Пациент №1

№42 (164) от 18 октября 2000 г.

В минувшую среду, 11 октября, губернатор Позгалев попал в реанимацию областной больницы №1 с подозрением на инсульт.

К счастью, уже на сле-дующий день неприятный диагноз удалось снять, и в пятницу Вячеслава Евгеньевича перевели в палату №17 неврологического отделения, где мы его и навестили в субботу, 14 октября.

Неожиданная болезнь Вячеслава Позгалева взволновала не только его близких, но и незнакомых людей, которые звонили на студию радиостанции “Премьер” и срывающимися голосами сообщали о недомогании губернатора. Однако самой первой Вячеслав Евгеньевич напугал собственного секретаря.

“Около половины седьмого вечера Людмила принесла мне в кабинет ужин, но я чувствовал, что мне кусок в горло не лезет. В какой-то момент я потянулся за кетчупом, но бутылка никак не давалась в руки, - рассказывает Вячеслав Позгалев. - Я попросил Людмилу позвонить врачам и выяснить, какую таблетку принять, а сам лег на диван”.

После этого секретарь испугалась уже по-настоящему, потому что внезапно у ее шефа отнялась речь. Скорее всего, именно это и послужило причиной первоначального диагноза - инсульт.

Главу области доставили в реанимацию, где медики сразу же бросились его спасать. “Я понимаю врачей, - говорит Позгалев, - они перестраховывались на 200 процентов. Вдруг бы чего случилось? ...Меня везли на каталке, кругом стояли люди, и оставалось только надеяться, что меня не все узнают”.

Весь следующий день Вологда жила спокойно, о болезни губернатора мало кто знал. Дело в том, что накануне Вячеслав Евгеньевич должен был уехать в Москву на заседание Госсовета, а потому его отсутствие на рабочем месте никого не удивило.

Спохватились все только к вечеру, когда самочувствие губернатора уже существенно улучшилось, а из Москвы приехал профессор Владимир Шмырев, занимающийся нарушениями мозгового кровообращения и наблюдающий за самим Ельциным.

Тем не менее вторую ночь Вячеслав Позгалев тоже провел в реанимации, и только утром в пятницу, 13-го, был переведен в неврологическое отделение. В тот же день нам удалось связаться с главным врачом областной больницы Виктором Федуловым, который пояснил нам, что состояние здоровья Вячеслава Позгалева не вызывает опасений, что у него просто резко повысилось давление. В свою очередь, гипертонический криз привел к спазму сосудов головного мозга, что и послужило причиной “заплетающегося” языка и головокружения.

Интересно, что профессор Шмырев, назначая лечение губернатору, посоветовал ему в следующий раз при подобных симптомах просто выпить 100 граммов коньяка и чашку крепкого горячего чая.

“Именно так я и хотел поступить, когда мне стало плохо, - смеется Позгалев. - Но постеснялся, вдруг бы не помогло, привезли бы меня в больницу, а от меня алкоголем пахнет. Подумали бы еще, что пьяный”.

Впрочем, все обошлось и без коньяка. Когда мы пришли проведать Вячеслава Евгеньевича, он уже выглядел не хуже, чем всегда: смеялся, рассказывал о том, какие симпатичные медсестры работают в больнице, и на отсутствие аппетита уже не жаловался. Кстати, кормят вологодского губернатора из общебольничного котла. Питанием Позгалев доволен настолько, что никаких передач не принимает. Исключение составляют только минеральная вода и сок, которые мы заметили на подоконнике палаты. Рядом стояли пластиковые коробочки с квашеной капустой и клюквой.

“Почему-то ужасно захотелось капусты, - поделился Вячеслав Евгеньевич, - а так здесь кормят отлично. Хочется сказать спасибо поварам, потому что на ту сумму, которая отпускается на питание больных (18 рублей в сутки), эти люди умудряются готовить и вкусно, и разнообразно. У них есть и совесть, и душа: они не воруют у больных и проявляют выдумку при скудном ассортименте продуктов”.

Впрочем, Позгалев не только ест обычную больничную еду, но и лежит в самой обычной палате, хотя и одноместной. На панцирной сетке кровати лежит деревянная доска, без которой пациент рискует опуститься до самого пола. На холодильнике стоит отечественный телевизор, который, впрочем, Вячеслав Евгеньевич почти не включает.

“Я сейчас не смотрю новости и не читаю газет, - говорит он. - Чтобы совсем не оторваться от жизни, я слушаю две радиостанции - “Премьер” и “Эхо Москвы”.

Кстати, я с большим интересом послушал в четверг вечером ваш репортаж о моем самочувствии. Порадовался, что жить буду. Спасибо, что пожелали поскорее выздороветь”.

Естественно, что мы не могли не спросить у Вячеслава Евгеньевича о причинах его болезни. Не секрет, что многие связывали его внезапное недомогание не только с перенапряжением и с политическими событиями: шумихой по поводу назначения Владимира Золотова федеральным инспектором по области, задержанием руководителя “СеверАлко” Виталия Плугарева и новым назначением Владимира Лопатина.

Все эти причины Позгалев отверг, хотя согласился с тем, что в последнее время ему пришлось пережить немало волнений, которые были связаны не с политикой, а с экономикой.

“Когда я месяц назад, выступая в передаче “Час губернатора”, заявил, что грядет третий передел собственности, причем самый серьезный в новейшей истории России, я не предполагал, что это произойдет так быстро, - сказал губернатор. - Очень серьезные события разворачиваются сегодня на рынках собственности России, они не обошли стороной и нас. Область, попавшая за последние годы в число лидеров россий-ской экономики, стала привлекательной для тех, кто любит за-гребать жар чужими руками.

Предметом особого внимания для них являются металлургический комбинат, химические предприятия, лесной комплекс, предприятия алкогольной отрасли. Но наиболее серьезные опасения вызывает судьба “СеверСтали”. По счастливой случайности, это стабильно работающее предприятие не находится под влиянием какой-либо промышленной группы, а потому некоторым очень хочется завладеть “СеверСталью” (об этом “Премьер” писал 4 октября - ред.).

Естественно, что я, как руководитель области прекрасно понимая значение предприятия для экономики Вологодчины, не мог этого допустить. Поэтому вместе с руководством “СеверСтали” мы последние недели активно выстраивали некие системы безопасности.

Мы много работали и в администрации Президента, и в правительстве. Большую помощь нам оказал представитель Президента по Северо-Западу Виктор Черкесов. Работать пришлось с большим напряжением, которое закончилось переутомлением. Нужно было дать себе передышку, но жизнь поставила нас в такие условия, что на передышку времени не было. Мордашов - помоложе, он легче прошел этот путь.

В какой-то мере нам удалось себя обезопасить, ведь даже временное разорение “СеверСтали” могло принести непоправимый ущерб экономике России, а особенно - Северо-Западу. Теперь я могу с чистой совестью пару недель отдохнуть в больнице - дальше нам удастся удержаться”.

Из всего произошедшего Позгалев извлек один урок - относиться к самому себе и к подчиненным нужно бережно: брать нормальный отпуск, заниматься спортом и находить время на отдых: “Если относиться к жизни прагматично, то лошадь, чтобы она пахала, надо хорошо кормить и держать ее в хороших условиях. В противных случаях рассчитывать на эту лошадь не стоит”.

7
0