем собственного авто огненно-красного цвета поражает воображение устюжан...

Их можно понять. Бабушки-водители — большая редкость в наше злосчастное, особенно для стариков, время.

И ведь что обидно? Народ даже не догадывается, что перед ними не просто пенсионерка, накопившая на «Жигули»... Во-первых, Клавдия Андреевна — не бабуля «божий одуванчик», а эффектная женщина: стройная, с отличной фигурой и длинными шикарными волосами. Во-вторых, она не рядовой шофер, а героиня. О ней слагали стихи и сочиняли книги, ее именем называли пионерские дружины...

Ну а, в-третьих, у красавицы Дунаевой нет ног. Это понимаешь только тогда, когда она говорит: «Подожди, сейчас ступни надену!» или показывает фотографии: «Вот здесь я с ногами и здесь с ногами...»

С ногами

Клаве было 10 лет, когда ее отца раскулачили. Еще бы! Устюженский народ пьет и бедствует, а тут мужик заработал на тарантас, расписные санки, веялки-молотилки. В общем, семью отправили в Кандалакшу строить ГЭС, а работящего кормильца расстреляли.

Впрочем, как убеждала меня Клавдия Андреевна, ей не помешало то, что она из семьи «кулаков». Другое дело — четверо братьев, которых как «вражеских элементов» и близко не подпускали к важным для страны вузам. Клава благоразумно выбрала курсы фельдшеров. Спустя три года хохотушку и любительницу потанцевать направили в карельскую глухомань заведующей медпунктом.

Без ног

Первый день войны с белофиннами Клавдия Андреевна помнит хорошо, потому что всю ночь накануне она танцевала. Но уже в июле 40-го года Дунаева спасала раненых в знаменитом на всю Карелию партизанском отряде. Она, единственная девушка, наравне с мужиками, прошедшими войну с Финляндией и Испанией, подрывала железнодорожные пути, участвовала в засадах в тылу врага... Клаве было 19 лет.

Как-то, возвращаясь с задания, напарник рассказал ей сон. «Знаешь, ты будто бы сидела на берегу, и ноги были по щиколотку в воде», — робея и заикаясь, говорил парень. «И что такого?» — прервала его долгое объяснение Клава. «Ты... ты не могла встать!» — выпалил боец.

Через некоторое время в их отряд затесался поляк, который на ломаном русском долго объяснял, что он — коммунист и хочет сражаться против нацистов. «Поляк-поляком, а на Клаву глаз положил», — смеялись ребята, наблюдая как пришлый хвастается перед их девушкой. Но вскоре поляк пропал. «Вернется, Клава, он обязательно вернется!» — шутили мужики.

Он действительно пришел обратно. Но не один, а с фашистами. Как назло, в тот день бойцы были на вылазке в соседней деревне, а девять раненых остались с Клавой. Закричав: «Слушать мою команду!», девушка вытолкала всех из избы, а сама залегла прикрывать уходящих в густой лес. Гранаты летели одна за другой...

Когда под рукой ничего не осталось, Клава метнулась в воду близкого озера, нахлобучила черный берет на лоб, оторвала от чулок куски и налепила их на щеки... Сидела в воде, в камышах, несколько часов. Почти не дыша, лишь смотря полными ужаса глазами, как в нескольких метрах от нее злобно бьются на берегу собаки.

Был октябрь. Но Клаву колотило не от холода, а от страха. Как она нашла в себе силы переплыть на остров, она до сих пор не знает. Но этот маленький клочок земли — два на три метра — ее и спас. Целый день она лежала в забытьи, прижавшись к склизкому мху. Очнувшись, переплыла на второй остров, по— больше размером. Не поднимая высоко голову, 19-летняя девушка ползла по острой гальке. На камнях оставались чулки вперемешку с кожей и кровью...

Клава ползла по болотам и лесам 14 суток! Позла, не зная куда, ела клюкву и траву... На какой-то день она села на кочку и поняла, что здесь она умрет. И вдруг увидела перед собой лица родителей, склонившиеся над ней, братьев и сестер. «Они так и не узнают, где я умерла», — мелькнуло в голове, как ей казалось, в последний раз. И тут она услышала выстрел, увидела знакомую тропинку — по ней она с отрядом часто уходила от врага...

Когда она добралась до деревни, где люди черной массой скопились вокруг одной избы, Клава поняла, что ВСЁ БЫЛО ВПУСТУЮ. «Это фашисты», — решила измученная девчонка. «Кла-ва! Это же Кла-ва!» — услышала она вдруг. Сквозь пелену слез она видела, как ее ребята бегут к ней. А потом уже не чувствовала, как десятки рук ее поднимают с земли и как маленького ребенка несут в тепло...

Рук и ног Клава не ощущала. И неудивительно: когда разрезали ее сапоги, которые были ей на размер малы, кожа словно сморщилась. А на коленях и вовсе висела лохмотьями. Девушку тут же отправили в баню и стали хлестать отмороженные ноги веником. Не помогло — на следующий день все поняли, что это гангрена. Через несколько суток в госпитале ей ампутировали ноги по щиколотки.

Новая жизнь

Трудно представить, что может ощущать девушка, которая в 19 лет осталась без ног. Клава долго не могла поверить в это и после операции еще долго вскакивала на отрезанные ноги, потому что чувствовала их. Стопы, каждый пальчик...

Но сразу же после операции она пишет письмо, которое потом опубликуют во всех газетах: «Операция сделана, у меня отняли ступни ног. Но это не заволакивает слезами мне глаза, я отдаю себе отчет о случившемся. На войне все может быть... Я вижу будущее. Оно в Победе. В этом радость, в этом счастье...»

Только спустя несколько лет Клавдия Андреевна узнала, какая расправа ждала ее и раненых. Пока она таилась на островах, каратели истязали пограничника, попавшего в плен. Ему вырезали красную звезду на лбу, подвесили на дыбе, отрезали половые органы...

Старые протезы Клавдии Дунаевой.

К протезам Клава привыкала несколько лет. Училась ходить по ночам, потому что очень стеснялась. И убегала из кинотеатра от парня, который ей нравился, чтобы он не заметил ее «ног».

Так девушка разогнала всех кавалеров. «Я же инвалид, — объясняла она мне. — Я их недостойна». А мужчины еще десятилетия писали ей письма со словами надежды и любви.

Клавдия Андреевна скрылась от них под Устюжной, в Михайловском, в интернате, где она проработала 40 лет фельдшером, и вышла замуж за инвалида по зрению. «Хороший мужчина, такой же как я, инвалид», — говорит она.

Ее сыну — уже 50 лет, а внуку Вовке — 16. Он с удовольствием приезжает из Питера на все каникулы к любимой бабушке. А Клавдия Андреевна живет в Михайловском одна. Муж умер, а по хозяйству ей помогает Рита из интерната для умственно отсталых. Единственное, к чему Дунаева не подпускает никого, — это ее машины. Позади — три «Запорожца» и «Москвич». «Я же вожу с 59-го года, и ни одного штрафа!» — лихо заскакивает она в свой новый «жигуленок».

Клавдия Андреевна не любит вспоминать войну. Живет настоящим: хорошо разбирается в политике, помогает людям и не оставляет надежды научить внука финскому языку, который еще помнит. А еще хочет сменить, наконец, протезы, которые нужно обновлять каждые два года. Ведь последняя пара, неудачно сделанная вологодскими спецами, валяется в кладовке, а бабушка ходит на старых, разрывая в клочья колготки.

«В старости как-то одиноко», — печально говорит Клавдия Андреевна, обсуждая последнее повышение цен на бензин. Она пыталась переехать к сыну, но в Петербурге ей не хватает родной природы.

Сейчас Клавдия Андреевна сама не понимает, как она смогла ползти 14 суток по лесу. 

«Подвиг? — смеется она в ответ на мои слова. — Какой подвиг!»

Видимо, так же порешило военное начальство, наградившее ее не звездой Героя Советского Союза, а медалью «За отвагу». А девять бойцов, которым Клава сохранила жизнь? Их она так и не увидела... Война! Это слово тогда решало все. А сейчас? Что мешает государству по-особому отнестись к тем немногим старикам-героям войны, которые выживают на свой страх и риск?

У Клавдии Андреевны — 1508 рублей пенсии, именные часы (подарок Позгалева), которые не ходят, и новые протезы, на которых невозможно ходить. Конечно, по сравнению с такой жизнью 14 суток в болотах — не подвиг.

Привязка к району: 
9
0
Похожие статьи
  • 29 августа' 17 | Среда обитания

    Совместный проект газеты «Премьер» и Управления информационной политики Вологодской области

    14
    0
  • 08 марта' 16 | Калейдоскоп

    Чемпионат области по лыжным гонкам среди инвалидов прошел в Грязовце.

    5
    0
  • 19 октября' 17 | Социум

    24 октября в Вологодской области начнется региональный этап национального чемпионата профессионального мастерства среди людей с инвалидностью «Абилимпикс-2017».

    119
    0
  • 06 сентября' 16 | Среда обитания

    Инвалид-колясочник из Вытегры живет в невыносимых условиях, но администрация города оттягивает решение проблемы всеми возможными способами.

    16
    0
  • 12 июля' 16 | Происшествия

    С вологодской полупарализованной девочки из многодетной семьи в судебном порядке взыскивают 25 тысяч рублей за поврежденный ею автомобиль.

    11
    0